Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ТЮМЕНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 августа 2010 г. по делу N 33-3603/2010

 

Судебная коллегия по гражданским делам Тюменского областного суда в составе:

председательствующего

Горностаевой В.П.,

судей

Плехановой С.В., Лаврентьева А.А.,

при секретаре

М.К.,

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по кассационной жалобе ответчика М.И. в лице представителя по доверенности М.А. на решение Ленинского районного суда г. Тюмени от 07 июля 2010 года, которым постановлено:

"Исковые требования Управления Пенсионного фонда РФ (государственное учреждение) в г. Тюмени Тюменской области к М.И. о взыскании незаконно полученных сумм дополнительного материального обеспечения - удовлетворить.

Взыскать с М.И. в пользу Управления Пенсионного фонда РФ (государственное учреждение) в г. Тюмени Тюменской области сумму образовавшейся переплаты в размере 252 351,98 рублей, расходы по оплате государственной пошлины в сумме 5 723,50 рублей".

Заслушав доклад судьи Тюменского областного суда Плехановой С.В., объяснения представителя ответчика М.И. по доверенности - М.А., поддержавшего доводы кассационной жалобы, возражения представителя истца - Управления Пенсионного фонда РФ (государственное учреждение) в г. Тюмени Тюменской области по доверенности - Ф., судебная коллегия

 

установила:

 

Истец обратился в суд с иском к М.И. о взыскании образовавшейся переплаты в сумме 252 351 руб. 98 коп., расходов по госпошлине в сумме 5723 руб. 50 коп., мотивируя требования тем, что в нарушение Федерального закона "О дополнительном ежемесячном материальном обеспечении граждан РФ за выдающиеся достижения и особые заслуги перед Российской Федерацией", в период с 01.01.2003 года по 31.03.2009 года ответчиком незаконно получено дополнительное материальное обеспечение (далее - ДМО) в размере 252 351 руб. 98 коп. Согласно п. 5 ст. 3 указанного Закона, дополнительное материальное обеспечение не выплачивается в период выполнения оплачиваемой работы. Согласно акту проверки N 27 от 30.06.2009 года и выписки из индивидуального лицевого счета застрахованного лица было установлено, что М.И. в указанный период времени работал в ЗАО "Торговый дом Мангазея", что повлекло перерасход средств федерального бюджета на выплату сумм ДМО.

Представитель истца по доверенности М.Э. в судебном заседании исковые требования поддержала в полном объеме по основаниям, изложенным в иске.

Ответчик в судебное заседание не явился, извещен надлежащим образом, дело рассмотрено в его отсутствие. Представитель ответчика М.А. в судебном заседании с иском не согласился по основаниям, изложенным в письменном отзыве на исковое заявление.

Суд постановил указанное выше решение, с которым не согласился ответчик М.И.

В кассационной жалобе, поданной представителем по доверенности М.А., ответчик просит об отмене решения и принятии нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований, указывая на нарушение судом первой инстанции норм материального права, суд применил закон, не подлежащий применению - ст. 25 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ", и норм процессуального права - ст. 61 ГПК РФ.

Проверив материалы дела в пределах доводов кассационной жалобы, как это предусмотрено частью 1 статьи 347 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.

Как следует из материалов дела, М.И., получающий трудовую пенсию по инвалидности, 02.12.2002 года обратился в Управление Пенсионного фонда РФ г. Тюмени с заявлением о предоставлении ему дополнительного материального обеспечения к пенсии, как награжденный орденом Ленина. Данное заявление было удовлетворено, ответчику назначено ежемесячное дополнительное материальное обеспечение.

Согласно п. 5 ст. 3 Федерального закона от 04 марта 2002 года N 21-ФЗ "О дополнительном ежемесячном материальном обеспечении граждан Российской Федерации за выдающиеся достижения и особые заслуги перед Российской Федерацией" дополнительное материальное обеспечение не выплачивается в период выполнения оплачиваемой работы.

Факт такой работы является в российском пенсионном праве одним из оснований субъектной дифференциации условий и норм пенсионного обеспечения.

Судом первой инстанции установлено, что в период с 01.01.2003 г. по 31.03.2009 г. ответчик М.И. работал в ЗАО "Торговый Дом Мангазея", при этом за указанный период им было получено дополнительное материальное обеспечение в общей сумме 252 352 руб. 98 коп.

Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции исходил из того, что образовавшаяся переплата в указанной выше сумме произошла ввиду недобросовестности М.И., так как при обращении к истцу ответчик указал на отсутствие у него оплачиваемой работы, тогда как в период с 01.01.2003 г. по 31.03.2009 г. М.И. работал в ЗАО "Торговый Дом Мангазея", и пришел к выводу о наличии оснований для взыскания с ответчика в пользу истца незаконно полученных сумм дополнительного материального обеспечения.

Судебная коллегия соглашается с данными выводами, поскольку они мотивированы, основаны на собранных по делу доказательствах, требованиях действующего законодательства и оснований для признания их неправильными не имеется.

Доводы кассационной жалобы о нарушении судом первой инстанции норм материального права, судебная коллегия находит не заслуживающими внимания.

Так, Постановлением Правительства Российской Федерации "О некоторых вопросах реализации Федерального закона "О дополнительном ежемесячном материальном обеспечении граждан Российской Федерации за выдающиеся достижения и особые заслуги перед Российской Федерацией" от 07 июня 2002 года N 390 установлено, что назначение и выплата дополнительного ежемесячного материального обеспечения в соответствии с Федеральным законом "О дополнительном ежемесячном материальном обеспечении граждан Российской Федерации за выдающиеся достижения и особые заслуги перед Российской Федерацией" производятся органами, осуществляющими назначение и выплату соответствующей пенсии или ежемесячного пожизненного содержания судьи, по заявлению лица, обратившегося за указанным обеспечением, в порядке, предусмотренном для назначения и выплаты соответствующей пенсии или ежемесячного пожизненного содержания судьи.

Статья 3 Федерального закона "О дополнительном ежемесячном материальном обеспечении граждан Российской Федерации за выдающиеся достижения и особые заслуги перед Российской Федерацией" устанавливает случаи, при наступлении которых прекращается выплата дополнительного материального обеспечения. К ним, в частности, относится установление недостоверных или необоснованных данных, на основании которых было назначено дополнительное материальное обеспечение (пункт 6).

Частью 2 ст. 25 Федерального закона "О трудовых пенсиях" от 17 декабря 2001 года N 173-ФЗ установлена норма, в соответствии с которой виновные лица возмещают Пенсионному фонду материальный ущерб в гражданско-правовом порядке, причиненный в результате представления недостоверных сведений или несвоевременного представления сведений, если это повлекло за собой перерасход средств на выплату трудовых пенсий.

Нормы ч. 2 ст. 25 Федерального закона "О трудовых пенсиях" тесно связаны с положением ч. 4 ст. 23 настоящего Закона, устанавливающей обязанность пенсионера безотлагательно извещать орган, осуществляющий пенсионное обеспечение, о наступлении обстоятельств, влекущих изменение размера трудовой пенсии или прекращение ее выплаты, ибо, вследствие несвоевременного извещения органов об указанных обстоятельствах, может наступить перерасход средств бюджета Пенсионного фонда, предназначенных на выплату трудовых пенсий. В этом случае на пенсионера возлагается обязанность возместить материальный вред, причиненный его неправомерными действиями.

Таким образом, излишне выплаченные по вине получателя суммы дополнительного материального обеспечения должны удерживаться с него в порядке, установленном для удержания переплаченной по вине пенсионера соответствующей пенсии.

Поскольку излишне, незаконно полученные суммы дополнительного материального обеспечения являются неосновательным обогащением, то ст. 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации устанавливает обязанность возвратить неосновательное обогащение. Указанным законом установлено, что лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение).

Судебная коллегия не может согласиться и с доводом кассационной жалобы о нарушении судом первой инстанции положений ст. 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку в силу данной правовой нормы преюдициальное значение имеют именно обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением, а не материальный закон, которым суд руководствовался при разрешении конкретного спора.

Таким образом, судебная коллегия считает, что суд правильно установил фактические обстоятельства дела, предоставленным сторонами доказательствам дал надлежащую правовую оценку и правильно применил нормы материального и процессуального права, оснований для отмены решения суда, предусмотренных ст. 362 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, не имеется.

Руководствуясь ст. 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Ленинского районного суда г. Тюмени от 07 июля 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу М.И. в лице представителя по доверенности М.А. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь