Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД КАРАЧАЕВО-ЧЕРКЕССКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 августа 2010 г. по делу N 33-550

 

Судья Бердиев А.М.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Карачаево-Черкесской Республики в составе:

председательствующего: Гришиной С.Г.

судей: Чепурова В.В., Нинской Л.Ю.

при секретаре: Д.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело

по кассационной жалобе Д.М. на решение Прикубанского районного суда от 8 июля 2010 года по делу по иску Д.М. к Т. и В. о признании недействительными свидетельства о праве на наследство по закону и записи о регистрации права собственности на недвижимое имущество, установлении фактов принятия наследства, включения недвижимого имущества в наследственную массу, определения долей в наследстве и признании права собственности на недвижимое имущество.

Заслушав доклад судьи Верховного суда КЧР Гришиной С.Г., судебная коллегия

 

установила:

 

Д.М. обратилась в суд с иском к Т. о признании свидетельства о наследовании по закону, выданного Д.Г. на наследство, открывшееся после смерти ее матери С., и зарегистрированное право собственности Д.Г. на жилой дом, расположенный по адресу ... недействительными, сославшись на то обстоятельство, что спорное имущество принадлежало ее покойному супругу, Д.Р., наследниками которого является истица и ее несовершеннолетние дети, Д.Д., Дата обезличена года рождения, и Д.Л., Дата обезличена года рождения. Однако ответчица препятствует проживанию в указанном доме истицы и ее детей.

В ходе судебного разбирательства истица заявила дополнительные требования и просила признать недействительной запись о регистрации права Д.Г. на наследственное имущество, установить факт принятия Д.Р. наследства, открывшегося после смерти С. в виде спорного домовладения, включить данное домовладение в наследственную массу, оставшуюся после смерти Д.Р., установить факт принятия истицей и ее детьми указанного наследства, определить доли в указанном наследственном имуществе и признать право общей долевой собственности истицы и ее детей по 1/3 доли в домовладении и земельном пае. Свои требования истица обосновала тем, что после смерти С. наследство фактически было принято ее внуком Д.Р.

В судебном заседании ответчицы В. и Т. с заявленными требованиями не согласились.

Решением Прикубанского районного суда от 8 июля 2010 года в удовлетворении исковых требований Д.М. отказано.

В кассационной жалобе истица просит отменить решение суда первой инстанции и направить дело на новое рассмотрение, считая решение незаконным и необоснованным, вынесенным с нарушением норм материального и процессуального права. По мнению истицы, суд нарушил ее право на публичное судебное разбирательство, объявив в судебном заседании лишь резолютивную часть решения, не разъяснив одновременно мотивы принятого решения. В нарушение положений ч. 2 ст. 198 ГПК РФ суд в решении не указал, что требования истицей заявлены и в интересах ее несовершеннолетних детей, судом не дана оценка представленным истицей доказательствам, в резолютивной части решения не указано, кому, в отношении кого и в чем отказано. Суд без законных оснований считал установленным факт принятия наследства Д.Г. на основании решения суда, вынесенного без участия истицы. Истица также полагает не соответствующим закону вывод суда о невозможности принятия наследства внуком при жизни родителя. Судом не дана оценка тому обстоятельству, что по похозяйственным книгам собственником спорного домовладения являлся Д.Р.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия не усматривает оснований для отмены решения суда первой инстанции.

Истица состояла в зарегистрированном браке с Д.Р., от которого имеет двоих несовершеннолетних детей, Д.Д., Дата обезличена года рождения, и Д.Л., Дата обезличена года рождения.

Супруги Д-ы проживали в жилом доме, расположенном по адресу ....

Как правильно установлено судом первой инстанции и не оспаривается сторонами, указанный дом с 1957 года до момента смерти Дата обезличена года принадлежал С., бабушке Д.Р.

Дата обезличена года супруг истицы скончался.

Д.М. обратилась в нотариальную контору Дата обезличена года с заявлением о принятии наследства в интересах своих детей на земельный пай, находящийся в СПК "Мичуринский", на основании чего на имя Д.Д. и Д.Л. было выдано свидетельство о праве на наследство по закону на данный земельный пай.

Решением Прикубанского районного суда от 20 ноября 2002 года матери Д.Р., Д.Г. был восстановлен срок для принятия наследства, открывшегося после смерти матери, С., умершей Дата обезличена года, состоящего из домовладения и земельного участка в пос. Мичуринский, .... Дата обезличена года Д.Г. было выдано свидетельство о праве на наследство по закону, оставшееся после смерти С., состоящее из спорного жилого дома и земельного пая. Право собственности на данное имущество зарегистрировано.

Д.Г. умерла Дата обезличена года, открывшееся после ее смерти наследство принято Т. и В.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции обоснованно сослался на положения ст. ст. 1142, 1146 ГК РФ, подлежащих применению к данным правоотношениям согласно ст. 6 ФЗ "О введении в действие части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации", устанавливающих в качестве условия призвания внука наследодателя к наследству смерть наследника по закону (в данном случае дочери наследодателя и матери внука наследодателя Д.Г.) до открытия наследства или одновременно с наследодателем.

Как видно из материалов дела, Д.Г. умерла позднее своей матери С.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции обоснованно отказал в иске об установлении факта принятия Д.Р. после смерти С. наследства.

Довод кассационной жалобы о том, что Д.Р. принял наследство как наследник последующей очереди, основан на неправильном применении закона, так как внуки наследодателя в силу положений ст. ст. 1143 - 1145 ГК РФ не являются наследниками последующих очередей.

Так как требования о признании недействительным свидетельства о праве на наследство, записи о регистрации права на наследственное имущество Д.Г., о включении имущества в наследственную массу, оставшуюся после смерти Д.Р., установлении факта принятия истицей и ее дочерьми наследства, определении долей в наследственном имуществе и признании права собственности на спорное имущество основаны на принадлежности Д.Р. спорного имущества вследствие принятия наследства, суд правильно отказал и в удовлетворении данных требований.

В силу ч. 2 ст. 218 ГК РФ право собственности на имущество, которое имеет собственника может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении имущества. В случае смерти гражданина право собственности на принадлежащее ему имущество переходит по наследству к другим лицам в соответствии с завещанием или законом.

Как установлено ст. ст. 1111, 1152 ГК РФ, наследование осуществляется по завещанию и по закону, для приобретения наследства наследник должен его принять, способом установленным законом.

Таким образом, право собственности в порядке наследования возникает у наследника, являющегося таковым в силу закона или завещания, принявшего наследство в установленном законом порядке. Записи в похозяйственных книгах основанием возникновения такого права у лица, не призванного к наследованию, не являются.

Довод кассационной жалобы о том, что указанному обстоятельству судом первой инстанции не дана надлежащая оценка, противоречит тексту решения.

Кроме этого, как видно из материалов дела, Д.Д. и Д.Л. наследство после смерти отца принято в установленном законом порядке, путем подачи нотариусу соответствующего заявления, им выдано свидетельство о праве на наследство, определены доли наследников в наследственном имуществе. Д.М. с таким заявлением к нотариусу не обращалась, доказательств того, что истица фактически приняла наследство, суду представлено не было.

Не разъяснение при оглашении резолютивной части решения мотивов принятого решения, отсутствие указания в резолютивной части решения, в удовлетворении каких конкретно требований отказано, не привело к неправильному разрешению дела, вследствие чего в соответствии с ч. 1 ст. 364 ГПК РФ указанные нарушения не являются основанием для отмены решения суда первой инстанции.

Довод жалобы о том, что в нарушение положений ч. 2 ст. 198 ГПК РФ суд в описательной части решения не указал, что требования истицей заявлены и в интересах ее несовершеннолетних детей, необоснован, так как в исковом заявлении Д.М. указание на обращение в суд в интересах несовершеннолетних детей отсутствуют.

Нельзя согласиться и с доводом жалобы о том, что суд без законных оснований считал установленным факт принятия наследства Д.Г. на основании решения суда, вынесенного без участия истицы, так как в силу ч. 2 ст. 13 ГПК РФ вступившее в законную силу решение суда является обязательным для всех без исключения граждан и подлежит неукоснительному исполнению.

Исходя из вышеизложенного, судебная коллегия считает решение суда первой инстанции законным и обоснованным и не усматривает оснований для его отмены.

Руководствуясь ст. ст. 361, 366 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Прикубанского районного суда от 8 июля 2010 года оставить без изменения, а кассационную жалобу Д.М. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь