Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 августа 2010 года

 

Судья ФИО15

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия в составе:

председательствующего ФИО2

судей ФИО3 ФИО4

при секретаре судебного заседания ФИО5

рассмотрела 26 августа 2010 года в открытом судебном заседании кассационную жалобу ОАО "Ингушгаз" на решение Магасского районного суда Республики Ингушетия от 25 июня 2010 года, которым удовлетворены требования по делу по иску ФИО6 к ОАО "Ингушгаз" о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, признании незаконными приказов о дисциплинарном взыскании и увольнении с работы.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Республики Ингушетия ФИО4, судебная коллегия

 

установила:

 

ФИО6 обратился в суд, с указанным иском ссылаясь на то, что приказом ОАО "Ингушгаз" от 22 января 2009 г. N 16-п был принят на должность главного инженера ОАО "Ингушгаз", на основании срочного трудового договора N 16 от 22 января 2009 г. сроком на один календарный год.

На основании приказа ОАО "Ингушгаз" от 30 декабря 2009 г. N 853-л/с ему в период с 11 января 2010 г. по 7 февраля 2010 г. был предоставлен ежегодный оплачиваемый отпуск продолжительностью 28 календарных дней.

В период его нахождения в отпуске, приказом директора ОАО "Ингушгаз" от 11 января 2010 г. N 3-л/с на него было наложено дисциплинарное взыскание в виде выговора за ненадлежащее исполнение возложенных трудовых обязанностей.

В связи с производственной необходимостью, связанной с аварией на газопроводе среднего давления в с. Экажево и взрывом на магистральном газопроводе в районе с. Кантышево он был отозван из ежегодного отпуска с 13 января 2010 г. по 15 января 2010 г. и с 17 января 2010 г. по 18.01.2010 г. В период ликвидации последствий взрыва на магистральном газопроводе в с. Кантышево он сильно простудился, был госпитализирован и находился на стационарном лечении в РКБ период с 18 января 2010 г. по 01 февраля 2010 года. После выписки из больницы с 2 февраля 2010 г. по 7 февраля 2010 г. находился на амбулаторном лечении. 29 января 2010 г. он подал заявление на имя исполнительного директора ОАО "Ингушгаз" ФИО16 о предоставлении неиспользованной части отпуска с 13.01.2010 г. по 15.01.2010 г. с 18.02.2010 г.

Однако, несмотря на его своевременное представление листков нетрудоспособности работодателю, приказ на продление отпуска не был издан. Не представили ему неиспользованную часть отпуска, и не продлив отпуск на количество дней болезни, ОАО "Ингушгаз" приказом от 8 февраля 2010 г. N 18-У, уволило его с работы с 7 февраля 2010 года в связи с истечением трудового договора от 22 января 2009 года N 16.

Свое увольнение считает незаконным, поскольку работодатель при наложении дисциплинарного взыскания и увольнения его с работы допустил грубые нарушения ТК РФ, просит удовлетворить требования в полном объеме.

В судебном заседании истец ФИО6 и его представители - ФИО9 и ФИО8 поддержали требования по мотивам, изложенным в исковом заявлении, и дополнительно пояснили суду, что ответчиком с истцом до настоящего времени в установленном законом порядке не произведен окончательный расчет, ему выдана трудовая книжка. Истец ФИО6 дополнил исковые требования и просил признать срочный трудовой договор N 16 от 22.01.2009 года, трудовым договором заключенным на неопределенный срок.

Представитель ответчика ОАО "Ингушгаз" ФИО10 в судебном заседании исковые требований истца на признал, просил отказать в их удовлетворении, ссылаясь на то, что он был принят на работу в должности главного инженера ОАО "Ингушгаз" на основании заключенного срочного трудового договора N 16 от 22 января 2010 года, срок действия которого истекал 22 января 2010 года.

Приказом генерального директора ООО "Кавказрегионгаз" трудовой договор с истцом был расторгнут после реализации с ним своего права на оплачиваемый отпуск. В соответствии со статьей 79 ТК РФ в обязанность работодателя вменяется уведомление работника об окончании срока действия срочного трудового договора не менее чем за три календарных дня до увольнения, с уведомлением о предстоящем увольнении истец был ознакомлен 14 января 2010 года.

В соответствии с положениями статьи 79 ТК РФ срочный трудовой договор расторгается в связи с истечением срока его действия. Согласно ст. 81 ТК РФ запрещено увольнение работника по инициативе работодателя в период временной нетрудоспособности работника. Однако увольнение в связи с окончанием срока трудового договора не является увольнением по инициативе работодателя. Поэтому в данном конкретном случае факт временной нетрудоспособности истца не является препятствием для расторжения срочного трудового договора N 16 от 22.01.2009 г. и его увольнение в период временной нетрудоспособности не является нарушением.

Суд вынес вышеназванное решение.

В кассационной жалобе ОАО "Ингушгаз" просит решение суда отменить и вынести новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований, не передавая дело на новое рассмотрение.

Проверив материалы дела, выслушав мнения сторон, судебная коллегия приходит к следующему.

Как усматривается из материалов дела, ФИО6 был принят на работу в ОАО "Ингушгаз" на должность главного инженера с 23.01.2009 года приказом N 16-п от 22 января 2009 года по срочному трудовому договору, заключенному на срок с 23.01.2009 г. по 22.01.2010 года и приказом от 08.02.2010 г. N 18-У уволен с занимаемой должности с 7 января 2009 года в связи с истечением срока действия трудового договора.

Согласно ст. 58 Трудового кодекса РФ срочный трудовой договор заключается, когда трудовые отношения не могут быть установлены на неопределенный срок с учетом характера предстоящей работы или условий ее выполнения, а именно в случаях, предусмотренных частью первой статьи 59 настоящего Кодекса.

Трудовой договор, заключенный на определенный срок при отсутствии достаточных к тому оснований, установленных судом, считается заключенным на неопределенный срок.

Запрещается заключение срочных трудовых договоров в целях уклонения от предоставления прав и гарантий, предусмотренных для работников, с которыми заключается трудовой договор на неопределенный срок.

В соответствии с частью 1 ст. 59 ТК РФ срочный трудовой договор заключается на время выполнения временных, сезонных работ, для проведения работ, выходящих за рамки обычной деятельности работодателя, а также работ, связанных с заведомо временным (до одного года) расширением производства или объема оказываемых услуг и в других случаях, предусмотренных настоящим Кодексом или иными федеральными законами.

В пункте 13 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" также указано, что решая вопрос об обоснованности заключения с работником срочного трудового договора следует учитывать, что такой договор заключается, когда трудовые отношения не могут быть установлены на неопределенный срок с учетом характера предстоящей работы или условий ее выполнения.

Если судом при разрешении спора о правомерности заключения срочного трудового договора будет установлено, что он заключен работником вынуждено, суд применяет правила договора, заключенного на неопределенный срок.

В судебном заседании установлено, что срочный трудовой договор с ФИО6 работодателем был заключен вынужденно, несмотря на то, что выполняемая им работа по должности главного инженера ОАО "Ингушгаз" является постоянной.

Данное обстоятельство подтверждается представленным в суд кассационной инстанции представителем истца по доверенности ФИО9 штатным расписанием ОАО "Ингушгаз" с 1 апреля по Дата обезличена года, согласно которому должность главного инженера вместе с существующими двумя должностями заместителей директора являются на постоянной основе. В связи с чем, судебная коллегия считает, что вывод суда первой инстанции о том, что срочный трудовой договор с истцом заключен с нарушением требований статьей 58, 59 ТК РФ, является правомерным.

Утверждения представителей ответчика по доверенности ФИО10 и ФИО13 о том, что должность главного инженера ОАО "Ингушгаз" относится к должности заместителя руководителя и поэтому в соответствии с ч. 2 ст. 59 ТК РФ работодатель имел право заключать с ФИО6 срочный трудовой договор являются несостоятельными, поскольку как следует из представленного суду кассационной инстанции представителем ответчика ФИО13 определения Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 11 марта 2003 года N КАС 03-25 (по аналогичному делу), по мнению Верховного Суда РФ, в силу занимаемых должностей главный инженер (при отсутствии должности заместителя) является по должности первым заместителем руководителя. А согласно вышеназванного штатного расписания ОАО "Ингушгаз" в нем кроме должности главного инженера имеются две должности заместителя директора.

Кроме того, как видно из представленного в суд кассационной инстанции тем же представителем ответчика С. заявления М. в суд от 16.08.2010 года о признании неправомерными действий руководства ОАО "Ингушгаз", связанных с неисполнением решения Магасского районного суда РИ от 25 июня 2010 года, в штатном расписании ОАО "Ингушгаз", утвержденном приказом ООО "Кавказрегионгаз" от 3 марта 2010 года N 32-пр, (уже после увольнения ФИО6) имеется должность заместителя - главного инженера.

Таким образом, при наличии двух должностей заместителя директора ОАО "Ингушгаз" должность главного инженера, которую занимал истец, не относится к должности заместителя, поэтому работодатель не имел право заключать с ним срочный трудовой договор.

Более того, работодатель не уведомил истца в установленном законом порядке о предстоящем увольнении с 7 февраля 2010 года и не предоставил ему неиспользованную часть отпуска с 13 по 15 января 2010 года на основании приказа ОАО "Ингушгаз" от 13 января 2010 года N 7/1, подлинность которого подтверждено заключением графической экспертизы, проведенной ЗКЦ при МВД по РИ по ходатайству представителя ответчика ФИО13

Также, судебная коллегия полагает, что суд первой инстанции правомерно признал незаконным приказ ОАО "Ингушгаз" от 11 января 2010 N 3-л/с в части наложения на истца дисциплинарного взыскания в виде выговора, так как он издан в период нахождения ФИО6 в очередном отпуске с 11 января по 7 февраля 2010 года на основании приказа ОАО "Ингушгаз" N 853-л/с от 30.12.2009 года, кроме того, факты, указанные в приказе о наказании не нашли в ходе судебного заседания своего подтверждения, а также при наложении на истца дисциплинарного взыскания нарушен порядок его применения, предусмотренный статьей 193 ТК РФ.

При таких обстоятельствах, обжалуемое судебное решение основано на требованиях закона, оснований для его отмены или изменения не имеется, а доводы кассационной жалобы являются несостоятельными.

На основании изложенного, руководствуясь п. 1 ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Магасского районного суда Республики Ингушетия от 25 июня 2010 года по делу по иску ФИО6 к ОАО "Ингушгаз" о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, признании незаконными приказов о дисциплинарном взыскании и увольнении оставить без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения.

 

Председательствующий

ФИО17

 

судьи

ФИО3

ФИО4

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь