Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 августа 2010 г. N 11856

 

Судья Павлова М.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Ничковой С.С.

судей Селезневой Е.Н., Ильичевой Е.В.

при секретаре Г.

рассмотрела в судебном заседании от 26 августа 2010 года гражданское дело по кассационной жалобе К. на решение Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 12 июля 2010 года по делу N 2-4149/2010 по иску К. к юр.л.1 о признании права собственности на квартиру, взыскании упущенной выгоды, судебных расходов, компенсации морального вреда,

заслушав доклад судьи Ничковой С.С.,

выслушав объяснения истицы К., поддержавшей доводы кассационной жалобы, представителя ответчика юр.л.1 - М., действующей на основании доверенности от 11 января 2010 года, выданной сроком на 1 год N М-2010, С. возражавшего против доводов кассационной жалобы,

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

К. обратилась в Выборгский районный суд Санкт-Петербурга с иском к юр.л.1 о признании права собственности на квартиру <...>. Мотивировала свои требования тем, что 26 июля 2005 года между С. и юр.л.1 заключен Договор N Т-24 о долевом участии в строительстве жилого дома, расположенного по строительному адресу: <...> 14 сентября 2007 года между С. и истицей К. был заключен договор цессии к договору Т-24 от 26 июля 2005 года "О долевом участии в инвестировании строительства жилого дома", по которому цедент уступает цессионарию все свои права и обязанности на приобретение в собственность однокомнатной квартиры по договору N Т-24 от 26 июля 2005 года "О долевом участии в инвестировании строительства жилого дома", расположенного по адресу: <...>.

Согласно пункту 1.6 Договора N Т-24 от 26 июля 2005 года по окончании строительства, подтвержденного актом Государственной приемочной комиссии, квартира должна соответствовать утвержденному рабочему проекту и передана дольщику по акту приема-передачи. Квартира была передана истице К. на основании акта приема-передачи от 14 сентября 2007 года.

В обоснование исковых требований истица указывала, что она не имеет возможности зарегистрировать право собственности на квартиру, поскольку юр.л.1 не передало в УФРС по Санкт-Петербургу и Ленинградской области необходимый для регистрации права собственности комплект документов. На основании изложенного, истица просила суд признать право собственности на спорную квартиру, взыскать с ответчика расходы по оплате госпошлины в размере 9 400 рублей, расходы на оплату проезда в суд в размере 670 рублей, компенсацию морального вреда в размере 100 000 рублей и упущенную выгоду в размере 600 000 рублей.

Свои требования о взыскании упущенной выгоды истица мотивировала тем, что в начале 2009 года она намеревалась переехать жить из города <...> в город <...>, зарегистрироваться в квартире на улице <...> которую она приобрела у ответчика, свою квартиру, в которой она проживает в городе <...> продать и купить в <...> для себя квартиру-студию.

В связи с тем, что ответчик до настоящего времени не передал в регистрирующий орган документы на жилой дом на <...> улице истица не может зарегистрировать свое право на квартиру и зарегистрироваться в ней, что лишило ее возможности продать квартиру в городе <...>, чтобы не остаться без регистрации, при этом, с 2009 года до настоящего времени стоимость двухкомнатной квартиры новой планировки в городе <...> изменилась в сторону понижения примерно на 600000 рублей, в связи с чем истица просила суд взыскать с ответчика указанную сумму в качестве упущенной выгоды.

В обоснование своих требований о взыскании денежной компенсации морального вреда истица указывает, что она очень переживала и страдала от того, что в течение длительного времени не оформляется в собственность ее квартира, опасалась, что она может быть продана еще кому-нибудь и она лишится собственности.

Представитель ответчика юр.л.1 против удовлетворения иска в части признания за истицей права собственности на квартиру, взыскании расходов по оплате государственной пошлины и расходов на проезд не возражала. В остальной части исковых требований просила истице отказать.

Решением Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 12 июля 2010 года исковые требования удовлетворены частично: за К. признано право собственности на однокомнатную квартиру N <...> общей площадью 42,8 квадратного метра, расположенную на четвертом этаже жилого дома по адресу: <...>, с юр.л.1 в пользу истицы взысканы расходы по оплате государственной пошлины в размере 9400 рублей, транспортные расходы в размере 670 рублей, в удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

В кассационной жалобе К. ставит вопрос об отмене решения суда в части отказа в удовлетворении требований о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда, как постановленного с нарушением норм материального права.

В заседании судебной коллегии представители третьих лиц юр.л.3, юр.л.2 не явились, что не является препятствием к рассмотрению дела, в соответствии с положениями части 2 статьи 354 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку о времени и месте судебного разбирательства третьи лица извещены надлежащим образом.

Проверив материалы дела, выслушав объяснения лиц, участвующих в деле, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.

Разрешая спор по существу, суд правильно пришел к выводу, что в основе спорных правоотношений лежит инвестиционный договор долевого участия в строительстве жилого дома.

В соответствии с частью 1 статьи 218 Гражданского кодекса Российской Федерации, право собственности на новую вещь, изготовленную или созданную лицом для себя с соблюдением закона и иных правовых актов, приобретается этим лицом.

Удовлетворяя исковые требования о признании права собственности, суд, проанализировав положения гражданского законодательства Российской Федерации, дав правовую оценку содержанию договора долевого участия в строительстве жилого дома от 26 июля 2005 года N Т-24, договора цессии от 14 сентября 2007 года пришел к обоснованному выводу о том, что исковые требования о признании права собственности на жилое помещение заявлены законно и обоснованно. Истица приобрела право собственности на спорную квартиру, так как осуществила инвестирование ее строительства надлежащим образом.

Судом установлено и подтверждено материалами дела, что в соответствии с Распоряжением Администрации Санкт-Петербурга N <...> года "О проектировании и строительстве жилого дома по адресу: <...>", Распоряжением Администрации Санкт-Петербурга <...> "О завершении строительства жилого дома по адресу: <...>", Постановлением Правительства Санкт-Петербурга <...> "О внесении изменений в распоряжение Администрации Санкт-Петербурга от <...>", осуществлялось строительство жилого дома по адресу: <...>.

Согласно договору <...> от 14 мая 2004 года застройщик юр.л.2 предоставляет инвестору юр.л.1 право на финансирование проектирования и строительства жилого дома по адресу: <...>, в объеме 100% доли финансирования стоимости проектирования и строительства объекта инвестирования. Инвестору предоставляется право по своему усмотрению уступать другим юридическим и физическим лицам (дольщикам) полностью или частично права на финансирование проектирования и строительства объекта инвестирования в объеме своей доли путем заключения с каждым из них соответствующих договоров.

В соответствии с договором о долевом участии в инвестировании строительства жилого дома N Т-24 от 26 июля 2005 года, заключенным между юр.л.1 и С., С. является дольщиком, предметом договора является однокомнатная квартира предварительный номер <...> общей площадью ориентировочно 43,35 квадратного метра, на четвертом этаже жилого дома по адресу: <...>. 14 сентября 2007 года между С. и К. был заключен договор цессии к договору N Т-24 от 26 июля года "О долевом участии в инвестировании строительства жилого дома" по которому С. переуступила все свои права и обязанности на приобретение однокомнатной квартиры по указанному договору К.

Согласно пункту 1.6 Договора по окончании строительства, подтвержденном актом Государственной приемочной комиссии, квартира должна соответствовать утвержденному рабочему проекту и передана дольщику по акту приема-передачи.

Согласно пунктам 2.1, 7 Договора в случае обращения Дольщика с просьбой осуществить регистрацию права собственности на квартиру, Общество обязано предоставить Дольщику необходимые для регистрации права собственности документы.

Из содержания разрешения на ввод объекта в эксплуатацию <...> выданного <...> Службой Государственного строительного надзора и экспертизы Санкт-Петербурга юр.л.2, Служба Государственного строительного надзора и экспертизы Санкт-Петербурга разрешает ввод в эксплуатацию построенного объекта капитального строительства жилого дома, расположенного по адресу: <...>.

Согласно акту приема-передачи квартиры от 14 сентября 2007 года по договору N Т-24 от 26 июля 2005 года юр.л.1 передало, а К. приняла квартиру <...> находящуюся по адресу: <...>.

Из указанного акта следует, что стоимость квартиры составляет 1 258 078 рублей. Указанная сумма К. выплачена полностью, что подтверждается материалами дела, не оспаривается ответчиком, что свидетельствует о выполнении истицей своих обязательств по договору.

При указанных обстоятельствах вывод суда первой инстанции о том, что К. в полном объеме исполнила свои обязательства, вытекающие из договора долевого участия в строительстве жилого дома, дополнительных соглашений к нему и договора цессии является обоснованным, так же как и вывод об отсутствии у истицы возможности зарегистрировать право собственности на квартиру <...> по причине неисполнения ответчиком обязанности по передаче в УФРС по Санкт-Петербургу и Ленинградской области необходимого для регистрации права собственности пакета документов, следовательно, у суда имелись основания для удовлетворения требований о признании права собственности на спорное жилое помещение.

Решение Выборгского районного суда Санкт-Петербурга в части удовлетворения требований К. о признании права собственности на квартиру, взыскании расходов по оплате государственной пошлины, транспортных расходов не обжалуется сторонами по делу, на основании чего, по правилам части 1 статьи 347 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, не является предметом проверки суда кассационной инстанции, поскольку судебной коллегией проверяется законность и обоснованность решения суда первой инстанции исходя из доводов, изложенных в кассационной жалобе.

Каких-либо оснований к проверке решения суда первой инстанции в полном объеме, в порядке, предусмотренном частью 2 статьи 347 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебной коллегией не установлено.

Отказывая в удовлетворении требований о взыскании с юр.л.1 в пользу К. упущенной выгоды в размере 600000 рублей, суд первой инстанции, руководствуясь положениями статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации, пришел к обоснованному выводу о том, что истицей не представлено доказательств факта причинения ей ответчиком убытков в виде неполученного дохода.

Согласно положениям статей 55, 56, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Каждая сторона должна доказывать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений. При этом, непредставление истцом доказательств, подтверждающих обстоятельства, на которых истец основывает свои требования, является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении исковых требований.

Суд первой инстанции, оценив по правилам статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, представленные стороной истца доказательства, пришел к правильному выводу об отсутствии в материалах дела доказательств, отвечающих принципам относимости, допустимости, достоверности и достаточности факта того, что К. были причинены убытки в виде неполученных доходов от продажи квартиры, расположенной по адресу: <...> поскольку указанное жилое помещение принадлежит на праве собственности сыну истицы - К., следовательно, убытки не могли быть причинены непосредственно истице.

При этом, доводы К., изложенные в тексте кассационной жалобы, о том, что К. является членом семьи истицы, они имеют общие доходы, не могут быть приняты судом кассационной инстанции во внимание, поскольку К. является совершеннолетним гражданином, который, в силу положений части 1 статьи 21, частей 1, 2 статьи 209 Гражданского кодекса Российской Федерации, имеет право самостоятельно распоряжаться своим имуществом, в том числе и получать доходы от его продажи, следовательно, в случае нарушения его прав и законных интересов имеет возможность самостоятельно обратиться в суд за защитой прав. Довод истицы о том, что К. в суде подтвердил намерение продать квартиру в городе <...> также является несостоятельным, поскольку сын истицы к участию в рассмотрении настоящего спора привлечен не был, самостоятельных требований о возмещении убытков не заявлял, следовательно, его намерение продать принадлежащую ему на праве собственности квартиру, расположенную по адресу: <...> не может служить основанием для удовлетворения требований К. о возмещении убытков в виде неполученного дохода, причиненного юр.л.1 истице неисполнением обязательств по договору долевого участия в строительстве жилого дома расположенного по адресу: <...>.

Довод кассационной жалобы о том, что судом первой инстанции не были применены положения статей 393, 401 Гражданского кодекса Российской Федерации, является несостоятельным, поскольку указанные правовые нормы предусматривают ответственность за нарушение обязательств, тогда как судом первой инстанции был установлен факт непредставления стороной истца надлежащих доказательств причинения К. действиями юр.л.1 убытков в виде неполученного дохода, в связи с чем основания для применения указанных положений закона отсутствовали.

Также суд первой инстанции отказал К. в удовлетворении требований о компенсации морального вреда в размере 100000 рублей. Суд кассационной инстанции, проверив законность и обоснованность решения суда в этой части, приходит к следующему.

Согласно положениям статьи 151 Гражданского кодекса Российской Федерации, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

В соответствии с положениями статьи 15 Федерального закона "О защите прав потребителей", моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.

В обоснование требований о компенсации морального вреда К. ссылалась на то, что юр.л.1 не предоставляет ей в течение двух с половиной лет документы, которые позволили бы ей оформить право собственности на квартиру, она не может получить налоговый вычет на покупку квартиры, не может распорядиться своей собственностью, что причиняет ей физические и нравственные страдания, так как она боится остаться без квартиры, в связи с чем у нее появились проблемы со здоровьем, понизился гемоглобин.

Пунктом 1 договора долевого участия в инвестировании строительства жилого дома N Т-24 от 26 июля 2005 года предусмотрен плановый срок окончания строительства объекта - 1 квартал 2006 года.

Дополнительным соглашением N 2 к указанному выше договору от 14 сентября 2007 года плановый срок окончания строительства объекта продлен до 2-го квартала 2007 года.

14 сентября 2007 года между С. и истицей К. был заключен договор цессии к договору Т-24 от 26 июля 2005 года "О долевом участии в инвестировании строительства жилого дома", по которому цедент уступает цессионарию все свои права и обязанности на приобретение в собственность однокомнатной квартиры по договору N Т-24 от 26 июля 2005 года "О долевом участии в инвестировании строительства жилого дома", расположенного по адресу: <...>.

В силу пункта 2.1.6 договора долевого участия N Т-24 от 26 июля 2005 года юр.л.1 обязано передать дольщику указанную в пункте 1.3 данного договора квартиру по акту приемки-передачи не позднее трех месяцев с момента утверждения Акта Государственной комиссией при условии полного взаиморасчета сторон.

Разрешение на ввод объекта в эксплуатацию выдано <...>, следовательно, спорное жилое помещение подлежало передаче истице по акту в срок до <...>.

В соответствии с актом приемки-передачи от <...> спорная квартира была передана истице в сроки, установленные договором, дополнительными соглашениями, следовательно, ответчик выполнил обязательство, закрепленное в договоре долевого участия в инвестировании строительства жилого дома N Т-24 от 26 июля 2005 года.

Как пояснила К. в судебном заседании при рассмотрении дела судом кассационной инстанции, спорная квартира передана ей по акту приема-передачи, используется для проживания сына истицы.

При таких обстоятельствах доводы истицы о том, что действиями ответчика были нарушены ее права как собственника жилого помещения, вследствие чего подлежат взысканию денежные средства в качестве компенсации морального вреда, являются несостоятельными, поскольку жилое помещение передано истице в установленные договором сторон сроки, права собственника ею реализуются, поскольку К. использует спорную квартиру для проживания сына. Таким образом, судебная коллегия приходит к выводу о том, что вина юр.л.1 в причинении физических и нравственных страданий истице отсутствует, поскольку обязательства, принятые ответчиком на себя в силу договора долевого участия, выполнены юр.л.1 надлежащим образом.

Согласно пункту 2.1.7 договора долевого участия в инвестировании строительства жилого дома N Т-24 от 26 июля 2005 года, права дольщика по которому перешли к К., в случае обращения дольщика с просьбой осуществить регистрацию права собственности на квартиру, юр.л.1 обязано предоставить дольщику необходимые для регистрации права собственности документы.

Стороной истца в материалы дела представлено письмо Генерального директора юр.л.1 адресованное истице, датированное 11 февраля 2010 года, содержащее в себе ответ на заявление К. о разъяснении ситуации, связанной с оформлением права собственности на квартиру. В тексте ответа содержится предложение юр.л.1 об оказании истице помощи в оформлении права собственности на квартиру.

В ходе рассмотрения дела по существу К. пояснила суду, что указанное заявление было направлено ею ответчику в январе 2010 года.

При таких обстоятельствах суд кассационной инстанции приходит к выводу о том, что в данной ситуации отсутствует вина юр.л.1 в причинении вреда К., поскольку ею самой, как следует из документов, представленных в материалы дела, в течение длительного времени не предпринимались попытки к оформлению своего права собственности путем подачи заявления в юр.л.1 необходимость подачи которого предусмотрена договором долевого участия.

Таким образом, при отсутствии вины причинителя вреда, у суда первой инстанции не было оснований для удовлетворения требований К. о компенсации морального вреда.

Доказательства, опровергающие выводы суда, не представлены истицей как в суд первой, так и в суд кассационной инстанции. Выводы суда основаны на всем объеме доказательств, представленных в материалы дела, которым судом дана полная и всесторонняя оценка.

Доводы кассационной жалобы правовых оснований к отмене решения суда не содержат, сводятся к изложению обстоятельств, являвшихся предметом подробного исследования и оценки суда первой инстанции и к выражению несогласия с оценкой обстоятельств дела и представленных по делу доказательств, произведенной судом первой инстанции в полном соответствии с положениями статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, а также основаны на неверном толковании норм действующего законодательства.

При таких обстоятельствах решение суда отвечает требованиям закона, оснований для отмены решения суда и удовлетворения доводов кассационной жалобы судебная коллегия не находит.

Руководствуясь статьей 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 12 июля 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу К. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь