Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 августа 2010 г. по делу N 22-6181-2010

 

Судья Павлова Л.Н.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Пермского краевого суда в составе: председательствующего Чечкиной Т.Ф., судей Соловьевой И.В., Назаровой М.И., при секретаре С.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных Г., Э., адвоката Резвухиной Л.В. на приговор Пермского районного суда Пермского края от 8 апреля 2010 года, которым

Г., ДАТА года рождения, уроженец <...>, судимый: 6 мая 2006 года Пермским районным судом по п. "г" ч. 2 ст. 161, ч. 2 ст. 162 УК РФ к 5 годам лишения свободы, условно, с испытательным сроком 4 года,

осужден по п. "а" ч. 3 ст. 111 УК РФ к 6 годам лишения свободы. В силу ч. 5 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение по приговору Пермского районного суда от 6 мая 2006 года. В соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров к назначенному наказанию частично присоединено неотбытое наказание по приговору Пермского районного суда от 6 мая 2006 года и окончательно к отбытию назначено 7 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Э., ДАТА года рождения, уроженец

<...>, судимый:

29 сентября 2004 года Пермским районным судом по п. "б" ч. 2 ст. 131 УК РФ к 4 годам лишения свободы, освободившийся условно-досрочно 14 ноября 2006 года по постановлению Мотовилихинского районного суда г. Перми от 3 ноября 2006 года на 1 год 10 месяцев 25 дней;

5 октября Пермским районным судом Пермского края по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 13 годам лишения свободы,

осужден по п. "а" ч. 3 ст. 111 УК РФ с применением ч. 2 ст. 68 УК РФ к 6 годам лишения свободы. В силу ч. 5 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенного наказания и наказания по приговору Пермского районного суда от 5 октября 2009 года окончательно к отбытию назначено 14 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Соловьевой И.В., объяснения адвокатов Кузовихина С.В., Резвухиной Л.В., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Тимофеевой Т.Г., полагавшей, что приговор следует оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Г., Э. признаны виновными в умышленном причинении ФИО тяжкого вреда здоровью по признаку опасности для жизни, совершенном 12 октября 2008 года.

В кассационной жалобе осужденный Г. просит отменить приговор, т.к. доказательств, которые бы бесспорно доказывали его причастность к преступлению, в

судебном заседании не добыто. Приведенные в приговоре показания, указывающие на виновность, являются лишь косвенными доказательствами. Следствие велось с нарушением уголовно-процессуального законодательства, в связи с чем постановлен незаконный и необоснованный приговор.

В кассационной жалобе осужденный Э. просит отменить приговор в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела, что выразилось в наличии противоречивых доказательств, в том, что в приговоре не указано, почему одни доказательства приняты судом, а другие отвергнуты, выводы суда содержат существенные противоречия, дело направить на новое рассмотрение. Указывает на то, что на следствии они с Г. дали правдивые показания. Показания свидетелей, на которые ссылается суд, основаны на догадках и слухах. Никто из свидетелей в своих показаниях не может конкретизировать, кто именно уводил ФИО. за угол здания и кто именно избил его. Видеозапись, о которой говорит свидетель ФИО1, не может являться доказательством, т.к. не приобщена к материалам дела как доказательство, и ни судом, ни следствием не исследовалась. Отмечает противоречия между показаниями свидетелей ФИО2., ФИО3. и ФИО1 относительно того, сколько человек находилось в месте избиения потерпевшего. Эти противоречия судом не были устранены. Также не устранены противоречия между показаниями свидетеля ФИО4. и ФИО1. о том, кто и как завел потерпевшего за угол здания. Указывает на то, что не было проведено очной ставки между ним и потерпевшим. Полагает необоснованной оценку, данную судом показаниям свидетеля ФИО5 Кроме того, указывает на то, что вывод суда о его виновности базируется на "методе исключения". По мнению осужденного, при рассмотрении дела суд выступил в качестве органа уголовного преследования на стороне обвинения.

В кассационных жалобах (основной и дополнительной) адвокат Резвухина Л.В. просит отменить приговор в отношении Г., уголовное преследование в отношении него прекратить. Считает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. При наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, в приговоре не указано, по каким основаниям суд принял одни доказательства и отверг другие. Выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, судом не выполнено кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Пермского краевого суда от 25 февраля 2010 года. Адвокат в кассационных жалобах анализирует показания ФИО ФИО6., ФИО3., ФИО7., ФИО2., ФИО8 ФИО9 ФИО10 ФИО1 ФИО11 и полагает, что ссылка на них, как на доказательства виновности осужденных, не состоятельна. Ни один из перечисленных свидетелей не показывает на противоправные действия Г. Кроме того, суд не указывает в приведенных в приговоре показаниях потерпевшего, что он помнит, что после удара тут же упал на крыльцо. Зато расширяет показания потерпевшего, указывая в приговоре, что "незнакомые мужчины наносили ему удары по различным частям тела и голове". Документы дела, на которые ссылается суд, подтверждают лишь факт наличия у потерпевшего телесных повреждений, механизм их причинения и степень тяжести причиненного вреда, но не виновность Г. Адвокат считает несостоятельной ссылку суда как на доказательство вины Г. и на показания свидетеля ФИО12 - следователя по данному делу, которая является явно заинтересованным лицом. Признавая показания ФИО4. достоверными, суд доверяет им избирательно, принимает изобличающие показания ФИО4., игнорирует его показания, где он говорит о своих противоправных действиях. Диаметрально противоположная оценка, по мнению адвоката, судом дана показаниям Э. Кроме того, адвокат не согласна с оценкой, данной судом показаниям свидетеля ФИО11., в том числе со ссылкой на показания свидетеля ФИО12 По мнению адвоката, не основан на доказательствах вывод суда в приговоре, что около лежавшего на земле потерпевшего находились только Г. и Э. Не согласна с выводом суда, что заключение судебно-медицинской экспертизы подтверждает показания К.Д. о том, что подсудимые, стоя рядом, с одной стороны потерпевшего, наносили удары последнему ногами и руками по различным частям тела. Также считает, что вывод суда о том, что потерпевшего за угол уводили именно Г. и Э., а не ФИО4 с кем-то, также не основан на доказательствах, добытых судом. Все участники событий сообщают об этой части по-разному. По мнению адвоката, суд без каких-либо оснований отнесся к показаниям свидетеля ФИО5 критически. Также адвокат указывает на то, что обоснование вывода о виновности осужденных методом исключения, использование предположительных понятий не допустимо и не предусмотрено уголовно-процессуальным законом. Адвокат считает, что судом не мотивирован и вывод о мере наказания. Кроме того, по мнению адвоката, исключив из обвинения осужденных предварительный сговор, суд квалифицировал их действия по признаку группой лиц, который им следствием не был вменен. Адвокат считает, что в данном случае суд вышел за рамки предъявленного обвинения.

В возражениях на жалобу государственный обвинитель Киселева М.И. считает приговор суда законным и обоснованным, просит оставить его без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, возражений на него, судебная коллегия считает приговор суда правильным.

Вывод суда о виновности Г. и Э. в совершении указанного выше преступления основан на имеющихся в деле и проверенных в судебном заседании доказательствах, содержание которых подробно изложено в приговоре.

Доводы о непричастности Г. и Э. к причинению ФИО тяжкого вреда здоровью тщательно проверялись в судебном заседании и обоснованно были отвергнуты как несостоятельные.

При этом суд правильно признал достоверными показания свидетеля ФИО4 согласно которым 12 октября 2008 года между ним и ФИО возник конфликт, в ходе которого он нанес потерпевшему один удар рукой в область шеи. Затем они вместе с потерпевшим, спокойно разговаривая, пошли вдоль здания развлекательного комплекса. Из комплекса вышли Г. и Э., подошли к ним, спросили о происходящем. ФИО стал обращаться к ним с употреблением нецензурной брани. Г. нанес ФИО один удар кулаком в лицо. Затем Г. и Э. схватили ФИО за руки, поволокли его за угол комплекса, где стали потерпевшего избивать. Э. нанес потерпевшему один удар кулаком в область грудной клетки, отчего тот упал. После этого, не давая потерпевшему подняться, Э. нанес ему не менее 3 ударов кулаками и ногами по различным частям тела, голове, лицу, а Г. нанес не менее 5 ударов кулаками и ногами по телу, голове и лицу потерпевшего. Удары наносили с одного бока.

Не доверять приведенным показаниям свидетеля ФИО4 оснований не имеется. Какие-либо объективные данные, свидетельствующие о том, что ФИО4 оговорил Г. и Э., в материалах дела отсутствуют. Вопреки доводам кассационных жалоб осужденных и адвоката Резвухиной Л.В., показания свидетеля относительно нанесения потерпевшему ударов именно осужденными, являются последовательными как на предварительном следствии, так и в судебном заседании. Кроме того, показания ФИО4 согласуются и с другими исследованными в судебном заседании доказательствами.

Так, согласно показаниям потерпевшего ФИО незнакомый мужчина, с которым он разговаривал на улице после выхода из развлекательного центра, ударил его один раз кулаком в лицо. От причиненной ему боли он согнулся и наклонился вперед. Обстоятельств дальнейшего избиения подробно не помнит, т.к. находился в состоянии алкогольного опьянения. Однако помнит, что от какого нанесенного ему удара упал на землю, незнакомые мужчины наносили ему удары по различным частям тела и голове.

Доводы жалоб адвоката Резвухиной Л.В. об искажении в приговоре показаний потерпевшего не соответствуют действительности. Расхождений в содержании показаний потерпевшего, зафиксированных в протоколе судебного заседания и при изложении в приговоре, не усматривается. Замечаний на протокол судебного заседания адвокатом Р. не приносилось.

О том, что потерпевшего били несколько человек, подтвердила в судебном заседании свидетель ФИО6., которой об этом известно со слов самого потерпевшего.

Об участии Г. в избиении потерпевшего ФИО подозреваемый Э. пояснял на очной ставке с ФИО4 6 ноября 2008 года, указывая при этом, что он сам нанес потерпевшему два удара кулаком по лицу, а Г. наносил ФИО удары кулаками по телу и лицу. От полученных ударов потерпевший упал.

Такие показания Э. давал добровольно, в присутствии адвоката, оснований полагать, что он оговорил себя и Г., не имеется.

Из показаний свидетелей ФИО14., ФИО2. ФИО15 следует, что они видели группу людей, стоящих возле лежащего мужчины. ФИО4 стоял в стороне, за группой этих людей, на углу здания. Именно оттуда он подошел к ФИО3., когда она закричала, что бьют ее сына, и сказал ей, что это не ее сын лежит на земле. Сомневаться в объективности этих показаний нет оснований. То, что свидетели указывают разное количество людей, которые, по их мнению, стояли возле мужчины, а также состояние опьянения у ФИО 16., не влияет на суть их показаний, касающихся ФИО4, поскольку в этой части их показания последовательны.

Показания свидетеля ФИО4 относительно того, что за угол здания потерпевшего завели Г. и Э., соответствуют и показаниям свидетеля ФИО1., который пояснил, что на просмотренной им видеозаписи было видно, что у входа стоят трое мужчин. Один из них наносит удар кулаком по голове другому человеку, тому же человеку наносит удар кулаком, второй человек в область верхней части тела. Затем двое мужчин берут третьего, которому наносили удары за руки, и уводят за угол развлекательного комплекса. Туда же за угол здания комплекса ушел еще один мужчина. Тот факт, что сама видеозапись не была исследована ни на предварительном следствии, ни в судебном заседании, не ставит под сомнение достоверность показаний свидетеля.

На предварительном следствии свидетель ФИО11 показывал, что не видел, как ФИО4. и ФИО зашли за угол здания. Когда он зашел за угол здания развлекательного центра, то видел, как ФИО кого-то толкнул, началась драка. Он увидел, что Э., которого он определил по его плотному телосложению, рукой толкнул ФИО., отчего тот упал на землю, на спину. Дальнейших действий Г. и Э. в отношении ФИО он не разглядел. Он и ФИО4 в отношении ФИО никаких противоправных действий не совершали. Аналогичные показания ФИО11 давал на очной ставке с подозреваемым Э. 24 октября 2009 года, указывая также на то, что когда закричала женщина, что избивают ее сына, ФИО4. подошел к ней и стал говорить, что это не ее сын. В этот момент Г. и Э. находились рядом с лежащим на площадке ФИО Он сам никаких насильственных действий в отношении ФИО не совершал, за угол комплекса его не заводил.

В судебном заседании свидетель ФИО11 изменил свои показания, стал говорить, что потерпевшего за угол здания завел ФИО4

Судом исследовались причины изменения показаний свидетелем. По этим обстоятельствам была допрошена свидетель ФИО12 Утверждение адвоката Резвухиной Л.В. в кассационных жалобах о том, что свидетель заинтересована в исходе дела, является безосновательным. Не доверять показаниям свидетеля ФИО12 нет

оснований. С учетом установленных данных показаниям свидетеля ФИО17 в судебном заседании судом дана надлежащая оценка.

Показания свидетеля ФИО4 о том, что удары Г. и Э. наносились руками и ногами, когда осужденные находились с одной стороны относительно потерпевшего, соответствуют выводам судебно-медицинского эксперта о характере, локализации и механизме образования телесных повреждений, обнаруженных у ФИО

По заключению судебно-медицинского эксперта у ФИО имелись телесные повреждения механического происхождения закрытая травма груди в виде переломов 5, 6, 7, 8, 10 ребер слева, разрыва левого легкого, левостороннего гемопневмоторакса, которые образовались от неоднократных ударных воздействий твердого тупого предмета, возможно в заявленный срок и квалифицируются как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни; ушиб левой почки, который образовался от ударного воздействия твердого тупого предмета и квалифицируется как легкий вред здоровью по признаку кратковременного расстройства здоровью на срок не более 21 дня; гематома, ссадины на лице, которые образовались от ударных, плотно-скользящих воздействий твердого тупого предмета, которые как вред здоровью не квалифицируются. Получение имевших место повреждений при падении потерпевшего из положения стоя на плоскость исключается.

Таким образом, показания свидетеля ФИО4 были проверены судом путем сопоставления их с другими имеющимися в деле доказательствами, как того и требуют положения ст. 87 УПК РФ. При этом судом был сделан обоснованный вывод о том, что вопреки доводам жалоб осужденного Э. и адвоката Резвухиной Л.В. в показаниях свидетеля ФИО4., а также между его показаниями и показаниями потерпевшего, свидетелей, существенных противоречий, которые могли бы повлиять на правильность выводов суда, не содержится.

Судебная коллегия считает, что всем доказательствам, в том числе показаниям осужденных, свидетеля ФИО5., суд дал соответствующую оценку с учетом положений ст. 88 УПК РФ, указав в приговоре, почему он принимает одни доказательства и отвергает другие. Доводы жалоб адвоката Резвухиной Л.В. об избирательной оценке доказательств, по мнению судебной коллегии, являются несостоятельными. Исследовав все обстоятельства дела, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Г. и Э. в причинении ФИО тяжкого вреда здоровью при обстоятельствах, изложенных в приговоре. Выводы суда, в том числе на несогласие с которыми указывает в жалобах адвокат Резвухина Л.В., носят непротиворечивый и достоверный характер. Вопреки доводам жалоб осужденного Э. и адвоката Резвухиной Л.В., суд не допускал каких-либо предположительных суждений. Ссылка в жалобах на то, что вина Г. установлена методом исключения, безосновательна, т.к. из содержания текста приговора следует, что методом исключения установлена непричастность ФИО4 к избиению ФИО. Установленные судом и приведенные в приговоре обстоятельства не свидетельствуют о совершении К.А. действий, непосредственно направленных на причинение потерпевшему тяжкого вреда здоровью. К аналогичным выводам пришли и органы предварительного расследования. Постановлением следователя от 28 октября 2009 года в отношении ФИО4. прекращено уголовное преследование по п. "а" ч. 3 ст. 111 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления, а материал по действиям ФИО4 в отношении ФИО., содержащим признаки преступления, предусмотренного ст. 116 УК РФ, направлен мировому судье судебного участка N 12 Пермского муниципального района. Дело в отношении Г. и Э. рассмотрено с соблюдением требований ст. 252 УПК РФ. Нарушений требований ч. 6 ст. 388 УПК РФ, на что имеется ссылка в кассационных жалобах адвоката Резвухиной Л.В., по настоящему делу не допущено. Отсутствие очной ставки между Э. и

потерпевшим, на что осужденный указывает в свой жалобе, не свидетельствует о неполноте предварительного расследования, поскольку проведение очной ставки не является обязательным следственным действием, и решение о ее проведении принимается исключительно следователем. Оснований для отмены приговора по кассационных жалобам осужденных Г., Э. и адвоката Резвухиной Л.В. судебная коллегия не находит.

Правильно установив фактические обстоятельства дела, суд действиям осужденных Г. и Э. дал верную юридическую оценку, квалифицировав их по п. "а" ч. 3 ст. 111 УК РФ. Суд правомерно квалифицировал их действия по признаку "группой лиц". Нарушений ст. 252 УПК РФ в данном случае не допущено. Оснований для изменения квалификации действий осужденных судебная коллегия не усматривает.

Наказание Г. и Э. назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о личности виновных, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств. Наказание, назначенное осужденным, по своему виду и размеру отвечает требованиям закона, в том числе о его справедливости. Выводы суда в части назначения наказания мотивированы. Оснований для смягчения наказания судебная коллегия не находит.

Руководствуясь ст. 377. 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Пермского районного суда Пермского края от 8 апреля 2010 года в отношении Г., Э. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных Г., Э., адвоката Резвухиной Л.В. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь