Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 сентября 2010 г. N 12260

 

Судья: Прокофьева А.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Корсаковой Н.П.

судей Быханова А.В. и Чуфистова И.В.

при секретаре К.

рассмотрела в судебном заседании 06 сентября 2010 года дело N 2-985/10 по кассационной жалобе на решение Сестрорецкого районного суда Санкт-Петербурга от 13 июля 2010 года по иску А. к Гаражному кооперативу "..." о признании недействительным решения правления.

Заслушав доклад судьи Корсаковой Н.П., объяснения представителя истца - адвоката Сидоренко О.В., представителя ответчика - К., судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

А. обратился в суд с иском к Гаражному кооперативу "..." о признании недействительными решений внеочередного общего собрания (собрания уполномоченных) от 30.05.2009 года, решения правления от 30.05.2009 года по избранию председателем кооператива Б., указывая, что он является членом кооператива, уведомлен о собрании не был, в результате нарушения процедуры созыва собрания его право на участие в решении поставленных вопросов было нарушено; решения общего собрания приняты в отсутствие необходимого кворума, полномочиями по избранию председателя кооператива правление не наделено.

Определением суда от 01.07.2010 года требование А. к ГК "..." о признании недействительными решений общего собрания выделено в отдельное производство.

Решением суда по настоящему делу признаны недействительными решения, принятые правлением ГК "..." 30.05.2009 года об избрании председателем правления ГК "..." и председателем ГК "..." Б.

В кассационной жалобе ответчик настаивает на отмене решения суда.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, доводы кассационной жалобы, находит решение суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

Как усматривается из материалов дела, на основании решения общего собрания (собрания уполномоченных) ГК "..." от 30 мая 2009 года были проведены довыборы в правление гаражного кооператива, решением правления от 30 мая 2009 года, в том числе с участием вновь избранных в правление лиц, председателем правления (председателем) ГК "..." был избран Б.

Удовлетворяя исковые требования, суд руководствовался Законом СССР "О кооперации в СССР", в соответствии с которым избрание председателя кооператива относится к исключительной компетенции общего собрания.

Суд указал, что предусмотренные, в этой связи, Уставом гаражного кооператива "..." в редакции 1991 года положения о том, что органами управления кооператива являются общее собрание коллектива, а в период между собраниями правление кооператива (п. 3.1), которое избирается в количестве не менее 5 человек сроком на 5 лет и из своего состава избирает председателя (п. 3.4) находятся в противоречии с вышеназванным Законом и применены быть не могут. Соответственно решение правления от 30.05.2009 года об избрании председателем правления ГК "..." и председателем ГК "..." Б. является незаконным.

По мнению суда, оспариваемым решением, принятым с нарушением действующего законодательства, нарушено право истца, являющегося членом ГК "..." на участие в деятельности кооператива и управлении его делами.

Суд отверг доводы представителя ответчика о том, что Закон СССР "О кооперации в СССР" не распространяется на возникшие между сторонами правоотношения в связи с введением в действие Закона РФ "О потребительской кооперации", а также отклонил заявление представителя ответчика К. о пропуске срока исковой давности.

С выводом суда относительно неприменения срока исковой давности, который правомерно в соответствии со ст. 196 Гражданского кодекса РФ был определен как общий срок исковой давности, устанавливаемый в три года, судебная коллегия соглашается, однако иные вышеперечисленные выводы суда, представляются необоснованными.

Суд необоснованно не принял во внимание, что в Гражданском кодексе РФ дано универсальное понятие потребительского кооператива без указания на его разновидности.

В настоящее время действуют потребительские общества, жилищно-, дачно-, гаражно-строительные, а также жилищные, дачные, гаражные, садово-огороднические и иные кооперативы.

При этом суд не учитывал, что гаражный кооператив отвечает всем признакам некоммерческой организации, однако Гражданский кодекс РФ не определяет сферы, в которых действуют потребительские кооперативы, органы управления ими, режим имущества данных кооперативов, не имеется определенности в регулировании деятельности таких потребительских кооперативов, как гаражные кооперативы.

При таком положении, принимая во внимание неопределенность закона при разрешении заявленных требований, суд обязан был исходить из учредительного документа потребительского кооператива, к которому относится его устав, утвержденный общим собранием членов кооператива, в котором отражены предмет и цели деятельности кооператива как юридического лица (п. 2 ст. 52 ГК), наименование, основная цель его деятельности и организационно-правовая форма юридического лица.

Суд неправомерно не учитывал, что действующее законодательство не содержит запрета на включение в устав и иных сведений, в том числе необходимых для организации и деятельности потребительского кооператива соответствующего вида.

Суд первой инстанции необоснованно уклонился от оценки того обстоятельства, что постоянно действующие представительные органы управления кооперативом, контрольные (ревизионная комиссия), исполнительные органы управления кооператива (правление и председатель правления) избираются на собрании из числа членов кооператива.

Суд необоснованно не принимал во внимание, что в гражданском законодательстве не имеется запрета на включение в устав кооператива определенной членами кооператива формы управления кооперативом, которая не исключает управление кооперативом в период между собраниями его правлением, которое избирается и которое, в свою очередь, не исключает избрание председателя правления гаражного кооператива как из числа его членов на общем собрании, так и путем его избрания правлением из состава членов правления, а другие (не обязательные) положения устава включаются в него, если соответствующее решение будет принято собранием членов кооператива и если они не противоречат ГК РФ и законам об отдельных видах кооперативов.

При таком положении, суд неправомерно не принял во внимание, что в силу общедозволительного метода регулирования в гражданском праве "разрешено все, что не запрещено" уставом в интересах всех членов кооператива могли были быть изменены сформулированные в законе нормы, как о выборах правления, которое в свою очередь избирает из своего состава председателя и его заместителя, так и о кворуме собрания, о квалифицированном большинстве голосов членов собрания, которые касаются вопросов о ликвидации и реорганизации кооператива по инициативе самого кооператива, исключения из кооператива отдельных лиц, утверждения новой редакции устава или внесения в него изменений, что и имело место на внеочередном собрании (собрании уполномоченных) гаражного кооператива "..." и заседании правления кооператива 30 мая 2009 года.

Суд при вынесении решения по делу не учел, что деятельность кооперативов, как производственных, так и потребительских, регулировалась в СССР Законом от 26 мая 1988 года "О кооперации в СССР", однако по мере принятия законов об отдельных видах кооперативов указанный Закон в части, касающейся их деятельности, не применялся и что в настоящее время в отношении потребительских кооперативов действует только ст. 51 названного Закона, в котором говорится о видах кооперативов, в отношении которых специальные законы пока не приняты, к числу которых можно отнести и гаражный кооператив "...", созданный 27 октября 1991 года для организации и хранения автомототранспорта индивидуальных владельцев.

При таком положении, вывод суда о том, что устав ГК "..." противоречит Закону СССР "О кооперации в СССР" в части определения порядка избрания председателя правления (председателя ГК), а его положения не могут быть применены, представляется незаконным и необоснованным.

Как усматривается из материалов дела, требование истца о признании недействительным решения общего собрания гаражного кооператива от 30 мая 2009 года выделено судом в отдельное производство.

Суд, руководствуясь ст. 151 ГПК РФ, пришел к выводу о том, что раздельное рассмотрение требований о признании недействительными решений общего собрания об избрании правления и об избрании председателя правления (председателя кооператива) будет целесообразным.

С данным выводом также нельзя согласиться.

Суд не учел характер заявленных требований, их предмет и основание, доказательства, необходимые для разрешения спора, взаимосвязь заявленных требований, вытекающих друг из друга, а также то обстоятельство, что от разрешения вопроса о признании недействительным решения общего собрания кооператива от 30 мая 2009 года по мотивам нарушения процедуры его проведения и отсутствия кворума зависит разрешение вопроса о признании незаконными решений об избрании на нем правления и соответственно об избрании председателя правления (председателя) кооператива.

При новом рассмотрении спора суду необходимо учесть вышеизложенное, применить закон, подлежащий применению, оценить представленные сторонами доказательства в обоснование своих требований и возражений, дать оценку доводам истца, какие его личные права были нарушены в связи с избранием на общем собрании правления кооператива, обсудить вопрос об объединении заявленных требований в одно производство и постановить законное и обоснованное судебное решение.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Сестрорецкого районного суда от 13 июля 2010 года отменить. Дело возвратить в тот же суд для рассмотрения в ином составе судей.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь