Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НОВОСИБИРСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 сентября 2010 г. по делу N 22-3861/2010

 

Судья Захаров Е.С.

Докладчик Козеева Е.В.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Новосибирского областного суда

в составе:

    председательствующего     Козеевой Е.В.

    судей                     Бондаренко Е.В., Пащенко Е.В.

    при секретаре             К.

рассмотрела в судебном заседании от 06 сентября 2010 года кассационную жалобу осужденного Щ. на приговор Федерального суда общей юрисдикции Октябрьского района г. Новосибирска от 31 мая 2010 года, которым

Щ., ранее судимый,

осужден по ст. 30 ч. 1, 228.1 ч. 3 п. "г" УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа, с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Срок наказания исчислен с 09 мая 2009 года.

Приговором суда Щ. признан виновным и осужден за приготовление к незаконному сбыту наркотического средства в особо крупном размере - героина массой не менее 157,3 грамма.

Преступление совершено 08 мая 2009 года на территории Октябрьского района г. Новосибирска при обстоятельствах, изложенных в описательно - мотивировочной части приговора.

В судебном заседании подсудимый Щ. вину не признал.

Заслушав доклад судьи областного суда Козеевой Е.В., объяснения осужденного Щ., адвоката Юдину О.П., поддержавших доводы кассационной жалобы, мнение прокурора Новосибирской областной прокуратуры Бабенко К.В., полагавшего приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

В кассационной жалобе (основной и дополнительной) осужденный Щ., не соглашаясь с приговором, указывает на то, что предварительное следствие и судебное разбирательство по делу проведены односторонне, с обвинительным уклоном.

Суд необоснованно:

- отверг его последовательные показания о том, что наркотические средства были подброшены сотрудниками милиции;

- не учел показания свидетеля Т. о нарушении закона, допущенном сотрудниками милиции при его (Щ.) задержании;

- признал достоверными и положил в основу приговора показания заинтересованных в исходе дела сотрудников милиции Е., В., Г.;

- отклонил его ходатайство об истребовании из УФСКН сведений о поступлении в отношении него оперативной информации;

- не учел отсутствие понятых при проведении оперативно-разыскного мероприятия.

Автор жалобы утверждает, что:

- на исследование, а затем на экспертизу было представлено не то вещество, которое было изъято в ходе его личного досмотра;

- у него не было умысла на сбыт наркотических средств, а потому его действия следовало переквалифицировать на ст. 30 ч. 3, 228 ч. 2 УК РФ.

В возражениях на кассационную жалобу государственный обвинитель Клековкина К.В. просит приговор суда оставить без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы осужденного и возражения на нее, судебная коллегия находит приговор суда законным, обоснованным и справедливым; оснований к его отмене либо изменению не усматривается.

Изложенные в кассационной жалобе доводы о невиновности Щ. в приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств, тщательно исследованы судом первой инстанции и получили надлежащую оценку в приговоре с указанием мотивов их несостоятельности.

Выводы суда по этим доводам основаны на конкретных доказательствах по делу, которым дана оценка в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ, поэтому у судебной коллегии правильность выводов не вызывает сомнений.

Доводы осужденного Щ. о том, что изъятые у него наркотические средства, были подброшены ему сотрудниками милиции, противоречат приведенным в приговоре доказательствам и на материалах дела не основаны.

Так, согласно показаниям свидетеля Е., в начале мая 2009 года в УФСКН РФ по НСО стала поступать оперативная информация о том, что Щ. занимается незаконным сбытом наркотического средства (героина) в особо крупном размере. Было установлено, что он приобретет героин через тайник. Для проверки указанной информации была создана оперативная группа.

08.05.2009 года в процессе наблюдения на пересечении улиц <...> видел, как туда на автомобиле "Т" прибыл Щ. Выйдя из машины, он подошел к обочине, что-то забрал, вернулся в автомобиль и направился в сторону рынка. После чего было принято решение о задержании Щ., вышеуказанный автомобиль был остановлен. Во время задержания Щ. пытался оказать сопротивление, в связи с чем к нему было применено специальное средство - наручники; последнего никто из сотрудников милиции не избивал.

В ходе личного досмотра в присутствии понятых у Щ. в переднем кармане джинсовых брюк был обнаружен и изъят полиэтиленовый сверток с порошкообразным веществом светло-бежевого цвета. Изъятое было упаковано и опечатано. По поводу изъятого Щ. пояснил, что данный сверток его попросил забрать и перевезти в Ленинский район за вознаграждение малознакомый мужчина.

По результатам личного досмотра Щ. был составлен акт.

Показания свидетеля Е. согласуются с показаниями свидетелей Г. и В., подробно приведенными в приговоре. Кроме аналогичных показаний о наличии в отношении Щ. оперативной информации о сбыте им наркотических средств, свидетель В. указал, что в ходе наблюдения на пересечении улиц <...>, он видел, как в переулке мужчина азиатской национальности наклонился, что-то положил и ушел; затем к этому же месту подошел Щ., что-то подобрал с земли, сел в автомобиль и уехал. Свидетель уточнил, что освещение на улице было нормальным.

Согласно показаниям свидетеля З., в начале мая 2009 года в Управление ФСКН РФ по НСО поступила оперативная информация о том, что Щ. через лиц, отбывающих наказание в исправительной колонии, приобретает наркотические средства в особо крупном размере для дальнейшего сбыта. Было установлено, что Щ. приобретает героин через тайник; предварительно созваниваясь с лицом, он узнавал место тайника, откуда затем забирал наркотики. В ходе проведения ОРМ было установлено, что 08 мая 2009 года Щ. намерен приобрести наркотические средства, забрав их из тайника в районе перекрестка улиц <...>. Для проверки данной информация оперативная группа выехала к указанному месту; он находился в отделе.

В дальнейшем ему стало известно, что сотрудники оперативной группы задержали автомобиль "Т" под управлением Т., где находился и Щ. У последнего при себе было обнаружено и изъято наркотическое средство (героин) в особо крупном размере, более 100 граммов, упакованное в полиэтиленовый сверток.

Суд пришел к обоснованному выводу о том, что оснований не доверять показаниям вышеуказанных свидетелей нет, поскольку они подробны, последовательны, категоричны, непротиворечивы, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и подтверждаются другими доказательствами по делу. Оснований для оговора Щ., с которым ранее не были знакомы, у данных свидетелей не имеется. Не приводит таких оснований и осужденный Щ. в своей кассационной жалобе.

Тот факт, что указанные свидетели являются сотрудниками милиции, сам по себе, не свидетельствует о недостоверности или недопустимости данных доказательств.

Согласно ст. 56 УПК РФ свидетелем может быть любое лицо, которому известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и которое вызвано для дачи показаний. Поскольку свидетели Е., Г., В. и З. относились к числу таких лиц, то они на законных основаниях были допрошены судом. Их показания, как того требует ст. 307 УПК РФ, были оценены в приговоре в совокупности с другими доказательствами, и обоснованно признаны достоверными, поскольку ничем не опорочены. Названные свидетели не являются лицами, которые в соответствии со ст. 56 ч. 3 УПК РФ не подлежат допросу в качестве свидетелей.

Достоверность показаний свидетелей Е., Г., В. и З. объективно подтверждается актом личного досмотра Щ., в ходе которого у него в кармане джинсовых брюк был обнаружен и изъят полиэтиленовый сверток с порошкообразным веществом светло - бежевого цвета. По поводу изъятого Щ. пояснил, что данный сверток его попросил забрать знакомый мужчина по имени С. в Дзержинском районе г. Новосибирска, перевести в Ленинский район и оставить около определенного дома, который он знает визуально.

Данный акт подписан понятыми, а также Щ.; никаких замечаний от указанных лиц не поступило (л. д. 17 - 18 т. 1).

Допрошенный в качестве свидетеля понятой Б. подтвердил достоверность сведений, изложенных в протоколе личного досмотра, указав, что ходе личного досмотра у Щ. в кармане джинсовых брюк был обнаружен полиэтиленовый сверток, в котором находилось порошкообразное вещество (он видел данное вещество). Сверток был упакован в пакет, опечатан; он и второй понятой расписались на упаковке, а также в акте, составленном по результатам личного досмотра.

Кроме того, в ходе проведения судебно - наркологической экспертизы Щ., поясняя по поводу деяния, в котором обвиняется, указал: "... изъяли 50 граммов героина, хватило бы на месяц употребления; остальное - приписали..." (л. д. 158 - 160 т. 1).

Таким образом, ни в ходе личного досмотра, ни в ходе проведения вышеназванной экспертизы, Щ. не пояснял о том, что наркотическое средство ему было подброшено во время задержания сотрудниками милиции.

Указанные доказательства позволили суду прийти к обоснованному выводу о несостоятельности доводов Щ. о том, что изъятое у него наркотическое средство было подброшено ему сотрудниками милиции.

Показания свидетеля Т., на которые ссылается осужденный, не порочат вышеперечисленные доказательства и не ставят под сомнение правильность вышеуказанных выводов суда.

Показания данного свидетеля были проанализированы судом, как того требует действующее законодательство, в совокупности с другими доказательствами по делу и получили надлежащую оценку.

Оснований сомневаться в правильности данной судом оценки судебная коллегия не находит.

Как обоснованно указал в приговоре суд, из показаний свидетеля Т. не следует, что он был очевидцем того, как оперативные сотрудники УФСКН подложили в карман брюк Щ. сверток с героином и применяли к нему физическое насилие.

Судом тщательно проверены, однако не нашли своего подтверждения доводы Щ. о том, что на исследование, а затем на экспертизу поступило вещество в большем размере, чем то, которое было изъято при личном досмотре Щ.

Согласно акту личного досмотра Щ. от 08.05.2009 года, изъятый у последнего сверток с порошкообразным веществом был упакован в другой полиэтиленовый пакет, опечатан печатью N 04 "Для пакетов УФСКН России по НСО", подписан понятыми (17 - 18, 22 т. 1).

Как видно из справки об исследовании N 1772/581 от 09.05.2009 года, вещество на исследование поступило в пакете, не имеющем нарушений и повреждений целостности; пакет опечатан печатью N 04 "Для пакетов УФСКН России по НСО", имеются подписи. После проведения исследования вещество также упаковано (л. д. 25 - 26 т. 1).

Согласно заключению эксперта N 1834 от 02.06.2009 года, вещество поступило на экспертизу упакованным; упаковка не нарушена.

Как видно из данного заключения, оно мотивировано, в нем приведены этапы и результаты исследования представленного на исследование вещества; каких-либо противоречий заключение эксперта не содержит. Кроме того, эксперт был предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения. Оснований сомневаться в правильности заключения эксперта у суда не имелось.

При таких данных оснований считать, что на экспертизу поступило вещество в другом (большем) размере, чем было изъято у Щ., не имеется.

По этим же основаниям судебная коллегия находит несостоятельными и доводы осужденного о том, что героин массой 157,3 грамма не мог вместиться в пакет, представленный на исследование.

Доказательства совершения осужденным преступления, указанные в приговоре, в совокупности с установленными судом по делу обстоятельствами (в частности, высокой стоимостью и количеством героина - 157,3 грамма, размер которого является особо крупным и многократно (в 1573 раза) превышает среднюю разовую дозу), свидетельствуют о виновности Щ. именно в приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств в особо крупном размере, а не покушении на незаконное приобретение, хранение наркотических средств в особо крупном размере, как полагает осужденный.

Не может судебная коллегия согласиться с доводами осужденного о необоснованном отказе суда в удовлетворении ходатайства об истребовании из УФСКН сведений о поступлении в отношении него оперативной информации.

Как следует из материалов дела, необходимости в этом не было, так как судом допрошены в качестве свидетелей оперативные сотрудники УФСКН З., Е., Г., В., подтвердившие факт наличия оперативной информации в отношении Щ., которая ими проверена путем проведения оперативно - разыскного мероприятия "наблюдение".

Доводы осужденного о том, что данные свидетели не указали источник оперативной информации, не основаны на требованиях закона. В соответствии со ст. 12 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" предание гласности сведений о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих оперативно-разыскную деятельность, а также о лицах, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе, допускается лишь с их согласия в письменной форме.

Ссылки осужденного на то, что у оперуполномоченных УФСКН РФ по НСО не могло быть оперативной информации в отношении него, являются несостоятельными, так как в ходе проведения оперативно-разыскного мероприятия "наблюдение" эта информация фактически подтвердилась.

Доводы осужденного о том, что оперативно-разыскное мероприятие "наблюдение" проведено в отсутствии понятых, не свидетельствует о его незаконности, так как Закон "Об оперативно - розыскной деятельности" таких требований не содержит.

Тщательно исследовав обстоятельства дела, правильно оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины осужденного Щ. в приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств в особо крупном размере, и верно квалифицировал его действия по ст. 30 ч. 1, 228-1 ч. 3 п. "г" УК РФ.

Выводы суда о доказанности вины Щ., а также квалификации его преступных действий в приговоре надлежащим образом мотивированы.

Оснований для переквалификации действий Щ. на ст. 30 ч. 3, 228 ч. 2 УК РФ не имеется.

Давая в приговоре анализ исследованных в судебном заседании доказательств, суд привел полное обоснование своих выводов о признании достоверными доказательств, на основании которых был постановлен обвинительный приговор в отношении Щ., и признании несостоятельными доводов осужденного, приведенных им в свою защиту.

Доводы Щ. о превышения должностных полномочий сотрудниками УФСКН (применение ими физической силы при задержании), не влияют на выводы суда о доказанности вины осужденного в приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств.

Кроме того, из материалов дела следует, что по данному факту проведена служебная проверка, согласно которой в действиях сотрудников УФСКН Г. и В. при задержании Щ. не усматривается признаков дисциплинарного проступка (л. д. 21 - 23 т. 2).

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

С учетом конституционного принципа состязательности сторон данное дело органами предварительного следствия - расследовано, а судом - рассмотрено всесторонне, полно и объективно.

Наказание Щ. назначено с соблюдением требований ст. 60 УК РФ.

Судом учтены все предусмотренные законом обстоятельства: характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности осужденного, наличие смягчающих и отягчающего наказание обстоятельств, влияние назначенного наказания на исправление осужденного и все конкретные обстоятельства дела.

Назначенное наказание является справедливым, соразмерным содеянному, оснований для его смягчения не имеется.

При таких данных кассационная жалоба осужденного удовлетворению не подлежит.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Федерального суда общей юрисдикции Октябрьского района г. Новосибирска от 31 мая 2010 года в отношении Щ. оставить без изменения.

Кассационную жалобу осужденного Щ. оставить без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь