Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 сентября 2010 г. N 22-5289/10

 

Судья Копенкина Н.А. Дело N 1-44/10

 

Судебная коллегия по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего Нелюбова А.Г.,

судей Азовцевой О.А., Матвеевой Т.Ю.,

при секретаре К.,

рассмотрела в судебном заседании от 06 сентября 2010 года кассационную жалобу осужденного Н. на приговор Петродворцового районного суда Санкт-Петербурга от 26 мая 2010 года, которым

Н., <...>, ранее не судимый, осужден по ст. 228 ч. 2 УК РФ (в редакции Федерального закона от 08.12.2003 г. N 162-ФЗ) к 4 годам лишения свободы без штрафа, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи Нелюбова А.Г., объяснения осужденного Н., адвоката Рустамова А.Т.о. в его защиту, мнение прокурора Елкова Г.П., полагавшего необходимым приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

В кассационной жалобе осужденный Н. просит приговор суда, как незаконный, необоснованный и несправедливый, отменить, а уголовное дело в отношении него прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления.

В обоснование жалобы осужденный ссылается на то, что суд необоснованно не освободил его от уголовной ответственности, т.к. доказательства его виновности были сфальсифицированы сотрудниками милиции, в то время, как он добровольно выдал сотрудникам милиции наркотическое средство, и указывает, что:

- с учетом сущности данных свидетелями показаний суд необоснованно положил в основу приговора противоречивые и непоследовательные показания свидетелей М., В.В. и Б.А., а также дал им неверную оценку, поскольку показания М. и В.В. подтверждают его доводы о том, что наркотическое средство было им выдано добровольно. При этом суд необоснованно расценил показания свидетеля В.В. относительно того, что Б.А. вместе с ним прибыл к его (Н.) дому, как добросовестное заблуждение;

- суд необоснованно отверг показания свидетеля П., подтверждающей его показания, приведенные им в оспаривание своей вины;

- отвергая его доводы, суд необоснованно сослался на протокол его личного досмотра, составленный не в уголовно-процессуальном смысле, т.к. отсутствие его заявления о добровольной выдаче наркотических средств обусловлено спецификой бланка, используемого при составлении данного документа;

- суд необоснованно установил приговором, что он фактически признал свою вину и раскаивается в содеянном, т.к. им не давались пояснения в ходе предварительного следствия, а при назначении наказания суд неправомерно не признал в качестве смягчающего обстоятельства добровольную выдачу им наркотического средства еще на стадии административного производства.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденного Н. в совершенном им преступлении основанными на доказательствах, полученных в установленном законом порядке, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании и получивших оценку суда в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ.

Суд обоснованно сослался, как на доказательства вины Н., на показания свидетелей Е., В., М., В.В., Б.А., Б.Д., а также на другие материалы дела, которые были исследованы в судебном заседании.

Собранные по делу доказательства позволили суду сделать правильный вывод о виновности Н. и правильно квалифицировать его преступные действия.

Доводы кассационной жалобы осужденного о том, что суд необоснованно не освободил его от уголовной ответственности, т.к. он добровольно выдал сотрудникам милиции наркотическое средство, а также о фальсификации сотрудниками милиции доказательств его виновности, являются необоснованными, поскольку опровергаются приведенными в приговоре доказательствами.

Так показаниями свидетелей - сотрудников милиции М. и В.В. установлено, что после получения оперативной информации о том, что Н. занимается употреблением и сбытом наркотических средств, они 26.09.2009 г. совместно с участковыми уполномоченными Б. и К. прибыли к дому N <...>. В ходе наблюдения они зафиксировали встречу Н. и второго мужчины, после чего Н. был задержан, а второму мужчине удалось убежать. Н. пояснил, что он является наркозависимым лицом и имеет при себе героин. Затем они заходили с Н. в его квартиру за его документами, а потом доставили последнего в опорный пункт, где в ходе личного досмотра на предложение выдать запрещенные предметы Н. пояснил, что при нем имеется героин, который он хранит для личного употребления. При досмотре у Н. была изъята пачка из-под сигарет, в которой находились фольгированные свертки с героином.

Обстоятельства проведения сотрудниками милиции личного досмотра Н. подтверждаются также показаниями участвовавших в досмотре в качестве понятых свидетелей Е. и В.

Согласно показаниям свидетеля Б.А. он неоднократно при посредничестве Б.Д. приобретал у Н. наркотические средства. 26.09.2009 г. по договоренности с Б.Д. о приобретении наркотиков у Н. он совместно с Б.Д. приехал в дому Н. Около 19 часов Б.Д. зашел в подъезд, а он ждал его на улице, где был задержан сотрудником милиции. После этого из подъезда вышли еще сотрудники милиции, Н. и Б.Д. Их всех доставили в ОПОП в <...>. На вопрос сотрудника милиции он сообщил, что знает Н., как "Черного" или Славу. Его и Б.Д. затем отпустили.

Согласно показаниям свидетеля Б.Д., данным в ходе следствия и оглашенным в судебном заседании, он неоднократно приобретал героин и Н. 26.09.2009 г. он пришел в квартиру к Н., чтобы купить наркотики, где был задержан сотрудниками милиции. Что происходило в квартире дальше он не видел. После этого его доставили в участковый пункт милиции.

Показания допрошенных лиц согласуются с рапортом участкового уполномоченного М. от 26.09.2009 г. на имя начальника УВД Т. об обстоятельствах задержания Н. и его досмотра, протоколом личного досмотра Н., справкой о результатах оперативного исследования, заключением химической экспертизы.

Суд также обоснованно сослался в приговоре на протокол осмотра вещественного доказательства - наркотического средства, изъятого у Н.

Указанные доказательства получили в приговоре суда надлежащую оценку, в соответствии с которой суд обоснованно признал их относимыми, допустимыми, достоверными, а в своей совокупности - достаточными для установления виновности Н. в совершении преступления, за которое он осужден.

С учетом представленной по делу совокупности доказательств, суд обоснованно пришел к выводу о достоверности вышеуказанных показаний свидетелей обвинения, поскольку они последовательны, непротиворечивы в части значимых по делу обстоятельств, полностью подтверждаются совокупностью иных доказательств по делу и частично - показаниями самого Н., признавшего факт незаконного хранения им наркотического средства и то обстоятельство, что оно было изъято у него в ходе личного досмотра в ОПОП, оснований для оговора указанными лицами Н. не выявлено.

При этом судом дана оценка тому обстоятельству, что свидетель М. назвал фамилию пришедшего в квартиру Н. лица, как "Баранов". С учетом того обстоятельства, что сам М. пояснил, что с данным лицом он знаком не был, фамилию его запомнил со слов В.В., а свидетели В.В., Б.А. и сам Б.Д. показали, что в квартиру Н. заходил только Б.Д., суд обоснованно расценил показания М. о фамилии пришедшего в квартиру лица, как добросовестное заблуждение.

Также судом дана оценка и показаниям свидетеля В.В. о том, что Б.А. прибыл вместе с ними к дому Н. Исходя из того, что В.В. не помнит этих подробностей и с учетом того, что Б.А. и М. не подтвердили данный факт, суд правомерно расценил показания В.В. в данной части, как добросовестное заблуждение, в связи с чем доводы кассационной жалобы осужденного о неправильной оценке показаний свидетеля в данной части судебная коллегия считает несостоятельными.

Оценивая показания свидетеля Б.Д., суд обоснованно признал достоверными показания указанного лица, данные в ходе следствия, и правомерно отверг его показания в судебном заседании о том, что показания на следствии он давал по принуждению со стороны сотрудников милиции, ранее Н. не знал, в квартиру последнего явился не сам, а был приведен сотрудниками милиции, в тот вечер находился в компании девушки, а не Б.А.

При этом судом обоснованно учтено, что показания Б.Д. в ходе следствия получены без нарушения требований УПК РФ, подтверждаются показаниями Б.А. и иными доказательствами по делу, заявление свидетеля о якобы оказанном на него давлении не подтверждено объективными доказательствами, а его показания в суде опровергаются показаниями свидетелей М., Б.А. и самого Н. об обстоятельствах появления Б.Д. в его квартире. Кроме того, судом учтено, что Б.Д. не смог сообщить о каких-либо данных указанной им девушки и о целях его доставления в квартиру Н. сотрудниками милиции, после дачи им на следствии показаний был взят под стражу по другому уголовному делу и содержится в следственном изоляторе, в связи с чем суд пришел к обоснованному выводу, что изменение свидетелем Б.Д. показаний вызвано целью смягчить участь ранее знакомого Н., также содержащегося под стражей.

Таким образом, судом дана надлежащая оценка показаниям свидетелей обвинения, в ходе которой на основании представленной совокупности доказательств судом устранены имеющиеся в их показаниях незначительные противоречия, в связи с чем доводы кассационной жалобы осужденного о том, что суд необоснованно положил в основу приговора показания свидетелей М., В.В. и Б.А. и дал им неверную оценку, судебная коллегия считает неубедительными.

Каких-либо существенных противоречий в показаниях свидетелей обвинения, положенных судом в основу приговора, влияющих на правильность данной им судом оценки, судебная коллегия не усматривает, в связи с чем считает несостоятельными доводы осужденного о фальсификации сотрудниками милиции доказательств по делу.

Судом проверялись и доводы Н. о том, что он был задержан у своего дома без куртки, о добровольном сообщении им сотрудникам милиции о наличии у него наркотических средств дома в куртке и о добровольной выдаче им наркотического средства в помещении его квартиры.

С целью проверки данных доводов осужденного была допрошена свидетель П., показавшая, что она видела Н. и сотрудников милиции возле дома Н., при этом последний был одет только в брюки и футболку.

Оценивая показания данного свидетеля суд обоснованно сослался на показания свидетелей М. и В.В., правомерно признанные судом достоверными, согласно которым Н. в момент задержания был одет в куртку и в момент нахождения в квартире не переодевался, а также на то обстоятельство, что с учетом показаний П. не исключается нахождение на улице куртки у Н. в руках.

С учетом данных обстоятельств суд правомерно расценил показания свидетеля П. в данной части, как добросовестное заблуждение, в связи с чем доводы кассационной жалобы осужденного о неправильной оценке показаний указанного свидетеля судебная коллегия считает необоснованными.

Отвергая доводы Н., приведенные им в оспаривание своей вины, суд обоснованно сослался на опровергающие их, вопреки утверждению в кассационной жалобе, показания свидетелей М. и В.В., а также на подтвержденные показаниями свидетелей Е. и В. сведения, изложенные в протоколе личного досмотра Н., согласно которым последний не заявлял в ходе досмотра, что наркотическое средство было уже им выдано ранее.

Как видно из материалов дела, указанный протокол составлен сотрудником милиции в соответствии с требованиями закона и на основании положений ст. 11 Закона РФ "О милиции", его содержание заверено подписями понятых и самого Н., в нем имеется запись о том, что замечаний по поводу досмотра от его участников не поступило.

При указанных обстоятельствах доводы кассационной жалобы осужденного о составлении данного протокола не в уголовно-процессуальном смысле и о необоснованной ссылке суда на данный документ, судебная коллегия считает несостоятельными.

Кроме того, отвергая доводы осужденного, суд правильно указал, что для применения к лицу положений Примечания N 1 к ст. 228 УК РФ помимо добровольной выдачи наркотического средства, необходимо также активное способствование раскрытию или пресечению таких преступлений, чего в действиях Н., отказавшегося на следствии от дачи показаний, выявлено не было.

Таким образом, на основании представленной по делу совокупности доказательств, получивших надлежащую оценку, суд обоснованно отверг указанные выше доводы осужденного и пришел к обоснованному выводу о том, что изъятое у Н. при досмотре наркотическое средство он хранил при себе в кармане куртки до момента его задержания сотрудниками милиции у дома <...>.

С учетом изложенного доводы жалобы осужденного о том, что суд необоснованно не освободил его от уголовной ответственности в связи с добровольной выдачей им наркотического средства судебная считает несостоятельными.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, при рассмотрении дела судом не допущено.

Наказание осужденному Н. назначено в соответствии с требованиями закона и является справедливым, поскольку судом, в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, учтены не только характер и степень общественной опасности совершенного преступления, но и данные, характеризующие личность осужденного.

При этом судом обоснованно учтено в качестве смягчающих обстоятельств состояние здоровья осужденного, а также то, что Н. ранее не судим, фактически признал свою вину и раскаялся в содеянном.

Доводы жалобы Н. о том, что суд необоснованно установил приговором, что он фактически признал свою вину и раскаялся в содеянном в связи с отсутствием его пояснений в ходе предварительного следствия, судебная коллегия считает неубедительными, поскольку это утверждение сделано судом на основании данных судебного следствия и высказанной Н. суду позиции по предъявленному обвинению.

Суд правомерно не признал в качестве смягчающего обстоятельства добровольную выдачу Н. наркотического средства еще на стадии административного производства, поскольку с учетом изложенного выше данное обстоятельство не нашло своего подтверждения в ходе судебного разбирательства.

При указанных обстоятельствах суд пришел к обоснованному выводу о необходимости назначения Н. наказания в виде реального лишения свободы не в максимальных пределах, установленных законом, и без штрафа, правомерно не усмотрев оснований для применения положений ст. ст. 64 и 73 УК РФ.

Назначенное Н. наказание чрезмерно суровым не является.

При таком положении судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения приговора по доводам представленной кассационной жалобы.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Петродворцового районного суда Санкт-Петербурга от 26 мая 2010 года в отношении Н. оставить без изменения, кассационную жалобу осужденного - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь