Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 сентября 2010 г. N 33-12257/2010

 

Судья: Королева Н.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Рогачева И.А.

судей Корнильевой С.А. и Тарасовой И.В.

при секретаре Л.

рассмотрела в открытом судебном заседании 06 сентября 2010 года кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью <...> на решение Смольнинского районного суда Санкт-Петербурга от 13 июля 2010 года по делу N 2-2718/10 по иску П. к ООО <...> о понуждении к заключению договоров купли-продажи земельного участка и квартиры и к передаче документов.

Заслушав доклад судьи Рогачева И.А., объяснения представителей ответчика М. и Н., поддержавших жалобу, представителя истца адвоката Михайловой А.Н., просившей оставить вынесенное по делу решение без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Решением Смольнинского районного суда от 13.07.2010 г. по настоящему делу удовлетворены требования П.: на ООО <...> (далее - ООО <...>) возложены обязанности заключить с истцом основной договор N 1 купли-продажи земельного участка по адресу: <...>; заключить с истцом основной договор N 2 купли-продажи квартиры в быстровозводимом доме по тому же адресу; передать истцу правоустанавливающие документы, необходимые для регистрации права собственности на быстровозводимый жилой дом общей проектной площадью 111,07 кв. м, расположенный на земельном участке по указанному выше адресу, общей проектной площадью 200 кв. м.

В кассационной жалобе ответчик просит отменить вынесенное судом решение, считая его необоснованным и не соответствующим нормам материального права, и принять новое решение либо вернуть дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Изучив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия приходит к выводу о том, что обжалуемое решение подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение, по следующим основаниям.

Доводы кассационной жалобы о наличии оснований к отказу в иске П. в связи с прекращением действия предварительного договора не могут быть приняты во внимание, соответствующие доводы были правильно отвергнуты судом первой инстанции, поскольку фактические обстоятельства дела свидетельствуют о том, что до настоящего времени ответчиком осуществлялись действия, направленные на исполнение договора: создание объектов недвижимости, подлежащих передаче в собственность истца, и оформление права собственности на эти объекты; более того, по объяснениям сторон, построенный ответчиком индивидуальный жилой дом сблокированного типа (его часть) был фактически передан в пользование истицы.

При таком положении предварительный договор не может быть признан прекратившим действие на основании п. 6 ст. 429 ГК РФ, в силу которой обязательства, предусмотренные предварительным договором, прекращаются, если до окончания срока, в который стороны должны заключить основной договор, он не будет заключен либо одна из сторон не направит другой стороне предложение заключить этот договор.

Вместе с тем при разрешении спора судом допущено неправильное применение норм материального права, а также существенное нарушение норм процессуального права, поскольку решение фактически не обладает свойством исполнимости, что противоречит принципу обязательности судебных постановлений (ст. 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

В соответствии с пунктом 1 ст. 454 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену).

Пунктом 1 ст. 455 ГК РФ предусмотрено, что товаром по договору купли-продажи могут быть любые вещи с соблюдением правил, предусмотренных статьей 129 настоящего Кодекса (т.е. обладающие оборотоспособностью).

Изложенные положения закона во взаимосвязи с содержанием предварительного договора от 28.02.2008 г. позволяют сделать вывод о том, что удовлетворение требований П. предполагает возложение на ответчика обязанности заключить с истцом договоры купли-продажи только в отношении индивидуально-определенных вещей - объектов недвижимости, правом собственности на которые обладает ответчик.

Согласно ст. 219 ГК РФ право собственности на здания, сооружения и другое вновь создаваемое недвижимое имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает с момента такой регистрации.

В связи с этим для правильного разрешения спора суду следовало установить, создано ли имущество, предусмотренное предварительным договором, зарегистрировано ли за ответчиком право собственности на соответствующие объекты недвижимости, и указать в решении их идентифицирующие признаки.

Кроме того, для правильного определения объема прав и обязанностей сторон в решении должно быть отражено, на каких условиях подлежат заключению соответствующие договоры купли-продажи.

Между тем, как следует из материалов дела, фактически созданные ответчиком объекты недвижимости отличаются по своим характеристикам от тех, которые описаны в предварительном договоре и в резолютивной части решения суда: за ответчиком зарегистрировано право собственности не на квартиру в быстровозводимом доме, а на часть индивидуального жилого дома сблокированного типа (л.д. 39); площадь указанного объекта, как и земельного участка по указанному в решении адресу, отличается от предусмотренных предварительным договором и приведенных в резолютивной части решения суда.

Более того, в резолютивной части решения содержится противоречие, поскольку в ее втором абзаце объект недвижимости описан как квартира в быстровозводимом доме, а в третьем абзаце - как быстровозводимый жилой дом.

Указание в резолютивной части решения проектных площадей дома и земельного участка в данном случае является недопустимым, поскольку как указано выше, требования П. предполагают обязанность ответчика заключить договор в отношении реально существующих объектов недвижимости с соответствующими индивидуальными характеристиками.

При этом приобщенные к делу документы о праве собственности ответчика на объекты недвижимости содержат противоречия в части адресов этих объектов, без устранения которых не представляется возможным заключение основных договоров купли-продажи. Эти противоречия судом первой инстанции при вынесении решения не устранены.

Так, в материалах дела имеется копия свидетельства от 30.10.2009 г. о государственной регистрации права собственности ООО <...> на земельный участок общей площадью 233 кв. м по адресу <...> с кадастровым номером N <...> (л.д. 38).

Из повторного свидетельства от 02.11.2009 г. следует, что земельному участку с указанным кадастровым номером присвоен адрес <...> (л.д. 67).

Вместе с тем в свидетельстве о государственной регистрации права собственности ООО <...> на часть индивидуального жилого дома сблокированного типа общей площадью 97,6 кв. м от 30.10.2009 г. указан адрес <...> (л.д. 60); хотя из кадастрового паспорта на этот дом следует, что он расположен на земельном участке с кадастровым номером N <...> (л.д. 61, 62).

Ситуационный план, содержащийся в кадастровом паспорте на дом л.д. 62), косвенно подтверждает, что этот объект по своему расположению совпадает с объектом, указанным на плане в приложении N 1 к предварительному договору (л.д. 33).

Указанные документы позволяют предположить, что фактически объекты расположены по адресу <...>, а не <...> как указано в решении суда по настоящему делу.

Представленные в суд документы о присвоении адресов строениям и земельным участкам (л.д. 72 - 89) недостаточны для уточнения адреса спорных объектов, тем более, что такое присвоение должно сопровождаться внесением изменений в записи о государственной регистрации права собственности на объекты недвижимости.

Документы, на основе которых можно было бы уточнить, в отношении каких именно объектов ответчик обязан заключить договоры с истцом, в деле отсутствуют.

Кроме того, возлагая на ответчика обязанность заключить основные договоры купли-продажи, суд должен был разрешить все вопросы, подлежавшие урегулированию по смыслу условий предварительного договора, поскольку в противном случае решение суда не исключало бы возникновения споров об условиях, на которых должны быть заключены эти договоры.

В связи с этим суду следовало, в частности, учесть, что пунктом 1.4 предварительного договора предусмотрены обязательства сторон, связанные с взаиморасчетами при отклонении фактических площадей объектов от проектных более чем на 2 процента (что имеет место в данном случае, поскольку в представленных в суд документах указана площадь земельного участка, превышающая проектную на 33 кв. м, и общая площадь части сблокированного жилого дома в 97,6 кв. м, что значительно меньше указанной в договоре общей проектной площади в 111,07 кв. м).

При таком положении вынесенное по делу решение не может быть признано законным и обоснованным, оно подлежит отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции, которому необходимо поставить на обсуждение указанные выше юридически значимые обстоятельства и в зависимости от представленных доказательств разрешить спор, определив в решении конкретные права и обязанности сторон, связанные с заключением договоров купли-продажи конкретных объектов недвижимости.

Руководствуясь ст. 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Смольнинского районного суда Санкт-Петербурга от 13 июля 2010 года по настоящему делу отменить, дело направить в тот же суд для нового рассмотрения в ином составе судей.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь