Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 сентября 2010 г. N 33-12287/2010

 

Судья: Владимирова О.И.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Рогачева И.А.

судей Корнильевой С.А. и Тарасовой И.В.

с участием прокурора Кузьминой И.Д.

при секретаре Л.

рассмотрела в открытом судебном заседании 06 сентября 2010 года кассационную жалобу З. на решение Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 12 июля 2010 года по делу N 2-1827/10 по иску З. к государственному учреждению - Санкт-Петербургскому региональному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации о взыскании задолженности по ежемесячной страховой выплате и пени.

Заслушав доклад судьи Рогачева И.А., объяснения З., поддержавшего жалобу, и Санкт-Петербургского регионального отделения Фонда социального страхования РФ В., просившей оставить решение районного суда без изменения, заключение прокурора Санкт-Петербургской городской прокуратуры К., полагавшей, что оснований к отмене решения не имеется, судебная коллегия

 

установила:

 

Приказом N 2899-В от 18.04.2003 г., изданным филиалом N 31 ГУ Санкт-Петербургского регионального отделения Фонда социального страхования РФ, З. в связи с повреждением здоровья вследствие несчастного случая на производстве, имевшего место 19.09.2000 г. в период его работы в ООО <...>, и утратой 70% профессиональной трудоспособности были назначены с 04.02.2003 г. по 01.04.2004 г. ежемесячная страховая выплата в сумме 1.384 рублей 89 копеек и единовременная страховая выплата - 18.900 рублей (л.д. 15 - 19).

Приказом N 11361-В от 16.09.2003 г. на основании заключения экспертизы на предмет отнесения несчастного случая к страховому от 09.09.2003 г., проведенной СПб региональным отделением ФСС РФ, названный выше приказ был отменен и с 01.08.2003 г. истцу прекращена ежемесячная страховая выплата (л.д. 21, 82 - 83).

В январе 2010 г. З., указывая на несогласие с решением о прекращении страховой выплаты, обратился в суд и, увеличив исковые требования в ходе судебного разбирательства, просил взыскать с Санкт-Петербургского регионального отделения ФСС РФ в его пользу задолженность по ежемесячной страховой выплате за период с 01.08.2003 г. по 29.04.2010 г. с учетом установленной ему в этот период степени утраты профессиональной трудоспособности в размере 729.309 рублей 90 копеек и пени на эту сумму - 4.232.035 рублей 60 копеек, всего 4.961.345 рублей 50 копеек.

Решением Красногвардейского районного суда от 12.07.2010 г. в удовлетворении требований З. отказано.

В кассационной жалобе истец просит отменить указанное решение как незаконное и необоснованное и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе судей.

Изучив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия не находит оснований к отмене обжалуемого решения.

Разрешая спор, суд на основе анализа положений "трудового соглашения" от 31.08.2000 г., заключенного между З. и ООО <...> (л.д. 63, 64), и норм действовавшего на тот момент трудового законодательства, а также характера и условий выполнявшейся истцом работы пришел к обоснованному выводу о том, что между З. и ООО <...> отсутствовали трудовые отношения, а названное выше соглашение фактически представляло собой гражданско-правовой договор подряда на выполнение конкретного объема работ за вознаграждение.

Судебная коллегия считает возможным согласиться с этим выводом, поскольку, как правильно указал суд, по смыслу положений ст. 15 Кодекса законов о труде Российской Федерации, действовавшего до 01.02.2002 г., трудовой договор предполагает принятие на работу по определенной специальности, квалификации или должности с внесением записи в трудовую книжку. При этом существенным признаком трудового договора является подчинение работника внутреннему трудовому распорядку, обеспечение работодателем предусмотренных законом условий труда, порядок и форма оплаты труда.

Между тем, в данном случае З. сам определял способ и порядок выполнения оговоренных в соглашении от 31.08.2000 г. работ по косметическому ремонту консервного цеха (бывший арматурный цех), самостоятельно привлек к выполнению указанных работ нескольких работников и фактически осуществлял руководство подрядной работой, оплата которой согласно условиям договора производилась по мере ее выполнения.

Исходя из этого, суд при разрешении спора правильно руководствовался п. 1 ст. 5 Федерального закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" от 24.07.1998 г. N 125-ФЗ, согласно которому физические лица, выполняющие работу на основании гражданско-правового договора, подлежат обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, если в соответствии с указанным договором страхователь обязан уплачивать страховщику страховые взносы.

Учитывая, что трудовое соглашение от 31.08.2000 г. не предусматривало такой обязанности ООО <...>, и данных об уплате этим предприятием страховых взносов за истца не имеется, суд пришел к обоснованному выводу о том, что З. не был застрахован по данному виду страхования, в связи с чем у СПб РО ФСС РФ отсутствовали правовые основания для назначения ему ежемесячной страховой выплаты.

При таком положении оснований требования истца о взыскании задолженности по страховым выплатам и пени удовлетворению не подлежали.

Довод кассационной жалобы о том, что представленная ответчиком копия заключения экспертизы на предмет отнесения несчастного случая к страховому от 09.09.2003 г. не заверена надлежащим образом, не дает оснований к отмене решения суда, поскольку достоверность данной копии истцом в ходе судебного разбирательства не оспаривалась. При этом указанное заключение по существу сводится лишь к правовому анализу отношений между З. и ООО <...>, результаты которого не связывали суд при рассмотрении дела, а выводы суда о наличии между указанными лицами гражданско-правовых, а не трудовых отношений, основаны на иных имеющихся в деле доказательствах, в том числе на содержании копии трудового соглашения от 31.08.2000 г., представленной самим истцом, и на показаниях допрошенного по его ходатайству свидетеля П.

Существенных нарушений норм процессуального права, которые повлекли или могли бы повлечь вынесение неправильного решения, в ходе судебного разбирательства допущено не было.

Утверждение истца о том, что он не имел возможности ознакомиться с материалами дела, ничем не подтверждено. Как следует из содержания протоколов судебных заседаний, правом подать замечания на которые истец не воспользовался, каких-либо ходатайств об отложении рассмотрения дела в связи с необходимостью изучения его материалов, а также об истребовании дополнительных доказательств по делу, истец не заявлял.

Доводы кассационной жалобы о неправильной оценке судом установленных по делу обстоятельств и доказательств не могут быть признаны обоснованными и повлечь отмену обжалуемого решения.

Руководствуясь ст. 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 12 июля 2010 года по настоящему делу оставить без изменения, кассационную жалобу З. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь