Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 сентября 2010 г. N 33-12324/2010

 

Судья: Волкович В.М.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Рогачева И.А.

судей Корнильевой С.А. и Тарасовой И.В.

при секретаре Л.

рассмотрела в открытом судебном заседании 06 сентября 2010 года кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью <N 1> на решение Московского районного суда Санкт-Петербурга от 02 июня 2010 года по делу N 2-1996/10 по иску З. к ООО <N 1> о признании предварительного договора прекратившим действие, взыскании внесенной по договору денежной суммы и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Заслушав доклад судьи Рогачева И.А., судебная коллегия

 

установила:

 

З. 04.01.2008 г. заключил с ООО <N 1> в лице ООО <Г...>, действовавшего на основании агентского договора N 10/ГС от 28.05.2007 г., предварительный договор купли-продажи жилого помещения, предусматривающий обязательство ООО <N 1> продать истцу квартиру общей площадью 28,18 кв. м в строящемся жилом доме по строительному адресу Санкт-Петербург, <Адрес>), 2 очередь, по цене, эквивалентной 68.167 условным единицам, что на момент заключения предварительного договора соответствовало 1.840.509 рублям, исходя из условной единицы, равной рублевому эквиваленту одного доллара США по курсу ЦБ РФ на день оплаты, но не менее 27 рублей (л.д. 9 - 13).

Пунктом 5 договора было предусмотрено внесение покупателем в качестве обеспечения исполнения его обязательств по договору денежной суммы в размере, равном продажной стоимости квартиры, в сроки, установленные графиком платежей, в соответствии с которым истец к 16.10.2008 г. осуществил платежи на общую сумму 1.250.883 рубля (л.д. 40 - 53).

Решением Московского районного суда от 02.06.2010 г. по настоящему делу удовлетворены требования З. о признании предварительного договора прекратившим свое действие и о взыскании в его пользу с ООО <N 1> уплаченной по договору денежной суммы в размере 1.250.883 рублей. Требования истца о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, заявленные в размере 130.543 рублей 54 копеек, удовлетворены на сумму 10.000 рублей. Постановлено взыскать с ООО <N 1> в пользу З. сумму расходов по уплате государственной пошлины в размере 4.600 рублей и государственную пошлину в доход бюджета в размере 10.104 рублей 42 копеек.

В кассационной жалобе ООО <N 1> просит отменить вынесенное судом решение и отказать в удовлетворении предъявленного иска, считая решение незаконным и необоснованным.

Кассационная жалоба, поданная З., была оставлена без движения определением судьи от 26.07.2010 г. и возвращена определением от 26.08.2010 г., которое не было обжаловано истцом (л.д. 123, 125).

Дело рассмотрено судебной коллегией в отсутствие сторон и представителя третьего лица - ООО <Г...>, которые извещены о времени и месте заседания суда кассационной инстанции, о причине неявки своих представителей не сообщили.

Изучив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия не усматривает оснований к отмене обжалуемого решения.

В соответствии с п. 4 ст. 429 Гражданского кодекса Российской Федерации в предварительном договоре указывается срок, в который стороны обязуются заключить основной договор. Если такой срок в предварительном договоре не определен, основной договор подлежит заключению в течение года с момента заключения предварительного договора.

Согласно пункту 6 этой же статьи обязательства, предусмотренные предварительным договором, прекращаются, если до окончания срока, в который стороны должны заключить основной договор, он не будет заключен либо одна из сторон не направит другой стороне предложение заключить этот договор.

Разрешая спор, суд не согласился с доводами истца о том, что содержание предварительного договора не позволяет определить срок для заключения основного договора, поскольку в пункте 2 предварительного договора стороны предусмотрели ориентировочный срок ввода объекта в эксплуатацию - 4 квартал 2009 года (л.д. 9). Как указал суд, содержание этого пункта во взаимосвязи с п. 7 договора, согласно которому продавец обязался обеспечить регистрацию его права собственности на квартиру в течение 90 дней с момента получения разрешения на ввод объекта в эксплуатацию, и п. 4 договора, в котором для заключения основного договора установлен 30-дневный срок со дня государственной регистрации права собственности продавца, в совокупности позволяют установить предельный срок заключения основного договора, который истек 30.04.2010 г., в связи с чем предварительный договор прекратил действие.

Ссылка ответчика на то, что указанный в пункте 7 договора срок может быть изменен в зависимости от задержки получения разрешения на ввод объекта в эксплуатацию (л.д. 12), не опровергает вывод суда, поскольку соответствующие изменения согласно п. 7.1 могли быть внесены в договор лишь по письменному соглашению сторон (л.д. 11).

Вместе с тем суду следовало дать оценку также тому обстоятельству, что 26.01.2009 г. и 25.02.2009 г. стороны подписали протоколы к предварительному договору, согласно которым в пункт 2 договора были внесены изменения об установлении ориентировочного срока ввода объекта в эксплуатацию - 4 квартал 2010 года (л.д. 14, 15).

Данный срок на момент разрешения спора не истек.

Однако, по мнению судебной коллегии, указанное обстоятельство не опровергает правильности выводов суда первой инстанции по существу спора, поскольку из материалов дела следует, что у ответчика отсутствует разрешение на строительство объекта, необходимая проектная и разрешительная документация, срок окончания строительства никакими распоряжениями Правительства Санкт-Петербурга не устанавливался и не продлевался.

Содержащееся в пункте 2 договора указание о том, что продавец обладает правом требования на квартиру, являясь инвестором в соответствии с постановлением Правительства Санкт-Петербурга от 21.01.2005 г. N 51 "Об использовании земельного участка по адресу: <Адрес>", протоколом подведения итогов аукциона от 02.12.05 г. и договором аренды земельного участка от 12.12.2005 г. N 02/3к-06052, не подтверждает оснований осуществления ответчиком строительства жилого дома, поскольку соответствующее постановление Правительством Санкт-Петербурга не издавалось, а указанными выше документами урегулированы лишь общие вопросы использования земельного участка путем его передачи в аренду в целях осуществления градостроительной деятельности.

В свою очередь, ответчиком при рассмотрении дела не было приведено доводов и доказательств, свидетельствующих о том, что им фактически продолжается строительство жилого дома, что указанный в протоколах ориентировочный срок ввода объекта в эксплуатацию согласован с органами государственной власти Санкт-Петербурга и что строительство действительно может быть завершено к этому сроку.

Указанные обстоятельства явно свидетельствуют о том, что основной договор не может быть заключен в срок, вытекающий из предварительного договора, т.е. что обязательства ответчика не могут быть исполнены.

Исходя из положений ст. ст. 450 и 453 ГК РФ существенное нарушение договора стороной может являться основанием для расторжения договора в судебном порядке, вследствие чего обязательства сторон прекращаются.

Учитывая, что признание предварительного договора прекратившим свое действие также влечет прекращение обязательств сторон, судебная коллегия с учетом конкретных обстоятельств дела считает возможным согласиться с выводом суда первой инстанции о признании предварительного договора прекратившим действие.

Что касается внесенных истцом по предварительному договору денежных сумм, то по смыслу положений п. 1 ст. 429 ГК РФ из предварительного договора не могут вытекать никакие обязательства, кроме обязательства по заключению основного договора. В частности, обязательство по оплате товара возникает у покупателя лишь после заключения основного договора купли-продажи.

В связи с этим назначение предварительного платежа, предусмотренного п. 5 договора, состоит в его последующем зачете в счет оплаты стоимости квартиры после подписания основного договора, т.е. в обеспечении исполнения будущего обязательства покупателя по оплате товара.

Иное законное основание владения и распоряжения суммой "обеспечительного платежа" у ООО <N 1> отсутствует, и при неподписании основного договора эта сумма подлежит возврату покупателю в полном объеме, поскольку в противном случае у ответчика возникало бы неосновательное обогащение за счет истца.

Принимая во внимание, как указано выше, очевидную невозможность исполнения предварительного договора в согласованный срок, следует признать, что у ответчика не имеется каких-либо правовых оснований для удержания суммы предварительного платежа.

Исходя из этого суд обоснованно взыскал с ответчика в пользу истца внесенную по предварительному договору денежную сумму в общем размере 1.250.883 рублей.

Учитывая, что ответчик не возвратил указанную сумму истцу по его требованию, суд обоснованно начислил на нее проценты за пользование чужими денежными средствами в порядке ст. 395 ГК РФ.

Определенный судом период просрочки с 01.05.2010 г. по 02.06.2010 г. и снижение размера процентов на основании положений ст. 333 ГК РФ о соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательств до 10.000 рублей в кассационной жалобе не оспаривается; как указано выше, истцом вынесенное по делу решение не обжаловано, в связи с чем не проверяется судебной коллегией в указанной части исходя из положений ст. 347 ГПК РФ.

Учитывая изложенное, оснований для отмены обжалуемого решения по доводам кассационной жалобы не имеется.

Руководствуясь ст. 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Московского районного суда Санкт-Петербурга от 02 июня 2010 года по настоящему делу оставить без изменения, кассационную жалобу ООО <N 1> - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь