Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 7 сентября 2010 г. N 12375

 

Судья: Мозерова Т.М. Дело N 2-486/10

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего судьи Петровой Ю.Ю.,

судей Корчевской О.В., Зарочинцевой Е.В.,

при секретаре Б.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело N 2-486/10 по кассационной жалобе Ю.А.В., П.Е.А. на решение Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 13 мая 2010 года по гражданскому делу по исковому заявлению Ю.А.В., П.Е.А. к Т.А.В., З.Т.В., Ю.А.А. о признании сделки и свидетельства о государственной регистрации права недействительными, применении последствий недействительности ничтожной сделки, признании права собственности на долю дома, установлении факта принятия наследства.

Заслушав доклад судьи Петровой Ю.Ю., объяснения представителя истцов - Н., действующей на основании ордера N А 854736 от 01 сентября 2010 года, ордера N А 854737 от 01 сентября 2010 года, доверенностей от 04 февраля 2009 года сроком на три года, от 26 февраля 2009 года сроком на три года, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

Ю.А.В. обратился в Приморский районный суд Санкт-Петербурга с иском к Т.А.В., З.Т.В., Ю.А.А. о признании договора купли-продажи жилого дома и свидетельства о государственной регистрации права собственности ничтожными, применении последствий недействительности ничтожной сделки, установлении факта принятия наследства истцом после смерти его отца Ю.В.П., ссылаясь в обоснование требований на совместное проживание с отцом и регистрацию по месту жительства в кв. <...>, что указывает на фактическое принятие наследства. Вместе с тем, наследственное имущество незаконно было оформлено другими наследниками Ю.А.А. и З.Т.В., которые впоследствии произвели отчуждение <...>, входящего в наследственное имущество, Т.А.В. Полагая, что наследниками Ю.А.А. и З.Т.В. свидетельства о праве на наследство были получены незаконно с нарушением прав истца, заключенная сделка по отчуждению спорного дома Т.А.В. является ничтожной.

П.Е.А. обратилась в суд с иском к Т.А.В., З.Т.В., Ю.А.А. о признании договора купли-продажи жилого дома и свидетельства о государственной регистрации права собственности ничтожными, применении последствий недействительности ничтожной сделки, признании за ней права собственности на 1/3 доли в праве собственности жилого дома <...> в порядке наследования после смерти отца Ю.А.П., ссылаясь на то обстоятельство, что в 2009 году от истца Ю.А.В. она узнала о смерти своего отца, и полагает данное обстоятельство основанием для продления срока для принятия наследства и признания права собственности.

Решением Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 13 мая 2010 года в удовлетворении исковых требований Ю.А.В., П.Е.А. отказано.

В кассационной жалобе Ю.А.В., П.Е.А. просят отменить решение суда, как незаконное, ссылаясь на нарушение норм процессуального и материального права.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, выслушав объяснения представителя истцов, обсудив доводы кассационной жалобы, не находит оснований для отмены решения суда.

Как следует из материалов дела 10.10.51 года Ю.П.И. и ее сыном Ю.В.П. был приобретен одноэтажный деревянный дом с надворными постройками по адресу <...>.

На основании распоряжения Исполкома Ленгорсовета народных депутатов от 14.12.89 года N 1515-р спорный дом был расселен с представлением Ю.П.И. однокомнатной квартиры <...>, Ю.В.П. однокомнатной квартиры <...>, Ю.С.П. однокомнатной квартиры <...>, Ю.А.П. с сыном Александром однокомнатной кв. <...>.

23.12.89 года между Ю.В.П. и Исполкомом Приморского района был заключен договор дарения спорного дома в связи с получением квартиры и компенсации за надворные постройки и садово-ягодные насаждения.

Решением Приморского районного суда от 22.02.90 года Ю.А.А. был выселен в предоставленные жилые помещения с выпиской из дома по адресу <...>.

Вместе с тем, 21.05.93 года Ю.П.И. и Ю.А.П. вновь прописались по адресу спорного дома.

Решением Приморского районного суда от 08.07.2008 года в удовлетворении исковых требований Администрации Приморского района о признании недействительными свидетельств о праве на наследство, признании недействительным договора купли-продажи отказано.

После смерти Ю.П.И. Ю.А.П., сын умершей, 13.04.96 года оформил свидетельство о праве на наследство на 1/2 доли в праве собственности спорного домовладения, 1/2 доли по факту была принята Ю.В.П.

Истец Ю.А.В. приходится сыном Ю.В.П., истица П.Е.А. приходится дочерью Ю.А.П.

25 января 1998 года умер Ю.В.П.

В установленный законом шестимесячный срок с заявлением о принятии наследства никто не обратился.

29.01.2004 года З.Т.В. и Ю.А.А., жена и сын Ю.А.П. вступили в права наследования по закону на 1/2 доли спорного домовладения, которые перешли к наследодателю после смерти Ю.П.И.

18.03.2004 года З.Т.В. и Ю.А.А. вступили в права наследования после смерти Ю.А.П. на 1/2 доли спорного домовладения, доставшуюся Ю.А.П. после смерти брата Ю.В.П.

09.12.2006 года между З.Т.В., Ю.А.А. и Т.А.В. был заключен договор купли-продажи спорного домовладения.

20 февраля 2007 года Ю.А.В. обратился к нотариусу с заявлением о принятии наследства после смерти отца, ему было выдано свидетельство о праве на наследство по закону после Ю.В.П. в составе 1/2 доли в праве собственности на спорный жилой дом, в государственной регистрации права собственности на спорный жилой дом было отказано, поскольку ранее право собственности на данное жилое помещение уже было зарегистрировано за иными лицами в порядке наследования.

Ю.А.В. и Ю.В.П. на момент смерти последнего были постоянно зарегистрированы по адресу: <...>.

Как правильно указал суд первой инстанции, в нарушении ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации Ю.А.В. не представил доказательств принятия наследства после смерти Ю.В.П., сама по себе регистрация по одному адресу с наследодателем являться подтверждением принятия наследства не может, правомерно счел свидетельство о праве на наследство по закону после Ю.В.П. выданное Ю.А.В. ничтожным, учитывая регистрацию права собственности на спорный жилой дом за другими лицами.

Кроме того, ранее Ю.А.В. обращался в Приморский районный суд с иском о признании права собственности на 1/2 доли в праве собственности спорного домовладения в порядке наследования после смерти отца Ю.В.П., обосновывая заявленные требования фактическим принятием наследства.

Решением Приморского районного суда от 08.07.2008 года по гражданскому делу N 2-340, оставленному без изменения определением Судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 13.01.2009 года, в удовлетворении исковых требований Ю.А.В. было отказано с указанием на отсутствие доказательств, подтверждающих факт принятия истцом наследства после смерти отца Ю.В.П.

Судом при рассмотрении дела N 3-340 была дана оценка пояснениям Ю.А.В. о непроживании с отцом, постоянном нахождении в командировках, отсутствии намерений по оформлению наследственных прав в связи с наличием родственных отношений и предположением об автоматическом переходе прав на наследственное имущество.

Довод кассационной жалобы Ю.А.В. о недействительности свидетельства о праве на наследство, выданного З.Т.В. и Ю.А.А. после смерти Ю.В.П. судебная коллегия находит неправомерным, принимая во внимание то обстоятельство, что законность выдачи указанного свидетельства была предметом проверки при рассмотрении судом дела N 2-340.

Истица П.Е.А. после смерти отца Ю.А.П. с заявлением о принятии наследства не обращалась.

Суд первой инстанции правомерно применил положения ст. 1115 Гражданского кодекса Российской Федерации, принимая во внимание то обстоятельство, что П.Е.А. являлась дочерью наследодателя, знала или должна была знать о смерти отца и наследстве открывшемся после него, суд первой инстанции правомерно пришел к выводу об отсутствии оснований для продления срока принятия наследства П.Е.А. после смерти Ю.А.П.

Суд первой инстанции правомерно применил положения ст. 168, 170 Гражданского кодекса Российской Федерации, пришел к обоснованному выводу об отсутствии оснований для признания договора купли-продажи от 12 декабря 2006 года мнимой сделкой, принимая во внимание то обстоятельство, что истцами не было представлено доказательств отсутствия правовых последствий сделки.

Кроме того, принимая во внимание отсутствие подтверждения права на спорное наследственное имущество, у истцов отсутствует юридическая заинтересованность в оспаривании договора купли-продажи.

Обстоятельства, имеющие значение для дела, судом первой инстанции установлены правильно. Всем представленным доказательствам суд дал надлежащую правовую оценку в соответствии с требованиями ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, оснований для несогласия с которой у судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда не имеется.

Нарушений норм материального и процессуального права, повлекших вынесение незаконного решения, в том числе и тех, на которые имеются ссылки в кассационной жалобе, судом не допущено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 13 мая 2010 года оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь