Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 9 сентября 2010 г. по делу N 33-28465

 

Судья Соленая Т.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Мосгорсуда в составе: председательствующего Строгонова М.В.,

судей Снегиревой Е.Н., Суминой Л.Н., при секретаре Ч.,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Суминой Л.Н. дело по кассационной жалобе ответчика М.П. на решение Зюзинского районного суда г. Москвы от 04 мая 2010 года, которым постановлено:

Исковые требования К.А. к М.П., УФМС России по г. Москве о прекращении права пользования жилым помещением, снятии с регистрационного учета удовлетворить.

Прекратить право постоянного пользования М.П. жилым помещение в виде отдельной <...>-комнатной квартиры, расположенной по адресу: <...>

Обязать УФМС России по г. Москве снять М.П. с регистрационного учета по месту жительства: <...>

В удовлетворении встречных исковых требований М.П. к К.А. о применении последствий недействительности ничтожной сделки отказать,

 

установила:

 

К.А. обратилась в суд с иском к М.П., УФМС России по г. Москве о прекращении права пользования жилым помещением, снятии с регистрационного учета, в котором просила суд снять ответчика с регистрационного учета по месту жительства: <...>. В ходе судебного разбирательства, в порядке ст. 39 ГПК РФ, уточнила свои исковые требования, полагая необходимым прекратить право постоянного пользования М.П. жилым помещение в виде спорной квартиры, обязать УФМС России по г. Москве снять его с регистрационного учета по месту жительства, в обоснование указанных требований ссылаясь на то, что она является собственником указанной квартиры на основании договора дарения от 02 ноября 2009 года, ответчик зарегистрирован по данному адресу и вселен прежним собственником. Однако, он не является членом ее семьи, намерения сохранить за ним права пользования квартирой она не имеет, какое-либо соглашение в настоящее время между ними отсутствует, ответчик имеет право собственности на 1\2 долю <...>-комнатной квартиры в <...>.

Не согласившись с указанными исковыми требованиями, М.П. предъявил встречный иск к К.А. и М.К. о применении последствий недействительности ничтожной сделки, которой является договор дарения от 02 ноября 2009 года, заключенный между К.А. и М.К. в отношении спорной квартиры, вернув стороны в первоначальное положение, указывая на то, что изначально данная квартира была приобретена на денежные средства, принадлежащие ему и его бывшей супруге на основании договора инвестирования от 15.11.1999 года, право собственности было оформлено на их сына М.К., после чего на жилой площади постоянно были зарегистрированы по месту жительства сам собственник квартиры и члены его семьи: мать К.Г., бабушка К.А. и он, приходящийся последнему отцом. Имея намерение избежать материальной ответственности в связи с причинением вреда в результате дорожно-транспортного происшествия, М.К. 30 декабря 2002 года заключил договор дарения с К.А. Впоследствии право собственности на спорную квартиру было вновь зарегистрировано за М.К. Поскольку вступившим в законную силу решением Зюзинского районного суда г. Москвы от 24 ноября 2009 года его встречный иск о вселении в квартиру N <...>, расположенную <...>, был удовлетворен, выселить его иным способом ответчики не смогли, между ними возникли неприязненные отношения, в период рассмотрения указанного иска 02 ноября 2009 года с целью воспрепятствовать ему во вселении и в последующем обратиться в суд с иском о прекращении права пользования и снятии с регистрационного учета, вышеназванные стороны вновь заключили между собой договор дарения. При таких обстоятельствах, он полагает, что договор дарения от 02 ноября 2009 года заключен лишь для вида, без намерения создать соответствующие правовые последствия, является ничтожным. Данный договор дарения влияет на его права по пользованию спорной квартирой (л.д. 39 - 41).

Истец по первоначальному иску и ее представитель по доверенности К.Г. в суде свои исковые требования поддержали в полном объеме и просили их удовлетворить, встречный иск не признали, мотивируя тем, что переход права собственности на спорное жилое помещение от одного собственника к другому был реальным, договор дарения, заключенный между К.А. и М.К. исполнен, переход права собственности зарегистрирован в установленном законом порядке.

Ответчик М.П. в суде иск К.А. не признал, возражал против его удовлетворения по доводам, изложенным в письменных возражениях (л.д. 64 - 65), согласно которых, в спорном жилом помещении он зарегистрирован с 24.10.2002 г. постоянно в качестве члена семьи собственника. Заявленные встречные исковые требования поддержал в полном объеме и просил их удовлетворить.

Ответчик по встречному исковому заявлению М.К., будучи извещенным судом о месте и времени судебного разбирательства, в суд не явился, в порядке ч. 5 ст. 167 ГПК РФ, просил спор рассмотреть в его отсутствие.

Представитель ответчика УФМС России по г. Москве, будучи извещенным судом о месте и времени слушания дела, в судебное заседание также не явился, представил отзыв на исковое заявление, в котором просил рассмотреть дело в его отсутствие, разрешение требования К.А. в части признания прекратившим право пользования жилым помещением оставил на усмотрение суда, а в части требований о снятии с регистрационного учета М.П. просил отказать (л.д. 46).

Суд постановил указанное решение, об отмене которого просит ответчик М.П. по доводам кассационной жалобы.

Проверив материалы дела, обсудив вопрос о возможности рассмотрения дела в отсутствие неявившихся лиц, извещенных о дате и месте судебного заседания, в порядке ч. 2 ст. 354 ГК РФ, заслушав объяснения истицы К.А. и ее представителя по доверенности К.Г., а также ответчика М.П., обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда по следующим основаниям.

При разрешении спора по существу, судом первой инстанции верно установлено, что спорное жилое помещение представляет собой отдельную однокомнатную квартиру, расположенную по адресу: <...>, общей площадью <...> кв. м, жилой площадью <...> кв. м, собственником которого является истец К.А. на основании договора дарения от 02 ноября 2009 года, заключенного с М.К., и зарегистрированного Управлением Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Москве 09.12.2009 года (л.д. 22, 30), где по месту жительства зарегистрированы наряду с К.А., ответчик М.П., его бывшая супруга К.Г. и ответчик М.К. (л.д. 44).

В соответствии со ст. 166 ГК РФ, сделка недействительна по основаниям, установленным ГК РФ, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка). Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено лицами, указанными в ГК РФ. Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом. Суд вправе применить такие последствия по собственной инициативе.

Статьей 168 ГК РФ предусмотрено, что сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

Положения ст. 170 ч. 1 ГК РФ указывают на то, что мнимой сделкой считается такая сделка, которая совершена лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия. При этом данная норма подлежит применению в том случае, если все стороны, участвующие в сделке, не имели намерений ее исполнять или требовать ее исполнения. Факт неисполнения одной стороной сделки своих обязательств сам по себе не свидетельствует о мнимом характере сделки. При этом исполнение (полное или частичное) договора одной из сторон свидетельствует об отсутствии оснований для признания договора мнимой сделкой.

Как следует из письменных материалов дела, объяснений сторон в судебном заседании, спорная квартира первоначально была приобретена М.К. по договору инвестирования N <...> от 15.11.1999 года, затем по договору дарения от 30.12.2002 года, заключенному между М.К. и К.А., право собственности перешло к последней, после чего 27.03.2009 года право собственности на спорную квартиру вновь перешло к М.К. на основании договора дарения, заключенного с К.А.

Статья 421 Гражданского кодекса РФ закрепляет принцип свободы договора. Согласно п. 1 ст. 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора. При этом, условия договора определяются по усмотрению сторон данного договора, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (п. 4 ст. 421 ГК РФ).

В порядке п. 1 ст. 572 ГК РФ, по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом. При наличии встречной передачи вещи или права либо встречного обязательства договор не признается дарением.

02 ноября 2010 года между М.К. и К.А. был заключен договор дарения квартиры, по условиям которого М.К. подарил квартиру по адресу: <...> своей бабушке К.А (л.д. 6 - 7). При этом, указанный договор составлен в простой письменной форме, подписан сторонами, его заключившими, и зарегистрирован Управлением Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Москве 09.12.2009 года (л.д. 22, 30).

В ходе судебного разбирательства судом правильно установлено, что данная сделка повлекла правовые последствия в виде перехода права собственности к К.А., о чем в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним 09 декабря 2009 года произведена запись регистрации N <...>, свидетельствующая об исполнении договора дарения.

Исходя из изложенного, с учетом названных норм гражданского законодательства, суд первой инстанции правомерно пришел к выводу о том, что исполнение договора указывает на то обстоятельство, что сделка была направлена на установление, изменение и прекращение гражданских прав и обязанностей, что соответствует положениям ст. 153 ГК РФ, то есть на достижение определенного правового результата: договор дарения сторонами исполнен, К.А. дар от М.К. принят, К.А. осуществляет права владения, пользования и распоряжения имуществом, ей принадлежащим, несет расходы по содержанию имущества, намерена использовать, и использует жилое помещение для личного проживания, в связи с чем, сделка не может быть признана мнимой на основании ст. 170 ГК РФ, а следовательно, исковые требования М.П. о применении последствий недействительности ничтожной сделки подлежали отклонению.

На основании п. 2 ст. 292 ГК РФ, переход права собственности на жилой дом или квартиру к другому лицу является основанием для прекращения права пользования жилым помещением членами семьи прежнего собственника, если иное не установлено законом.

Статьей 35 ч. 1 ЖК РФ, в случае прекращения у гражданина права пользования жилым помещением по основаниям, предусмотренным настоящим Кодексом, другими федеральными законами, договором, или на основании решения суда данный гражданин обязан освободить соответствующее жилое помещение (прекратить пользоваться им).

При рассмотрении настоящего дела суд верно установил, что М.П. в спорной квартире был зарегистрирован прежним собственником М.К. в качестве члена его семьи, так как доводится ему отцом.

При этом, допрошенная в судебном заседании свидетель Х. показала, что до 2005 года К.Г. и М.П. в указанной квартире не проживали, поскольку местом их жительства был г. Волгоград. Однако, с 2005 года М.П. периодически приезжает в спорную квартиру, где проживает К.А. и М.К. и устраивает скандалы. Оснований не доверять названному свидетелю суд первой инстанции обоснованно не усмотрел, поскольку допрошена она была в судебном заседании, об уголовной ответственности в соответствии со ст. 307, ст. 306 УК РФ предупреждена, о чем собственноручно дала подписку, суду сообщила сведения, которые воспринимались ею непосредственно, а не через третьих лиц, ее показания не противоречат фактическим обстоятельствам дела, она не является субъектом материально-правовых отношений и не имеет юридической заинтересованности в исходе дела.

При вынесении решения суд первой инстанции обратил внимание тот факт, что какого-либо соглашения о дальнейшем использовании спорной квартиры, расположенной по адресу: г. Москва, <...>, между собственником жилого помещения К.А. и зарегистрированным в ней М.П., члена семьи бывшего собственника, для проживания последнего достигнуто не было, тогда как К.А. намерена использовать указанное жилое помещение для личного проживания.

При данных обстоятельствах, оценив представленные сторонами доказательства по правилам ст. 67 ГПК РФ, в их совокупности, суд первой инстанции обоснованно пришел к убеждению о том, что переход права собственности на квартиру, расположенную по адресу: г. Москва, <...> от М.К. к К.А., членом семьи которой он не является, согласно вышеуказанным требованиям закона, служит основанием для прекращения права пользования жилым помещением ответчика М.П.

В соответствии с п. п. 3.2., 4.3. Правил регистрации и снятия граждан с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в г. Москве, утвержденных постановлением Правительства Москвы от 31 октября 2006 г. N 859-ПП, регистрация граждан по месту жительства осуществляется при представлении: заявления о регистрации по месту жительства по установленной форме; документа, удостоверяющего личность; документов, являющихся основанием для вселения граждан в жилые помещения; снятие граждан с регистрационного учета по месту жительства производится органами регистрационного учета в случаях: обнаружения не соответствующих действительности сведений или документов, послуживших основанием для регистрации, а также неправомерных действий должностных лиц органов миграционной службы, уполномоченных лиц, ответственных за регистрацию, при решении вопроса о регистрации на основании вступившего в законную силу решения суда.

В связи с отчуждением квартиры М.К. и прекращением, в силу 292 ГК РФ, права пользования ответчиком М.П., членом семьи бывшего собственника, спорного жилого помещения, расположенного по адресу: <...>, отсутствием какого-либо соглашения о порядке пользования жилым помещением между истцом и ответчиком, суд правомерно пришел к выводу о том, что у ответчика М.П. отсутствуют основания для регистрации по месту жительства в спорной квартире, а потому он подлежит снятию с регистрационного учета.

Учитывая требования закона и установленные судом обстоятельства, суд первой инстанции верно разрешил возникший между сторонами спор, а доводы, изложенные в кассационной жалобе, не опровергают выводов суда, необоснованность их отражена в судебном решении с изложением соответствующих мотивов, они не содержат обстоятельств, нуждающихся в дополнительной проверке, нарушений норм процессуального законодательства, влекущих отмену решения, по делу не установлено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Зюзинского районного суда г. Москвы от 04 мая 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь