Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 9 сентября 2010 г. по делу N 33-28497

 

Судья: Егоров С.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего ФЕДЕРЯКИНОЙ М.А.,

судей СЕВАЛКИНА А.А., ПИЛЬГУНА А.С.,

при секретаре Е.И.

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи СЕВАЛКИНА А.А.

дело по кассационной жалобе истца Е.В.

на решение Преображенского районного суда города Москвы от 27 мая 2010 года,

которым постановлено:

Е.В. в удовлетворении исковых требований к Е.М. о признании недействительным договора дарения 1/3 доли квартиры N 43 по адресу: <...>, заключенного между Е.В. и Е.М. 25.10.2007 года, признании недействительным брачного договора от 05.10.2007 года заключенного между Е.В. и Е.М., признании недействительной регистрационной записи в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество о праве собственности Е.М. на 1/3 доли квартиры N 43 по адресу: <...>, возложении на УФРС города Москвы обязанности зарегистрировать (восстановить) право собственности Е.В. на 1/3 доли квартиры N 43 по адресу: <...>, обязании Е.М. не чинить препятствий Е.В. в проживании в квартире N 43 по адресу: <...>, удовлетворению не подлежат, и в удовлетворении указанных требований - отказать,

 

установила:

 

Е.В. обратился в суд с иском к Е.М., Управлению регистрационной службы, кадастра и картографии по городу Москве (третьего лицо - нотариус города Москвы А.) о признании недействительными сделок.

В обоснование заявленных требований истец указал, что с 28 сентября 1985 года состоял в браке с Е.М. и в период брака, ими была приобретена в равных долях квартира N 43, расположенная по адресу: <...>. 05 октября 2007 года между истцом и ответчиком заключен брачный договор, согласно условий которого он (истец) обязался передать передал в собственность ответчика 1/3 доли в праве собственности на спорную квартиру, и 25 октября 2007 года подарил 1/3 доли квартиры ответчику. По утверждению истца, договор дарения совершен им под влиянием заблуждения (ст. 178 ГК РФ), а брачный договор поставил его (истца) в крайне неблагоприятное положение.

Судом постановлено указанное выше решение, об отмене которого, как незаконного, в своей кассационной жалобе просит истец Е.В.

Истец Е.В., его представитель К. в заседании судебной коллегии требования по кассационной жалобе поддержали, пояснив, что решение суда является незаконным и необоснованным.

Ответчик Е.М. в заседании судебной коллегии требования по кассационной жалобе не признала, пояснив, что решение суда является законным и обоснованным.

Представитель ответчика Управления Росреестра по г. Москве, 3-е лицо в судебное заседание судебной коллегии не явились, о слушании дела извещены, об уважительных причинах своей неявки судебной коллегии не сообщили.

Дело рассмотрено при данной явке.

Проверив материалы дела, выслушав истца, его представителя, ответчика, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к выводу о том, что решение суда не подлежит отмене.

Как усматривается из представленных материалов дела, с 28 сентября 1985 года по 07 июня 2010 года Е.В. и Е.М. состояли в браке.

05 октября 2007 года между Е.В. и Е.М. заключен брачный договор, согласно которому истец взял на себя обязательство в течение трех месяцев со дня заключения договора, передать в собственность Е.М., 1/3 доли квартиры N 43, расположенной по адресу: <...>.

25 октября 2007 года между Е.В. и Е.М. заключен договор дарения 1/3 доли спорной квартира, согласно которому Е.В. безвозмездно передал в собственность Е.М. 1/3 долю спорной квартиры.

Обратившись в суд с вышеуказанными требования, истец ссылался на то, что брачный договор заключенный 05 октября 2007 года между ним и Е.М. является недействительным в силу п. 1 ст. 44 СК РФ.

Согласно ст. 44 СК РФ брачный договор может быть признан судом недействительным полностью или частично по основаниям, предусмотренным Гражданским кодексом Российской Федерации для недействительности сделок. Суд может также признать брачный договор недействительным полностью или частично по требованию одного из супругов, если условия договора ставят этого супруга в крайне неблагоприятное положение. Условия брачного договора, нарушающие другие требования пункта 3 статьи 42 настоящего Кодекса, ничтожны.

Брачный договор Е.В. подписывал собственноручно, осознавал условия и последствия его заключения, и данные факты в судебном заседании при рассмотрении настоящего спора не оспаривал.

Каких-либо объективных доказательств того, что оспариваемый брачный договор ставит истца Е.В. в крайне неблагоприятное положение, суду первой инстанции представлено не было.

На момент предъявления настоящего иска Е.В. зарегистрирован постоянно по месту жительства по адресу: город Удомля, улица Космонавтов, дом 11, квартира 108.

Таким образом, как правильно указал суд первой инстанции, оснований для удовлетворения исковых требований истца в части признания брачного договора недействительным не имеется.

Е.В. основывая свои требования на ст. 178 ГК РФ, просил также признать договор дарения заключенный между ним и Е.М. недействительным.

В соответствии со ст. 178 ГК РФ Сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения. Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения.

Отказывая в удовлетворении требований в части признания договора дарения недействительным, суд первой инстанции исходил из того, что договор дарения является односторонней сделкой и, следовательно, совершение данной сделки возможно только при наличии волеизъявления дарителя. Е.В. факт дарения своей доли не оспаривал, доказательств свидетельствующих о заблуждении относительно природы сделки в суд первой инстанции не представил.

Кроме того, стороной ответчика заявлено ходатайство о пропуске истцом срока исковой давности о признании договора дарения недействительным.

Согласно п. 2 ст. 181 ГК РФ срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

В связи с тем, что спорный договор дарения подписан истцом 25 октября 2007 года и 22 ноября 2007 года зарегистрирован в УФРС по городу Москве, а в суд с настоящим исковым требованием истец обратился только 18 ноября 2009 года, не представив объективных доказательств пропуска годичного срока для оспаривания указанной сделки, суд первой инстанции правомерно, в силу п. 2 ст. 199 ГК РФ, указал, что данное обстоятельство является самостоятельным основанием для отказа в иске.

При таких обстоятельствах, учитывая, что заявленные требования Е.В. о признании недействительными брачного договора и договора дарения доли квартиры не подлежат удовлетворения, суд первой инстанции пришел к правильному о том, что другие требования истца также не подлежат удовлетворения, так как вытыкают из требований, в которых истцу отказано.

Разрешая спор, суд правильно определил юридически значимые обстоятельства, дал правовую оценку установленным обстоятельствам и постановил законное и обоснованное решение. Выводы суда соответствуют обстоятельствам дела. Нарушений норм процессуального права, влекущих отмену решения, судом допущено не было.

Довод жалобы в части, что суд неправильно применил к требованиям срок исковой давности, так как о нарушении своего права истец узнал только в августе 2009 года, является безосновательным.

Согласно ст. 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Изъятия из этого правила устанавливаются настоящим Кодексом и иными законами.

Е.В. о заключении договора дарения и предполагаемом нарушении своих прав должен был узнать в ноябре 2007 года, при регистрации договора дарения в УФРС, утверждение истца в жалобе о том, что о нарушении своих прав он (истец) узнал только в августе 2009 года, носит оценочный характер.

Доводы жалобы не опровергают выводов решения суда и не содержат указаний на новые имеющие значение для дела обстоятельства, не исследованные судом первой инстанции, в связи с чем оснований для отмены решения суда по доводам жалобы не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия,

 

определила:

 

Решение Преображенского районного суда города Москвы от 27 мая 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь