Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НОВОСИБИРСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 13 сентября 2010 г. по делу N 22-4489/2010

 

Судья Васильева И.Н.,

Докладчик Кузьменков А.В.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Новосибирского областного суда в составе:

    Председательствующего: Козеевой Е.В.

    Судей:                 Кощеевой Н.А.,

                           Кузьменкова А.В.,

При секретаре К.Е.С.

рассмотрела в судебном заседании 13 сентября 2010 года кассационные жалобы осужденного Б. и адвоката Верес Н.Н. в защиту интересов осужденного Б. на приговор Искитимского районного суда Новосибирской области от 18 июня 2010 года, которым

Б., ранее судимый,

Осужден по ч. 2 ст. 162 УК РФ к 5 годам 8 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислен с 23 января 2010 года.

Постановлено взыскать с Б. в счет возмещения морального вреда в пользу потерпевшего К. 5000 рублей.

Б. признан виновным и осужден за разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предметов, используемых в качестве оружия.

Преступление совершено Б. в г. Искитим Новосибирской области, при обстоятельствах установленных судом и приведенными в приговоре.

В судебном заседании подсудимый Б. виновным себя не признал.

Заслушав доклад судьи Новосибирского областного суда Кузьменкова А.В., мнение адвоката Горбуновой М.К. в защиту интересов Б., и подсудимого Б., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Бабенко К.В., полагавшего об оставлении приговора суда без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

В кассационной жалобе адвокат Верес Н.Н. в защиту интересов осужденного Б. просит приговор суда отменить, дело направить на новое рассмотрение.

По доводам жалобы адвоката, выводы суда изложенные в приговоре не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным в суде. Судом нарушены требования ст. 307 УПК РФ, предъявляемые к описательной части обвинительного приговора.

В кассационной жалобе осужденный Б. ставит вопрос об изменении приговора, переквалификации его действий на ст. 161 ч. 2 УК РФ, применении ст. 64 УК РФ и снижении назначенного наказания.

По доводам жалобы осужденного, он не вступал с другим лицом в предварительный сговор на совершение разбоя, у них возникла ссора и драка. Избив потерпевшего он забрал у того 210 рублей, а другое лицо - шапку. При этом он не применял нож и бутылку.

Полагает, что суд нарушил нормы УПК РФ, признав правдивыми показания следователя Л. и показания потерпевшего, которые он не считает правдивыми. Суд не учел, что при осмотре места его проживания не было обнаружено и изъято что-либо, из числа похищенного у потерпевшего.

Суд так же не учел заключение медицинской экспертизы о том, что у потерпевшего имелись только ушибы мягких тканей головы, вред здоровью не причинен, что не соответствует показаниям потерпевшего.

Назначенное наказание считает несправедливым, потому что не совершал разбоя, суд не взял во внимание наличие малолетней дочери-инвалида, не учел его состояние здоровья - заболевание ВИЧ-инфекцией.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб осужденного Б. и адвоката Верес Н.Н., судебная коллегия оснований к удовлетворению жалоб не находит, так как постановленный по делу приговор является законным, обоснованным и справедливым.

Выводы суда о виновности Б. в разбое, то есть нападении в целях хищения чужого имущества, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предметов, используемых в качестве оружия, основаны на совокупности доказательств, собранных по делу, исследованных судом, и получивших надлежащую оценку в приговоре.

Так, из показаний потерпевшего К. следует, что он распивал спиртное с подсудимым и другим лицом, которые потребовали у него сотовый телефон и одежду, а после отказа, Б. ударил его кулаком в грудь, от чего он упал и потерял сознание. Его облили водой, приведя в чувство, после чего Б. ударил его три или четыре раза по голове стеклянной бутылкой, достал нож и махал им перед лицом. После этого Б. с другим лицом совместно и одновременно стали наносить удары ногами по телу. Другое лицо нанесло два удара по голове бутылкой. У него забрали шапку, кроссовки, кошелек с деньгами, две сим-карты, деньги из кармана куртки.

Показания потерпевшего подтверждаются показаниями свидетеля К., который в ходе предварительного следствия пояснял, что находясь в квартире он слышал как парни избивали потерпевшего, а когда открыл дверь, то увидел потерпевшего на полу и как подсудимый с другим лицом пинали потерпевшего ногами по телу, избивали минут пятнадцать, потерпевший периодически терял сознание. После ухода подсудимого и другого лица потерпевший обнаружил, что у него похищены вещи и деньги, при этом К. видел, как второй соучастник преступления, бывший с подсудимым Б., забирал шапку потерпевшего.

Показания данного свидетеля были проверены судом путем допроса следователя Л., пояснившей, что свидетель самостоятельно, осознанно, в трезвом состоянии давал показания в ходе предварительного следствия, а потому доводы осужденного об обратном являются несостоятельными, надуманными, не могущими повлечь отмену или изменение приговора суда.

Судебная коллегия считает, что суд, проанализировав все приведенные показания, обоснованно признал указанные показания свидетеля К. правдивыми и соответствующими действительности, поскольку оснований для оговора не установлено, они последовательны, детальны, получены в соответствии с нормами УПК РФ, согласуются с показаниями потерпевшего, других лиц, подтверждаются материалами дела.

Судебная коллегия считает, что в приговоре приведено убедительное обоснование выводов о признании несостоятельными доводов подсудимого Б. о том, что разбойного нападения на потерпевшего К. он ни с кем не совершал, поскольку они опровергаются показаниями потерпевшего, который уличал подсудимого в том, что тот и другое лицо напали на него, требовали у него сотовый телефон, деньги, но получив отказ, избили - пинали по телу, били бутылками по голове, он терял сознание. Б. угрожал ножом, демонстративно махал им перед лицом. В процессе нападения подсудимый и другое лицо похитили у него вещи, деньги, сим-карты. Угрозы подсудимого ножом он воспринимал реально, опасался за свою жизнь.

Показания потерпевшего подтверждаются, кроме указанных показаний К., показаниями Ш., данными тем на стадии предварительного расследования в качестве подозреваемого в присутствии защитника.

Так, Ш. пояснял, что 28.11.2009 года он и Б. после распития спиртного с потерпевшим, попросили у того деньги на спиртное, но последний ответил отказом. Получив отказ, Ш. взял стеклянную бутылку, которой несколько раз ударил парня по голове, а Б. нанес несколько ударов в область груди. Парень упал, потерял сознание. В это время Б., обшарив карманы у парня, нашел и вытащил деньги, снял с того ботинки. Затем он и Б. привели парня в сознание, облив водой. Очнувшись, парень потребовал, чтобы ему вернули деньги. В ответ на это Б. снова стал бить парня, и последний в очередной раз потерял сознание. Далее Б. предложил раздеть парня. Они вдвоем сняли с парня куртку, свитер, джинсы, взяли шапку, с похищенным разошлись по домам (л. д. 33 - 34). Данные показания суд признал допустимым доказательством по делу.

Коллегия так же принимает во внимание, что в отношении другого лица - Ш. Искитимским районным судом Новосибирской области 10 февраля 2010 года по факту разбойного нападения на потерпевшего К. вынесен обвинительный приговор, который был приобщен к материалам данного уголовного дела (л. д. 174 - 175), с отметкой о вступлении приговора законную силу 24.02.2010 года.

В основу обвинительного приговора суд обоснованно положил материалы уголовного дела: протокол заявления потерпевшего К. (л. д. 4); сообщением об обращении потерпевшего К. 29.11.2009 года в травмпункт, которому выставлен диагноз "ушиб мягких тканей головы" (л. д. 5); протокол осмотра места преступления, из которого следует, что в коридоре были обнаружены и изъяты стеклянные бутылки (л. д. 6 - 7); протокол личного досмотра, из которого следует, что у Ш. была обнаружена и изъята похищенная вязаная шапка черного цвета (л. д. 23); протокол предъявления лиц для опознания, (л. д. 25 - 26, 27 - 28); протокол явки с повинной Ш. (л. д. 31), протоколом явки с повинной Б. (л. д. 104), и другие документы.

Допустимость приведенных в приговоре доказательств сомнений у судебной коллегии не вызывает, поскольку они добыты в установленном законом порядке, обоснованно признаны судом достаточными для разрешения уголовного дела и положены в основу приговора.

Приведенными выше доказательствами виновность Б. в совершении указанного преступления установлена, а доводы кассационной жалобы о невиновности Б. в разбое, опровергнуты.

С учетом изложенного, коллегия считает, что непризнание вины подсудимым в разбойном нападении на потерпевшего К. суд верно расценил, как способ защиты Б., и как желание избежать ответственности за содеянное, а потому доводы кассационной жалобы осужденного о несогласии с этим, коллегия признает несостоятельными.

Суд обосновал свои выводы о том, что подсудимый Б. до совершения преступления договорился с другим лицом о разбойном нападении на потерпевшего К. с целью хищения у того имущества, с применением к потерпевшему насилия, опасного для жизни и здоровья, и с угрозой применения к тому насилия, опасного для жизни и здоровья, поскольку об этом свидетельствует высокая степень согласованности действий подсудимого с другим лицом во время нападения для достижения единого результата, а также выполнение каждым из них своей роли в преступлении.

Судом было установлено, что Б. и другое лицо в целях хищения внезапно напали на потерпевшего К. Их действия были агрессивными, соединены с насилием, опасным для жизни и здоровья потерпевшего, с угрозой применения такого насилия, поскольку и подсудимый и другое лицо использовали при избиении потерпевшего стеклянную бутылку, которой нанесли не менее 5 ударов в жизненно важный орган - голову, Б. угрожал ножом потерпевшему.

С учетом этого, коллегия признает несостоятельными и не могущими повлечь отмену или изменение приговора доводы кассационной жалобы осужденного о том, что его действия не являются разбоем, так как вред здоровью потерпевшему причинен не был.

Суд верно указал, что хотя удары по голове бутылкой и не причинили вреда здоровью потерпевшего, тем не менее в момент их нанесения являлись опасными для жизни и здоровья, о чем свидетельствует их множественность, потеря сознания последним. Кроме того, в процессе нападения потерпевшего К. избивали ногами, угрожали тому применением насилия, опасного для жизни и здоровья, подкрепляя угрозу демонстрацией ножа. В сложившейся ситуации у потерпевшего были все основания считать, что его жизни и здоровью грозит опасность, угрозу ножом воспринимал реально. Подсудимый вместе с другим лицом, завладев деньгами, имуществом К., распорядились ими по своему усмотрению, причинили последнему материальный ущерб.

Доводы кассационной жалобы осужденного Б. о том, что у него ничего из похищенного не изъято, коллегия признает несостоятельными, не могущими повлечь отмену обвинительного приговора, поскольку изъятие похищенного не является определяющим при признании вины, осужденный имел время для распоряжения похищенным, и вина осужденного Б. нашла свое подтверждение совокупностью других доказательств, приведенных в приговоре, достаточных для установления истины по делу.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив доказательства в их совокупности, суд верно квалифицировал действия Б. по ст. 162 ч. 2 УК РФ как разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предметов, используемых в качестве оружия.

Судебная коллегия считает, что квалификация действий осужденного Б. соответствует фактическим обстоятельствам дела, и оснований к изменению правовой оценки деяний совершенных им не имеется, а потому несостоятельными коллегия признает доводы кассационной жалобы осужденного о переквалификации его действий на ч. 2 ст. 161 УК РФ.

С учетом изложенного, судебная коллегия признает несостоятельными, надуманными доводы кассационной жалобы адвоката Верес Н.Н. о том, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным в суде, и что судом нарушены требования ст. 307 УПК РФ, предъявляемые к описательной части обвинительного приговора.

Адвокат не указал, что на его взгляд в приговоре не соответствует нормам УПК РФ.

Однако, описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора в отношении Б. полностью соответствует требованиям ст. 307 УПК РФ.

Как следует из протокола судебного заседания, судом в полном объеме были выполнены требования ст. 87, 88 УПК РФ, предъявляемые к проверке и оценке доказательств.

Коллегия приходит к выводу, что судом были созданы необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

Наказание Б. назначено судом в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного им преступления, с учетом смягчающих и отягчающих обстоятельств, соразмерно содеянному им, с учетом данных о его личности, влияния назначенного наказания на его исправление, и всех конкретных обстоятельств дела.

С учетом изложенного, судебная коллегия признает несостоятельными доводы кассационной жалобы осужденного о возможном применении к нему правил ст. 64 УК РФ, и что судом не учтены в полном объеме данные о его личности, наличие на содержании ребенка-инвалида, наличие у него самого тяжелого заболевания.

При этом коллегия учитывает, что как следует из материалов дела и протокола судебного заседания, при назначении наказания суду были известны и брались во внимание все данные о личности осужденного, в том числе и те, на которые он ссылается в кассационной жалобе. Какой-либо несправедливости при определении вида и размера наказания виновному Б. судом первой инстанции не допущено.

Судом обоснован вывод о назначении Б. наказания в виде реального лишения свободы. Оснований для применения правил ст. 64 и ст. 73 УК РФ не имеется.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих изменение либо отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

На основании изложенного, и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Искитимского районного суда Новосибирской области от 18 июня 2010 года в отношении Б., оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного Б., адвоката Верес Н.Н. в защиту интересов осужденного Б., - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь