Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 13 сентября 2010 г. N 4а-1431/10

 

Мировой судья Сасенко И.Е. Дело N 5-86/2010-195

13 сентября 2010 года заместитель председателя Санкт-Петербургского городского суда Павлюченко М.А. рассмотрев жалобу адвоката Есаулова О.В., действующего в интересах

Н., <...>;

на вступившие в законную силу постановление мирового судьи судебного участка N 191, исполняющего обязанности мирового судьи судебного участка N 195, Санкт-Петербурга от 11 мая 2010 года и решение судьи Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 07 июля 2010 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ;

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 191, исполняющего обязанности мирового судьи судебного участка N 195, Санкт-Петербурга от 11 мая 2010 года Н. признан виновным в совершении правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами на срок 1 год 6 месяцев.

Решением судьи Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 07 июля 2010 года постановление мирового судьи оставлено без изменения.

В жалобе защитник Н. просит судебные решения отменить, как вынесенные с существенными нарушениями закона, поскольку в протоколе об административном правонарушении не указан пункт ПДД, который был нарушен Н., при оформлении материала отсутствовали понятые, заключение судебной наркологической экспертизы не может быть признано достоверным доказательством, так как проведено экспертным отделом МНД N 1, не учтено повторное медицинское освидетельствование на состояние опьянения, ходатайства, заявленные в ходе рассмотрения дела, были необоснованно отклонены.

Проверив административный материал и доводы жалобы, нахожу ее не подлежащей удовлетворению, по следующим основаниям.

Из материалов дела усматривается, что протоколы, отражающие применение мер обеспечения производства по делу составлены уполномоченным должностным лицом, нарушений требований закона при их составлении не допущено, все сведения, необходимые для правильного разрешения дела, в протоколах отражены правильно.

Довод жалобы о том, что в протоколе об административном правонарушении не указан пункт ПДД, который был нарушен Н., не может быть признан состоятельным, поскольку в протоколе описано существо совершенного Н. правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, мировым судьей, был допрошен инспектор ДПС оформивший материал в отношении Н., уточнивший обстоятельства дела, и установлено, что Н., находясь в состоянии алкогольного опьянения, управлял транспортным средством, чем нарушил п. 2.7 ПДД РФ, что корреспондируется со всеми материалами дела.

Из протокола о направлении на медицинское освидетельствование следует, что основанием для направления Н. на медицинское освидетельствование на состояние опьянения явился факт его отказа от прохождения освидетельствования на месте.

Учитывая, что в протоколе об отстранении от управления транспортным средством, акте освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, есть запись о присутствии понятых, указаны данные личности, и имеются их подписи, нет оснований полагать, что они фактически не присутствовали. Кроме того, копии указанных документов Н. получил, о чем в них имеется отметка и подпись последнего, однако замечаний по поводу внесенных сведений не высказал.

Таким образом, у инспектора ДПС имелись законные основания для направления Н. на медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

Медицинское освидетельствование на состояние опьянения проведено в соответствии с требованиями действующих нормативных документов, все необходимые тесты и исследования проведены, и их результаты отражены в акте, составленном в соответствии с законом. Результаты медицинского освидетельствования подтверждают, что Н. находился в состоянии опьянения. Заключение о состоянии опьянения Н. вынесено на основании результатов освидетельствования, основой для вынесения которого является наличие клинических признаков опьянения. Врач, проводивший освидетельствование является квалифицированным специалистом, прошедшим специальную подготовку, и никаких оснований не доверять его заключению, отраженному в акте, у суда не было.

Факт правонарушения подтвержден совокупностью представленных доказательств, получивших надлежащую оценку в постановлении и решении. Вывод суда о наличии события правонарушения и виновности Н. в совершении правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ является правильным и обоснованным, а представленный Н. протокол медицинского освидетельствования N 2401 от 12 апреля 2010 года не ставит под сомнение акт первичного медицинского освидетельствования.

Довод жалобы о противоречии результатов отраженных в акте медицинского освидетельствования и протоколе медицинского освидетельствования, уже был предметом рассмотрения судей двух инстанций, и в постановлении и в решении по жалобе на постановление ему была дана надлежащая правовая оценка, оснований для переоценки установленных судьями фактических обстоятельств дела не имеется.

В соответствии с определением мирового судьи от 27 апреля 2010 года, экспертным отделом МНД N 1 была проведена судебная наркологическая экспертиза в соответствии с требованиями ст. 26.4 КоАП РФ. Эксперты были предупреждены об ответственности за дачу ложного заключения по ст. 17.9 КоАП РФ, им разъяснены права и обязанности, предусмотренные ст. 25.9 КоАП РФ. Участники комиссии, проводившие экспертизу, являются квалифицированными специалистами, прошедшими специальную подготовку, следовательно, оснований не доверять заключению экспертов, не имеется.

При рассмотрении жалобы в районном суде доводы Н. и его защитника, изложенные в надзорной жалобе, были проверены судом и получили надлежащую оценку. В решении судьи от 07 июля 2010 года приведены мотивы, по которым суд пришел к выводу о законности и обоснованности привлечения Н. к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ.

В ходе рассмотрения дела защитником Н. были заявлены ходатайства, которые рассмотрены в соответствии с требованиями ст. 24.4 КоАП РФ.

Из изложенного следует, что при производстве по делу юридически значимые обстоятельства судьями определены правильно, представленным доказательствам дана надлежащая правовая оценка.

Существенных нарушений норм процессуального права не допущено, в связи с чем, законных оснований для отмены состоявшихся по делу судебных решений не имеется.

На основании изложенного, и руководствуясь ст. 30.17 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 191, исполняющего обязанности мирового судьи судебного участка N 195, Санкт-Петербурга от 11 мая 2010 года и решение судьи Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 07 июля 2010 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, в отношении Н. оставить без изменения.

Надзорную жалобу адвоката Есаулова О.В., действующего в интересах Н. без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Санкт-Петербургского городского суда

ПАВЛЮЧЕНКО М.А.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь