Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 13 сентября 2010 г. по делу N 4а-2347/10

 

Заместитель председателя Московского городского суда Колышницына Е.Н., рассмотрев надзорную жалобу защитника П. - Мустафаева Рамиля Джелиловича на постановление и.о. мирового судьи судебного участка N 1 района Матушкино-Савелки г. Москвы от 17 июня 2010 года и решение судьи Зеленоградского районного суда г. Москвы от 02 июля 2010 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением и.о. мирового судьи судебного участка N 1 района Матушкино-Савелки г. Москвы от 17 июня 2010 года П. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 1 год 6 (шесть) месяцев.

Решением судьи Зеленоградского районного суда г. Москвы от 02 июля 2010 года вышеуказанное постановление мирового судьи изменено, указано - в описательно-мотивировочной части постановления номер государственного регистрационного знака автомашины "Мазда" указать как <... >; исключить из числа доказательств по делу протокол N <...> о направлении П. на медицинское освидетельствование. В остальной части постановление мирового судьи от 17 июня 2010 года оставлено без изменения, жалоба П. - без удовлетворения.

В надзорной жалобе защитник П. Мустафаева Р.Д. просит об отмене названных судебных решений, ссылаясь на то, что медицинское освидетельствование П. было проведено незаконно; протокол о направлении на медицинское освидетельствование и акт медицинского освидетельствования являются недопустимыми доказательствами; мировым судьей необоснованно не были допрошены при рассмотрении дела понятые, которые участвовали при направлении П. на медицинское освидетельствование.

Проверив представленные материалы, изучив доводы надзорной жалобы, нахожу обжалуемые судебные решения законными и обоснованными.

При рассмотрении дела судебными инстанциями установлено, что 27 апреля 2010 года в 22 часа 50 минут водитель П., управляя автомашиной "Мазда" государственный регистрационный знак <... >, следовал по Центральному проспекту Зеленограда г. Москвы в направлении Панфиловского проспекта напротив корп. 161 в состоянии алкогольного опьянения, чем нарушил п. 2.7 ПДД РФ. Таким образом, П. совершил административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ.

Для привлечения к административной ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, правовое значение имеет факт нахождения в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного) лица, управляющего транспортным средством. В соответствии с требованиями п. 2.7 ПДД РФ водителю запрещается управление транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного), под воздействием, в том числе, лекарственных препаратов, ухудшающих реакцию и внимание, в болезненном или утомленном состоянии, ставящем под угрозу безопасность движения.

Факт совершения П. административного правонарушения и его виновность подтверждены протоколом об административном правонарушении; протоколом об отстранении от управления транспортным средством; актом медицинского освидетельствования; рапортом сотрудника ГИБДД; письменными объяснениями и показаниями свидетеля К., а также показаниями свидетелей Д., П. и А. (<...>), данными ими при рассмотрении дела мировым судьей. Достоверность и допустимость перечисленных доказательств сомнений не вызывает.

Утверждение заявителя о том, что П. отказался пройти медицинское освидетельствование на состояние опьянения, данная процедура была проведена в нарушение норм закона в принудительным порядке, надуманно, опровергается приведенными выше доказательствами. В частности, показаниями допрошенных мировым судьей при рассмотрении дела в качестве свидетелей сотрудников ДПС К. и Д., из которых следует, что П. в присутствии понятых отказался пройти освидетельствование на состояние алкогольного опьянения, но согласился пройти медицинское освидетельствование. Кроме того, как видно из показаний свидетелей П. (<...>) и А. (<...>), П. дважды было проведено освидетельствование с использованием специального прибора - алкометра, от сдачи биологической пробы П. отказался. Свидетель А. пояснила, что П. очень хорошо делал выдохи для забора воздуха, выполнял ее требования и требования врача. Показания названных лиц с очевидностью свидетельствует о том, что П. добровольно согласился пройти процедуру медицинского освидетельствования, что также подтверждают его действия непосредственно при проведении самого освидетельствования.

Доводы защитника Мустафаева Р.Д. о том, что законных оснований для направления П. на медицинское освидетельствование не было, так как в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения П. не расписывался, каких-либо записей в нем не делал, а потому данный протокол не может являться надлежащим доказательством по делу; отказ П. пройти медицинское освидетельствование надлежит квалифицировать по ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ; кроме того, судьей районного суда протокол о направлении на медицинское освидетельствование был исключен из числа доказательств, а потому акт медицинского освидетельствования является недопустимым доказательством, не могут повлечь удовлетворения жалобы. В соответствии с положениями ч. 1 ст. 27.12 КоАП РФ требование о направлении водителя на медицинское освидетельствование является законным, если у должностного лица имелись достаточные основания полагать, что лицо, управляющее транспортным средством, находится в состоянии опьянения. Как усматривается из показаний сотрудников ДПС К. и Д., ими была остановлена автомашина под управлением П., который по внешним признакам находился в состоянии алкогольного опьянения - от него исходил резкий запах алкоголя, в связи с чем П. в присутствии понятых было предложено сначала пройти освидетельствование на состояние алкогольного опьянения, от чего П. отказался, а на требование сотрудника милиции пройти медицинское освидетельствование П. согласился. Показания указанных лиц объективно подтверждаются совокупностью собранных по делу доказательств, в том числе, протоколом об отстранении П. от управления транспортным средством, в котором в качестве признаков алкогольного опьянения у П., которые дали сотрудникам милиции достаточно оснований полагать, что тот находится в состоянии алкогольного опьянения, указаны запах алкоголя изо рта, поведение, не соответствующее обстановке. Кроме того, П. в присутствии понятых отказался пройти освидетельствование на состояние алкогольного опьянения. Перечисленные основания являются достаточными для направления лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, а потому требование сотрудника ДПС пройти медицинское освидетельствование было законным. Процедура медицинского освидетельствования, пройти которую П. согласился, была проведена в соответствии с требованиями норм закона в соответствующем медицинском учреждении врачом-наркологом, имеющим специальное медицинское образование, сомневаться в профессиональной компетенции которого оснований не имеется. При таких обстоятельствах исключение судьей районного суда из числа доказательств протокола о направлении на медицинское освидетельствование не опровергает факт управления П. транспортным средством в состоянии опьянения, на законность и обоснованность обжалуемых судебных решений не влияет. Оснований для переквалификации правомерно не установлено.

Равным образом, на основании изложенных выше обстоятельств не влечет удовлетворения жалобы ссылка защитника на то, что мировым судьей необоснованно не были допрошены при рассмотрении дела понятые, которые участвовали при направлении П. на медицинское освидетельствование, и которые могли подтвердить отказ П. пройти медицинское освидетельствование. Кроме того, судебными инстанциями объективно установлено, что материалы дела содержат достаточно доказательств, позволяющих принять обоснованное решение по результатам их исследования и оценки.

Оценив представленные доказательства всесторонне, полно, объективно, в их совокупности, в соответствии с требованиями ст. 26.11 КоАП РФ, судебные инстанции пришли к обоснованному выводу о совершении П. административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ.

Судья районного суда при рассмотрении жалобы на постановление мирового судьи дело проверил в соответствии со ст. 30.6 КоАП РФ и вынес законное и обоснованное решение, в котором дал надлежащую оценку всем доказательствам по делу и всем доводам жалобы, которая сомнений не вызывает.

Порядок и срок давности привлечения к административной ответственности, принцип презумпции невиновности не нарушены. Бремя доказывания распределено правильно. Административное наказание назначено П. в пределах санкции ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ в соответствии с требованиями, установленными ст. ст. 3.1, 3.8, 4.1 КоАП РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного административного правонарушения, данных о личности виновного.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17, 30.18 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление и.о. мирового судьи судебного участка N 1 района Матушкино-Савелки г. Москвы от 17 июня 2010 года и решение судьи Зеленоградского районного суда г. Москвы от 02 июля 2010 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, в отношении П. оставить без изменения, надзорную жалобу защитника П. - Мустафаева Р.Д. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

Е.Н.КОЛЫШНИЦЫНА

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь