Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 сентября 2010 г. N 22-5433/10

 

Судья: Зарицкая М.А. Дело N 1-16/10

Судебная коллегия по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего Матвеевой Т.Ю.

судей Азовцевой О.А., Нелюбова А.Г.,

при секретаре К.,

рассмотрела в судебном заседании 14 сентября 2010 года кассационные жалобы осужденного З. и адвоката Бойцова Ю.М. на приговор Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 21 июня 2010 года, которым:

З., <...>, ранее не судимый,

осужден :по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 5 лет, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи Матвеевой Т.Ю., объяснения осужденного З. и в его защиту адвоката Бойцова Ю.М., поддержавших кассационные жалобы и просивших приговор суда отменить, мнение прокурора Елкова Г.П., просившего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

В кассационной жалобе адвокат Бойцов Ю.М. считает приговор незаконным, необоснованным, несправедливым, просит его отменить, а уголовное дело в отношении З. прекратить.

В обоснование кассационной жалобы адвокат указывает, что З. будучи фактически задержанным 20.01.2009 года, 19 часов содержался в кабинете сотрудников милиции в наручниках и без представления о своих правах и обязанностях и подвергался обвинительной деятельности, после чего были приглашены следователь и адвокат, которые легализовали, представленные сотрудниками милиции доказательства. Так, адвокат указывает, что поскольку протокол задержания З. был составлен следователем лишь 21.01.2009 года через 19 часов после его фактического задержания, З. был лишен права пользоваться помощью адвоката с момента его фактического, чем были нарушены положения ст. ст. 2, 45 ч. 1 Конституции РФ, следовательно все полученные первоначально доказательства, являются недопустимыми и не могли быть положены в основу приговора.

Кроме того адвокат Бойцов Ю.М. указывает, что в нарушение ст. 297 УПК РФ приговор основан на доказательствах, которые не были исследованы в судебном заседании в соответствии со ст. 240 УПК РФ. Так, адвокат указывает, что судом необоснованно положены в основу приговора показания свидетелей А. и Д., которые были оглашены без всяких на то оснований и без согласия обеих сторон судебного разбирательства, тогда как никаких стихийных бедствий и чрезвычайных обстоятельств, препятствующих явке указанных свидетелей в судебное заседание судом установлено не было, чем нарушены требования ч. 3 ст. 123 Конституции РФ и ст. 281, 15 УПК РФ.

В нарушение требований ст. 284 УПК РФ судом незаконно отказано в ходатайстве З. об осмотре вещественных доказательств: денежных средств и пакета с наркотическим средством, однако, суд в нарушение требований ст. 240 УПК РФ положил данные доказательства в основу приговора, не исследовав их непосредственно в судебном заседании.

В кассационной жалобе осужденный З. просит приговор отменить, направив дело на новое судебное разбирательство, меру пресечения изменить.

В обоснование кассационной жалобы указывает, что в ходе предварительного следствия было нарушено его право на защиту, адвокат был приглашен через 19 часов после его задержания. Суд необоснованно отказал ему в удовлетворении заявленных им ходатайств, а именно: об осмотре вещественных доказательств денег и наркотических средств, о непосредственном допросе в судебном заседании свидетелей А. и Д., о проверке показаний понятых на месте, в ходе которой понятые могли бы указать место его задержания и место их расположения в момент задержания. Фактически ему был навязан судом особый порядок судебного разбирательства без исследования и оценки собранных по уголовному делу доказательств.

Суд в приговоре необоснованно сослался на показания свидетеля Б., которая в ходе судебного разбирательства не допрашивалась.

Резолютивная часть приговора не соответствует действительности, поскольку суд указал на зачет в срок отбытия наказания времени содержания его под стражей в ИВС Выборгского района Санкт-Петербурга с 20.01.2009 года по 22.01.2009 года, тогда как в данный период времени он находился в кабинете сотрудников милиции, а в ИВС был доставлен лишь в ночь с 21.01.2009 года на 22.01.2009 года.

При рассмотрении уголовного дела нарушен принцип состязательности сторон, суд полностью встал на сторону обвинения.

Обращает внимание, что он положительно характеризуется.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия оснований для отмены приговора по доводам кассационных жалоб осужденного З. и адвоката Бойцова Ю.М. не находит.

Судом полно, всесторонне и объективно исследованы представленные сторонами обвинения и защиты доказательства по делу.

Суд правильно установил фактические обстоятельства по делу при которых З. 20 января 2009 года около 21 часа, находясь у <...> сбыл Д., участвующему в оперативно-розыскном мероприятии "проверочная закупка" наркотическое средство каннабис (марихуану) общей массой 2,39 г.

Оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, суд обоснованно пришел к выводу о виновности осужденного З. в инкриминируемом преступлении.

Выводы суда о виновности З. в содеянном при обстоятельствах, установленных приговором, судебная коллегия находит правильными, основанными на исследованных и приведенных в приговоре доказательствах, а именно: показаниях свидетелей К., М., И.Г., А., С., Д., доказательствах, полученных в результате проведения оперативно-розыскного мероприятия "проверочная закупка", справке оперативного исследования, заключении судебной химической экспертизы, протоколах осмотра предметов и постановлениях о признании их вещественными доказательствами, и других доказательствах, которые получили правильную оценку в их совокупности.

Все приведенные в кассационных жалобах доводы, были предметом исследования в суде первой инстанции, все они тщательно проверены судом, и получили правильную оценку в приговоре.

Оснований сомневаться в данной судом оценке доказательств, о чем по существу ставится вопрос в кассационных жалобах осужденного и адвоката, судебная коллегия не находит.

Исследовав в судебном заседании обстоятельства, подлежащие доказыванию, суд в соответствии с требованиями закона, указал мотивы, по которым в основу приговора положены одни доказательства, и отвергнуты другие, в частности: показания осужденного З. о том, что умысла на сбыт наркотического средства у него не было, а Д. он продал курительную смесь, которая была им приобретена для себя. В приговоре подробно приведены доказательства, подтверждающие вину осужденного З. в совершении инкриминируемого ему преступления.

Так, вина осужденного З. в совершении инкриминируемого преступления нашла подтверждение в частности: в показаниях свидетеля К. об обстоятельствах проведения оперативно-розыскного мероприятия "проверочная закупка", в ходе которого Д. обратившийся с заявлением о желании оказать содействие в изобличении известного ему лица, занимающегося сбытом наркотических средств, и участвующий в "проверочной закупке" в качестве закупщика, приобрел у З. на <...> наркотическое средство и впоследствии добровольно выдал его в присутствии понятых, а у З. при личном досмотре были изъяты денежные средства номера и серии которых совпали с ранее выданными Д. для использования в закупке;

в показаниях свидетеля Д., проверенных путем оглашения, о том, что 20.01.2009 года он обратился к сотрудникам уголовного розыска N <...> отдела милиции с заявлением о том, что желает добровольно изобличить малознакомого по имени Валентин, который занимается сбытом наркотического средства конопля по цене 700 рублей за один верхний срез, после чего был досмотрен в присутствии понятых, ему были выданы денежные средства в сумме 2100 рублей, по сотовому телефону он договорился с З. о встрече и покупке у него трех верхних срезов конопли, и встретившись с З. около 21 часа 20.01.2009 года у <...>, приобрел у него на выданные ему деньги наркотическое средство, которое впоследствии выдал в присутствии понятых;

в показаниях свидетелей М. и Г. - понятых при проведении проверочной закупки, о том, что 20.01.2009 года в их присутствии был досмотрен закупщик, у которого ничего запрещенного обнаружено не было, ему были выданы денежные средства в сумме 2100 рублей, номера и серии купюр были зафиксированы в соответствующем протоколе, закупщик договорился по телефону о встрече с продавцом, они выехали совместно с закупщиком и сотрудниками милиции на <...>, закупщик встретился с З., передал ему деньги, которые тот убрал в карман и передал закупщику полиэтиленовый пакетик, а когда З. и закупщик стали расходиться, их задержали. При личном досмотре после проведения "проверочной закупки", закупщик выдал сверток, в котором находились пакетики с растительным веществом, который был им приобретен у З., пакетик был упакован в конверт и опечатан;

в показаниях свидетеля И. непосредственно проверенных в судебном заседании и проверенных путем оглашения показаниях свидетеля А. - понятых при личном досмотре З., о том, что при личном досмотре у З. были изъяты денежные средства в сумме 2100 рублей: 4 купюры достоинством по 500 рублей и 1 купюра достоинством 100 рублей, З. пояснил, что изъятые деньги ему передал молодой человек по имени Кирилл за проданное наркотическое средство марихуану.

Анализ показаний указанных свидетелей в совокупности с исследованными судом письменными доказательствами: постановлением о проведении оперативно-розыскного мероприятия "проверочная закупка", заявлением Д., протоколом личного досмотра Д. до начала проведения оперативно-розыскного мероприятия "проверочная закупка", согласно которому предметов запрещенных в гражданском обороте, наркотических и денежных средств у него обнаружено не было; протоколом о назначении денежных средств, согласно которому Д. были переданы 2100 рублей; акту личного досмотра Д. после проведения "проверочной закупки", в ходе которого им был добровольно выдан полиэтиленовый пакет с находящимися в нем тремя прозрачными полиэтиленовыми пакетиками с веществом растительного происхождения; рапортом о задержании З.; протоколом личного досмотра З. и изъятия у него денежных средств в сумме 2100 рублей номера и серии которых совпали с номерами и сериями купюр, ранее выданных Д.; справкой оперативного исследования и заключением химической экспертизы, протоколами осмотра предметов: денежных средств в сумме 2100 рублей, пакета с тремя полиэтиленовыми пакетиками, содержащими растительное вещество и постановлениями о признании их вещественными доказательствами, а также иными доказательствами, позволил суду сделать обоснованный вывод о доказанности вины З. в совершении преступления предусмотренного ст. 30 ч. 3, 228.1 ч. 1 УК РФ.

Оценка доказательств судом первой инстанции не вызывает сомнений, поскольку она дана в соответствии с требованиями ст. ст. 17, 88 УПК РФ, то есть по внутреннему убеждению, каждое доказательство оценено с точки зрения допустимости и достоверности, а все имеющиеся доказательства в совокупности.

Оценив показания свидетелей К., М., И., Г., А., Д. в совокупности с другими исследованными доказательствами, поскольку они последовательны, согласуются между собой и с фактическими обстоятельствами уголовного дела, непротиворечивы по своей сути, получены с соблюдением норм УПК РФ, и правильно установив, что данных, свидетельствующих об оговоре указанными лицами З. не имеется, суд обоснованно признал их достоверными и положил в основу приговора.

Надлежащим образом суд оценил показания свидетеля защиты Б.Е. и правильно пришел к выводу о том, что эти показания не опровергают показания свидетелей К., Д., И. об обстоятельствах совершения З. инкриминируемого ему преступления.

Судом тщательно проверены все доводы, приводимые осужденным З. в свою защиту и обоснованно признаны не нашедшими подтверждения, как опровергающиеся совокупностью доказательств.

Версия осужденного З. о нарушении уголовно-процессуального закона при производстве по уголовному делу - получении доказательств с нарушением закона и с использованием недозволенных методов ведения предварительного следствия, утверждения об оказании на него давления оперативными сотрудниками - надлежащим образом проверена судом и мотивированно отвергнута, как не нашедшая подтверждения. Как видно из материалов уголовного дела, в отношении З. уголовное дело возбуждено и расследовано в соответствии с требованиями УПК РФ.

Анализируя показания подсудимого З., суд обоснованно признал достоверными его показания, данные на предварительном следствии, которые получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона. Предусмотренные уголовно-процессуальным законом права подозреваемого, обвиняемого, а также положения ст. 51 Конституции РФ были разъяснены, они ему были понятны, и он их знал, что удостоверил своей подписью. Также З. разъяснялось, что в случае согласия давать показания, его показания могут быть использованы в качестве доказательств, в случае последующего отказа от них. Адвокатом З. был обеспечен, все его допросы произведены в присутствии адвокатов, после допросов З. указывал, что сведения с его слов записаны верно, по поводу ведения допросов и их объективности, заявлений, замечаний от осужденного и адвоката не поступало.

Свидетель С., производившая расследование уголовного дела, подтвердила указанные обстоятельства, а также пояснила, что З. в присутствии защитников добровольно давал признательные показания о сбыте им марихуаны Д. и раскаивался в содеянном, в том числе и в суде, при решении вопроса об избрании ему меры пресечения, подписывал протоколы допросов, никаких заявлений об оказании давления или угрозах со стороны оперативных сотрудников, ненадлежащем осуществлении его защиты адвокатами, З. не делал. Оснований для недоверия показаниям свидетеля С. согласующимся с совокупностью других доказательств, у суда не имелось.

Право на защиту З. на предварительном следствии и в суде было обеспечено в полном объеме.

В соответствии с ч. 1 ст. 50 УПК РФ защитник приглашается подозреваемым, обвиняемым, его законным представителем, а также другими лицами по поручению или с согласия подозреваемого, обвиняемого. В силу ч. 2 ст. 50 УПК РФ по просьбе подозреваемого, обвиняемого участие защитника обеспечивается дознавателем, следователем или судом.

Защиту З. на предварительном следствии осуществляли адвокат Хунджгуруа Н.Б. и адвокат по соглашению Лепшин П.А., который был допущен по представлении им ордера. Отводов данным адвокатам, заявлений о ненадлежащем осуществлении ими защиты от З. не поступало, отказов от адвокатов по указанным основаниям З. не заявлялось. Обстоятельств, препятствующих выполнению данными адвокатами профессиональных обязанностей, не имелось. Допросы З. производились с участием адвокатов, равно как и ознакомление с материалами уголовного дела при выполнении требований ст. 217 УПК РФ.

Судебная коллегия не может согласиться с содержащимися в кассационных жалобах осужденного и адвоката Бойцова Ю.М. доводами о том, что приговор основан на недопустимых доказательствах, поскольку ни одно доказательство, юридическая сила которого вызывала бы сомнение, не было положено в обоснование тех или иных выводов суда.

Каких-либо нарушений, ставящих под сомнение как факт, так и законность проведения оперативно-розыскного мероприятия "проверочная закупка", а также полученные в ходе проведения данного оперативно-розыскного мероприятия доказательства, судом не установлено

Оформление и проведение оперативно-розыскного мероприятия "проверочная закупка" соответствуют требованиям Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности Российской Федерации", проведено в целях, предусмотренных ст. ст. 1, 2 данного Закона, при наличии достаточных оснований и с соблюдением условий, предусмотренных ст. ст. 7, 8 указанного Закона. Процессуальные документы составлены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, постановление о проведении проверочной закупки вынесено на основании соответствующего рапорта, при наличии заявления Д. от 20.01.2009 года, и утверждено руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскное мероприятие - заместителем начальника УВД по Выборгскому району Санкт-Петербурга А.С. Доказательства, полученные в результате "проверочной закупки" обоснованно признаны судом допустимыми и правомерно положены основу обвинительного приговора. Нарушений применительно к норме ст. 89 УПК РФ судом не допущено.

Доводы, изложенные в кассационных жалобах осужденного и адвоката Бойцова Ю.М., озвученные ранее в заседании суда первой инстанции о недопустимости доказательств - результатов оперативно-розыскного мероприятия и всех первоначальных доказательств по тем основаниям, что З. не был предоставлен адвокат с момента его непосредственного задержания, а протокол его задержания в порядке ст. 91 УПК РФ с участием адвоката был составлен через 19 часов после его фактического задержания - надлежащим образом проверены, суд пришел к правильному выводу о несостоятельности указанных доводов и привел в приговоре обоснование данного вывода.

Личный досмотр З. произведен в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, с участием понятых. Как усматривается из протокола личного досмотра, у З. из левого наружного кармана куртки были изъяты денежные средства в сумме 2100 рублей, по поводу изъятых денег З. пояснил, что получил их 20.01.2009 года у <...> за наркотическое средство конопля. Каких-либо замечаний и заявлений от участников данного процессуального действия, в том числе З., не поступало. Ходатайств о предоставлении адвоката для участия при проведении личного досмотра З. также не заявлял. При таких обстоятельствах, судебная коллегия не может согласиться с доводами адвоката Бойцова Ю.М. о недопустимости протокола личного досмотра З. ввиду того, что он произведен в отсутствие адвоката.

Изъятые у З. денежные средства в сумме 2100 рублей, были осмотрены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и постановлением следователя признаны и приобщены к уголовному делу в качестве вещественных доказательств (т. 1. л.д. 57, 58, 89, 90)

Рассмотрение уголовного дела в отсутствие свидетеля А. не помешало и не могло помешать суду всесторонне исследовать дело, не повлекло и не могло повлиять, при наличии приведенных в приговоре доказательств, на выводы суда о виновности осужденного в содеянном, на постановление законного и обоснованного и справедливого приговора.

Из показаний А. не следует, что в ходе личного досмотра З. были допущены какие-либо процессуальные нарушения (т. 1 л.д. 43 - 45)

В ходе судебного следствия, судом тщательно проверены приведенные З. в свою защиту доводы о том, что у него было изъято два мобильных телефона, один из которых не возвращен, и большая сумма денег. По ходатайству стороны обвинения к материалам уголовного дела приобщено постановление об отказе в возбуждении уголовного по результатам проверки указанных обстоятельств (т. 2 л.д. 102, 69 - 71). Данные доводы получили надлежащую и правильную оценку в приговоре.

Судом бесспорно установлен умысел З. на сбыт наркотического средства Д. Обоснованность выводов суда, основанных на материалах уголовного дела, у судебной коллегии сомнений не вызывает.

Исследованными материалами уголовного дела установлено, что умысел у З. на сбыт наркотических средств сформировался до проведения проверочной закупки.

В опровержение версии З. о том, что он не знал, что продал Д. не курительную смесь, а наркотическое средство, суд обоснованно сослался на показания свидетелей Д., И., А., собственные показания З., данные им в ходе предварительного следствия, протокол его личного досмотра.

Обсудив доводы кассационных жалоб об отмене приговора в связи с нарушением требований ст. 281 УПК РФ при оглашении показаний свидетелей Д. и А. и нарушением закрепленного в ст. 240 УПК РФ принципа непосредственности исследования доказательств, судебная коллегия считает их не подлежащими удовлетворению

В соответствии с ч. 2 ст. 281 УПК РФ в исключительных случаях, возможно исследование показаний не явившегося свидетеля, при наличии возражений сторон.

Вопреки доводам кассационных жалоб свидетели Д. и А. в судебное заседание вызывались, судом неоднократно выносились постановления об их принудительном приводе, однако установлено, что по имеющимся в материалах уголовного дела адресам свидетели не проживают, их местонахождение не установлено, а по справке ЦАБ Д. регистрации в Санкт-Петербурге и Ленинградской области вообще не имеет (т. 2 л.д. 76). Судом запрошены справки ИЦ ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области и установлено, что сведения о задержании данных лиц или их осуждении отсутствуют. Помимо того, материалы уголовного дела содержат сведения о том, что судом и стороной обвинения запрашивались различные иные официальные органы с целью установления местонахождения Д. и А. и обеспечения их явки в судебное заседание, в том числе неоднократно давались поручения УВД Выборгского района Санкт-Петербурга. Приняв исчерпывающие меры по установлению местонахождения данных свидетелей и обеспечению их явки в судебное заседание, что подтверждено документально, суд правомерно принял решение об оглашении показаний Д. и А. в соответствии с п. 4 ч. 2 ст. 281 УПК РФ. Ходатайство стороны обвинения об оглашении показаний свидетелей Д. и А. разрешено в соответствии с установленной уголовно-процессуальным законом процедурой, решение суда об оглашении показаний, как следует из протокола судебного заседания, является обоснованным и мотивированным. Нарушений, таким образом, применительно к норме ч. 2 ст. 281 УПК РФ судебная коллегия не усматривает. Показания свидетелей Д. и А. исследованные путем их оглашения (т. 2 л.д. 105), правомерно положены судом в основу приговора.

Неосновательными судебная коллегия находит доводы кассационной жалобы осужденного З. о нарушении принципа состязательности сторон и обвинительном уклоне судебного заседания.

Анализ материалов судебного следствия позволяет судебной коллегии сделать вывод о том, что принцип состязательности сторон судом не нарушен, каких-либо преимуществ стороне обвинения, по сравнению со стороной защиты, не предоставлялось.

Все ходатайства, заявленные сторонами, в ходе судебного разбирательства, в том числе осужденным и стороной защиты: о признании доказательств недопустимыми, непосредственном исследовании вещественных доказательств, проверке показаний понятых, участвовавших в проверочной закупке на месте, были рассмотрены судом в полном соответствии с положениями ст. ст. 121, 122 УПК РФ, по каждому из них судом вынесены соответствующие постановления с соблюдением требований ст. 256 УПК РФ, в которых приведены надлежащие мотивировки принятых решений с учетом представленных по делу доказательств, наличия либо отсутствия реальной необходимости в производстве заявленных процессуальных действий с целью правильного разрешения дела и с учетом положений ст. 252 УПК РФ, и не выходят за рамки судебного усмотрения, применительно к нормам ст. ст. 7, 17 УПК РФ.

Таким образом, решения вынесенные судом по ходатайствам участников процесса: сторон обвинения и защиты, являются мотивированными, основанными на материалах дела и представленных сторонами доказательствах, в связи с чем судебная коллегия не усматривает нарушения ст. 15 УПК РФ при рассмотрении дела.

Как следует из протокола судебного заседания (т. 2 л.д. 105 - 106), судом с участием сторон были исследованы протоколы осмотра предметов: денежных средств и пакета с наркотическим средством марихуаной, содержащие их подробное описание, постановления о признании их вещественными доказательствами содержащиеся в т. 1 л.д. 57, 58, 89, 90, суд обоснованно сослался на них приговоре в обоснование своих выводов о виновности З., сопоставил их с другими доказательствами и оценил в совокупности с ними, поэтому отказ в ходатайстве о непосредственном исследовании вещественных доказательств, не повлиял на законность и обоснованность приговора.

Аргументы кассационной жалобы осужденного З. об отмене приговора по тем основаниям, что суд сослался в приговоре на показания свидетеля Б., которая в судебном заседании не допрашивалась, удовлетворению не подлежат. Судом по ходатайству стороны защиты допрошена дополнительный свидетель С. - следователь, производившая расследование уголовного дела. При оценке версии З. в части нарушения его права на защиту и применения насилия при получении показаний, суд правомерно сослался на показания данного свидетеля, опровергшей доводы осужденного. Текст приговора на листе N 12 не вызывает неясностей и сомнений о том, что судом на указанном листе приговора приведены показания свидетеля С., а ссылка на фамилию Б. свидетельствует о явной технической ошибке. Указанное обстоятельство не ставит под сомнение законность и обоснованность приговора.

Все иные доводы осужденного и защиты также тщательно проверены судом первой инстанции и получили правильную оценку в приговоре.

Дав надлежащую оценку приведенных в приговоре доказательств в их совокупности, суд мотивированно пришел к выводу об их достоверности и допустимости и обоснованно признал их достаточными для подтверждения виновности осужденного З. Каждое доказательство приведенное в приговоре в обоснование виновности осужденного в содеянном им, подтверждается другими фактическими данными по делу, все доказательства в совокупности согласуются между собой.

Таким образом, выводы суда о виновности З. в совершении инкриминируемых преступлений за которые он осужден, соответствуют фактическим обстоятельствам и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах, полученных с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, полно и правильно приведенных в приговоре, в связи с чем, их достоверность сомнений у судебной коллегии не вызывает.

Квалификация действий осужденного З. по ст. ст. 30 ч. 3, 228.1 ч. 1 УК РФ является правильной, оснований для изменения или отмены приговора по доводам кассационных жалоб, равно как и для прекращения уголовного дела, судебная коллегия не усматривает, поскольку З. изобличен подробно изложенными в приговоре доказательствами, не вызывающими сомнений в их достоверности и объективности, а доводы кассационных жалоб направлены на переоценку исследованных судом доказательств.

Фундаментальных нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих безусловную отмену приговора, в период предварительного следствия и судом, не допущено

При назначении осужденному З. наказания в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ учтены характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности осужденного, все обстоятельства, влияющие на назначение наказания, в том числе, влияние назначаемого наказания на исправление осужденного.

Вывод суда о назначении З. наказания связанного с реальным лишением свободы, судом надлежащим образом мотивирован в приговоре и является правильным.

Вместе с тем судом учтены смягчающие обстоятельства и данные о личности З.: ранее не судим, на учете в психоневрологическом и наркологическом диспансерах не состоит, по месту жительства и месту учебы характеризуется без замечаний. Совокупность смягчающих обстоятельств и данных о личности З. послужила основанием для назначения ему не максимального наказания, предусмотренного санкцией статьи.

Судом не установлено оснований для применения положений ст. ст. 64, 73 УК РФ. Исходя из общественной опасности совершенного З. преступления, а также отсутствия исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления не находит таких оснований и судебная коллегия.

Судом обоснованно назначено отбывание наказания З. в исправительной колонии общего режима в соответствии с требованиями п. "б" ч. 1 ст. 58 УК РФ.

Наказание З. назначено соразмерно содеянному, с учетом данных о его личности, всех обстоятельств дела, смягчающих обстоятельств, и не является явно несправедливым.

В соответствии с требованиями п. 9 ч. 1 ст. 308 УПК РФ в резолютивной части приговора суд принимает решение о зачете времени предварительного содержания под стражей, если подсудимый до постановления приговора был задержан, или к нему применялась мера пресечения в виде заключения под стражу. Данные требования закона судом выполнены в полной мере. Согласно рапорту задержания З. фактически был задержан 20.01.2009 года и по 22.01.2009 года содержался в УВД Выборгского района Санкт-Петербурга, указанное время обоснованно зачтено З. в срок отбытия наказания, противоречий, в связи с этим, резолютивной части приговора фактическим обстоятельствам дела, судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 21 июня 2010 года в отношении З. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного З. и адвоката Бойцова Ю.М. оставить без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь