Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 сентября 2010 г. по делу N 33-10045

 

Судья: Гоморева Е.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда в составе: председательствующего судьи Кондратовой Т.А.,

судей Шипиловой Т.А. и Шиян Л.И.,

при секретаре Г.,

рассмотрев в г. Красногорске в заседании от 14 сентября 2010 года кассационную жалобу С. на решение Видновского городского суда Московской области от 24 декабря 2009 года по делу по ее иску к Ж.О.В. о признании возведенных фундамента и стены самовольно возведенной постройкой, возложении обязанности по их сносу, освобождению земельного участка от обгоревших досок и стены; по иску Ж.О.В. к ней о признании права собственности на фундамент и стены, установлению юридического факта, признании недействительным решения администрации Молоковского сельского Совета, признании недействительными свидетельств, договора купли-продажи земельного участка, заслушав доклад судьи Шиян Л.Н., объяснения кассатора и ее представителей адвокатов Сучковой Н.Н., Рудакова А.В., Ж.В.Е., ее представителя Ж.В.Е., адвоката Третьяковой Е.А.,

 

установила:

 

С. обратилась в суд с иском к Ж.О.В. о признании самовольными постройками возведенных ответчицей фундамента и стены пристройки лит. а1 к дому N 86, расположенному по адресу: Московская область, <...>; возложении обязанности на Ж.О.В. по сносу спорных построек, освобождению земельного участка при доме от обгоревших досок и стены, взыскании судебных издержек.

Требования мотивирует тем, что стороны по делу являются сособственниками дома 86 по указанному адресу. Домовладение расположено на земельном участке, принадлежащем истице на праве собственности, что подтверждено правоустанавливающими документами.

При получении технического паспорта БТИ в 2007 г. истица узнала, что на ее части земельного участка ответчица самовольно построила спорную пристройку, примыкающую к дому (лит. а1), на возведение которой С. разрешения не давала. Ж.О.В. также не получала необходимых разрешений на строительство пристройки.

Истица пояснила, что в связи с пожаром 07.06.09 г. дом по указанному адресу сгорел, однако, на участке остались незаконно возведенные ответчицей фундамент и стены лит. а1, разбросаны доски и бревна, строительный мусор, которые Ж.О.В. отказывается убрать.

Ж.О.В. иск не признала, указала, что спорная пристройка лит. а1 в 70-е годы являлась общим двором, но находилась на той части земельного участка при доме, которой всегда пользовался ее дед - В.Б., поскольку отец С. и дед Ж.О.В. разделили земельный участок при доме на участки по 380 кв. м и 420 кв. м соответственно, установив забор еще в 70-е годы. В 1996 г. стороны по делу переоборудовали общий двор в две пристройки, заменив деревянные стены на бетонные блоки. Ни Ж.О.В., ни С. разрешение на переоборудование не брали, не обращались в управление архитектуры, т.к. оно производилось по обоюдному согласию. Дополнительно указала, что при утверждении судом мирового соглашения о разделе дома по указанному адресу в 2008 г., С. никаких требований о сносе пристройки не заявляла.

Ж.О.В. предъявила иск к С. о признании права собственности на указанную постройку, об установлении юридического факта владения земельным участком площадью 420 кв. м при названном доме в порядке наследования после смерти ее деда В.Б., о признании недействительным решения администрации Молоковского сельского Совета N 105 от 22.04.93 г. о предоставлении в собственность С. и К. земельных участков, составивших весь земельный участок при доме, по указанному адресу, о признании недействительными свидетельств о праве собственности на землю, выданных на имя К. и С., о признании недействительным договора купли-продажи земельного участка, заключенного между указанными лицами в 1996 г.

Требования мотивирует тем, что общий земельный участок в размере 800 кв. м правопредшественниками сторон был разгорожен забором, и каждый пользовался своей частью. В 1991 г. Ж.О.В. со своей семьей стала пользоваться участком площадью 420 кв. м, принадлежавшем ее деду, право собственности на который не было оформлено.

Считает, что решение главы администрации Молоковского сельского совета N 105 от 22.04.93 г. о выделении в собственность С. и ее сестры всего земельного участка при доме является незаконным, поскольку у ее деда на основании Указа Президента РФ от 27.12.91 г. возникло право собственности на земельный участок площадью 420 кв. м, которым он пользовался при жизни, и как следствие, у нее, как его наследницы.

С. иск Ж.О.В. не признала, заявила о пропуске исковой давности по требованиям о признании незаконным решения главы администрации и оспаривании сделки.

Представители третьих лиц - УФРС по Ленинскому р-ну МО, администрации с\п Молоковское в судебное заседание не явились, представили заявления о рассмотрении дела в их отсутствие.

Представитель администрации Ленинского р-на в судебное заседание не явился, извещен надлежащим образом.

Решением Видновского городского суда иск С. удовлетворен в полном объеме. В удовлетворении требований Ж.О.В. в части установления факта владения В.Б. земельным участком размером 420 кв. м на праве собственности и признании за ней права собственности на указанный участок в порядке наследования по закону по праву представления, а также в части признания права собственности на спорные постройки - отказано. В остальной части иск удовлетворен.

Не согласившись с решением суда, С. обжалует его в кассационном порядке и просит отменить в части удовлетворенных требований Ж.О.В., ссылаясь на его незаконность.

Проверив материалы дела в пределах доводов кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда, как постановленного в соответствии с нормами действующего гражданского законодательства.

Судом установлено, что домовладение N 86 по адресу: Московская область, <...> расположенное на земельном участке площадью 800 кв. м, на основании свидетельства о праве на наследство и в соответствии с завещанием В.А. от 26.07.65 г., принадлежало В.Б. (деду Ж.О.В.), а также В.В. (отцу С.) по 1\2 доле каждому.

Из материалов дела усматривается, что в 70-е годы правопреемники В.А. разделили земельный участок при доме, и каждый из наследников пользовался конкретной его частью.

Установлено, что после смерти В.В., наступившей в 1979 г., наследниками к его имуществу, в том числе 1\2 доли домовладения по указанному адресу, являлись его дочери - С. и К. по 1\4 доли.

Совладелец дома В.Б. по состоянию здоровья и в силу возраста с 1991 года был помещен в интернат. В.Б. скончался 27.12.94 г.

На основании свидетельства о праве на наследство от 13.02.2001 г. Ж.О.В. вступила в права наследования после смерти В.Б. на <...> долю названного дома.

Постановлением главы администрации Молоковского с\с N 105 от 22.04.93 г., на основании заявлений С. и К., весь земельный участок при доме N 86 был передан им в собственность.

Согласно договору купли-продажи от 04.03.96 г., К. продала свою часть земельного участка при доме С.

Надлежащим образом оценив представленные в деле доказательства, руководствуясь Указом Президента РФ от 27.12.91 г. "О неотложных мерах по осуществлению земельной реформы в РСФСР", ст. 37 Земельного Кодекса РСФСР, суд пришел к обоснованному выводу об удовлетворении иска Ж.О.В. в части признания недействительным постановления администрации N 105 от 22.04.93 г. о передаче в собственность всего земельного участка С. и ее сестре, поскольку у В.Б., являвшегося собственником 1\2 доли домовладения, в силу выше названных положений закона, также имелось право на получение в собственность части занимаемого им земельного участка.

При этом суд правильно отметил, что в связи с нахождением В.Б. в интернате по состоянию здоровья, последний не смог получить соответствующего свидетельства и оформить права.

В указанной взаимосвязи суд правильно удовлетворил требования Ж.О.В. о признании недействительными свидетельств, выданных на имя С. и К. о праве собственности на данный участок, и признал недействительным договор купли-продажи части земельного участка от 04.03.96 г., являющихся ничтожными, противоречащими приведенным нормам закона.

Доводы С. о том, что В.Б. в 1990 - 91 гг. написал заявление об отказе от участия в приватизации спорного участка в ее пользу и в пользу сестры, суд правильно оценил критически, поскольку последней, в нарушение положений ст. 56 ГПК РФ, не представлено надлежащих доказательств в подтверждение изложенного. Архив администрации Молоковского с\п также не содержит документов, содержащих отказ В.Б. от приватизации.

Вместе с тем, разрешая спор в части признания права собственности за Ж.О.В. на часть земельного участка при доме размером 420 кв. м, суд правильно указал на отсутствие доказательств, подтверждающих, что ее правопредшественник пользовался земельным участком именно в указанном размере. Кроме того, данный участок не сформирован как объект права, не установлены его границы на местности, на что также обоснованно указал суд в своем решении.

Оценивая доводы С. о том, что Ж.О.В. пропущен срок исковой давности, суд обоснованно указал на отсутствие бесспорных доказательств осведомленности Ж.О.В. о принадлежности всего земельного участка при доме одной С., и последней указанная позиция ответчицы не опровергнута допустимыми доказательствами.

Кроме того, Ж.О.В. представила суду доказательства, подтверждающие, что между совладельцами дома (их правопредшественниками) существовал разделительный забор, что также подтверждает доводы Ж.О.В. о том, что вплоть до возникновения судебной тяжбы между сторонами, ее права на пользование частью участка при доме не были нарушены.

Таким образом, в силу положений ст. 196 ГК РФ, вывод суда о том, что Ж.О.В. срок исковой давности не пропущен, правомерен, соответствует фактическим обстоятельствам дела и представленным доказательствам.

Правильным является вывод суда в части отказа в удовлетворении остальных заявленных Ж.О.В. требованиях, поскольку она, получив свидетельство 13.02.01 г., вступила в права наследования после смерти В.Б. на 1\2 долю дома по указанному адресу.

Судом установлено, что в результате пожара 07.06.09 г., дом N 86 по указанному адресу сгорел, и от пристройки лит. а1 остались фундамент и стены. Согласно проведенной по делу строительно-технической экспертизы, данная пристройка не может эксплуатироваться в соответствии со своим назначением, поскольку основная часть жилого дома разрушена во время пожара. Самовольно возведенное строение лит. а1 не соответствует требованиям СНиПа, Градостроительного Кодекса. Уцелевшие части пристройки угрожают жизни и здоровью других лиц, так как могут потерять свою несущую способность даже при незначительном на них воздействии.

С учетом вышеизложенного суд, руководствуясь положениями ст. 222 ГК РФ, обоснованно пришел к выводу, что спорная самовольная постройка не может быть узаконена путем признания на нее права собственности, в связи с чем требования Ж.О.В. в указанной части правомерно оставлены без удовлетворения.

Таким образом, вывод суда об удовлетворении иска С. о признании возведенных фундамента и стены самовольно возведенной постройкой, о возложении на Ж.О.В. обязанностей по их сносу, освобождению земельного участка от обгоревших досок и стены - основан на законе и соответствует фактическим обстоятельствам дела.

Оснований для отмены решения суда не усматривается.

Доводы, изложенные в жалобе, были предметом изучения судебной коллегии, направлены на переоценку выводов суда первой инстанции и не содержат в себе обстоятельств, влекущих отмену решения суда.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Видновского городского суда Московской области от 24 декабря 2009 года оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь