Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 сентября 2010 г. N 33-12694/2010

 

Судья Панова А.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Ничковой С.С.

судей Сопраньковой Т.Г., Ильичевой Е.В.

при секретаре И.

рассмотрела в судебном заседании от 14 сентября 2010 года гражданское дело N 2-1696/10 по кассационной жалобе Б. на решение Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга от 21 июня 2010 года по иску Б. к юр.л.1 и юр.л.2 о взыскании убытков, процентов за пользование чужими денежными средствами, компенсации морального вреда,

заслушав доклад судьи Ничковой С.С.,

выслушав объяснения представителя истца Б. - Ф., действующего на основании доверенности от 11 мая 2010 года, выданной сроком на 3 года, поддержавшего доводы кассационной жалобы, представителя ответчика юр.л.1 - У., действующего на основании доверенности от 05 марта 2010 года, выданной сроком до 15 марта 2012 года, возражавшего против доводов кассационной жалобы,

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

Б. обратился в суд с иском к юр.л.1 и юр.л.2 о взыскании солидарно убытков в размере 709 583 рублей 19 копеек, расходов на оплату услуг представителя в размере 25 000 рублей, компенсации морального вреда в размере 30000 рублей, взыскании с юр.л.1 процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 143 882 рублей 13 копеек.

В обоснование своих требований истец указывал, что 1 марта 2006 года между ним и юр.л.1 были заключены кредитный договор на приобретение транспортного средства <...> на сумму 551 152 рубля с процентной ставкой 17% годовых и договор о залоге транспортного средства, 2 марта 2006 года им по указанию юр.л.1 был заключен договор добровольного комплексного страхования автотранспортных средств в отношении приобретенного автомобиля с юр.л.2. 30 октября 2006 года застрахованный автомобиль был похищен, юр.л.2 отказало в выплате страхового возмещения со ссылкой на ненадлежащее исполнение обязательств по договору, а именно: несвоевременное уведомление страховой компании о наступлении страхового случая, в результате бездействия страховой компании по невыплате страхового возмещения, бездействия юр.л.1 по неисполнению условий договора страхования как выгодоприобретателя, истцу были причинены убытки на сумму выплат произведенных им по кредитному договору в общей сумме 709 583 рублей 19 копеек, что является неосновательным обогащением.

Решением Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга от 21 июня 2010 года в удовлетворении иска было отказано.

В кассационной жалобе Б. просит отменить решение суда, считая его незаконным и необоснованным.

Суд кассационной инстанции, руководствуясь положениями статьи 354 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, определил рассматривать дело в отсутствие представителя ответчика юр.л.2, представителей третьих лиц юр.л.3, юр.л.4, извещенных о времени и месте проведения судебного заседания надлежащим образом.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, выслушав объяснения лиц, участвующих в деле, обсудив доводы кассационной жалобы, не находит оснований для отмены решения суда.

В ходе рассмотрения дела по существу судом установлено, что 1 марта 2006 года Б. заключил с юр.л.1 кредитный договор <...> на приобретение транспортного средства <...> на сумму 551 152 руб. под 17% годовых со сроком возврата 10 февраля 2009 года.

02 марта 2006 года между юр.л.2 и Б. был заключен договор <...> добровольного комплексного страхования автотранспортного средства <...> приобретенного за счет заемных денежных средств и являющегося предметом залога. Выгодоприобретателем по данному договору было указано юр.л.1.

30 октября 2006 года указанный застрахованный автомобиль был похищен. С заявлением о наступлении страхового случая истец обратился в юр.л.2 25 декабря 2006 года, последний необходимый документ - Паспорт транспортного средства был представлен 19 января 2007 года. 1 февраля 2007 года истцу было отказано в выплате страхового возмещения в связи с несвоевременным уведомлением страховщика о наступлении страхового случая.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции, руководствуясь положениями статей 819, 929, 943 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также исходя из условий заключенных между истцом и ответчиками договоров, пришел к выводу о том, что у истца с юр.л.2 сложились правоотношения, регулируемые нормами законодательства о страховании, а с юр.л.1 - правоотношения, регулируемые законодательством о займе, в связи с чем вина ответчика юр.л.1 в причинении истцу убытков в форме неосновательного обогащения в размере уплаченной им суммы по кредитному договору отсутствует, поскольку условиями кредитного договора предусмотрена обязанность Б. по уплате денежных средств юр.л.1, исполнение которой не зависит от исполнения или неисполнения юр.л.2 своих обязанностей по договору страхования.

Данный вывод суда является правильным, постановленным в соответствии с нормами действующего законодательства, регулирующего спорные правоотношения, и на основании всей совокупности представленных по делу доказательств.

Согласно положениям части 1 статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации, лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение).

В соответствии с положениями части 1 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации, лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Истец в ходе рассмотрения дела по существу ссылался на то, что виновными действиями юр.л.2 и юр.л.1 ему были причинены убытки в размере уплаченной по кредитному договору суммы 709583 рублей 19 копеек, при этом указанная сумма является неосновательным обогащением юр.л.1.

Однако, суд кассационной инстанции не может согласиться с позицией истца, поскольку обязанность Б. возвратить банку кредитные средства с уплатой процентов за пользование ими, определена кредитным договором, заключенным между истцом и ответчиком, в связи с чем сумма, равная 709583 рублям 19 копейкам, не может являться неосновательным обогащением юр.л.1 кроме того, данная сумма не может быть признана убытками, причиненными истцу виновными действиями или бездействием юр.л.1 поскольку ответчик выполнил свои обязательства перед истцом, предусмотренные кредитным договором, заключенным между ними, в связи с чем такая мера ответственности как возмещение убытков вследствие неисполнения обязательства к нему не может быть применена.

Поскольку судом первой инстанции было обоснованно отказано в удовлетворении исковых требований о взыскании убытков, необоснованного обогащения с юр.л.1 правильным также является отказ в удовлетворении требований о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, поскольку данное требование является производным по отношению к требованию о взыскании необоснованного обогащения.

Также суд кассационной инстанции считает правильным отказ в удовлетворении требований о взыскании убытков с ответчика юр.л.2 по основанию пропуска срока исковой давности, в связи со следующим.

В ходе рассмотрения дела по существу ответчиком юр.л.2 было заявлено о пропуске срока исковой давности по данному требованию.

Согласно положениям статьи 196 Гражданского кодекса Российской Федерации, общий срок исковой давности устанавливается в 3 года. Специального срока исковой давности по требованию о взыскании убытков законодателем не установлено.

В соответствии со статьей 199 Гражданского кодекса Российской Федерации, истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

В ходе рассмотрения дела судом первой инстанции установлено, что 1 февраля 2007 года истцу было отказано в выплате страхового возмещения, 07 февраля 2007 года письменный отказ был направлен Б. по почте, что подтверждается реестром почтовых отправлений, имеющимся в материалах дела, кроме того, из материалов дела усматривается, что последний необходимый для выплаты страхового возмещения документ был представлен истцом в страховую компанию 19 января 2007 года, следовательно, в соответствии с пунктом 8.6.2 Правил страхования, в течение 15 рабочих дней с указанной даты страховщик должен был произвести страховую выплату, в связи с чем суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что началом срока исковой давности в данном случае надлежит считать 12 февраля 2007 года, поскольку с этой даты истец должен был знать о нарушении своего права на получение страховой выплаты.

Исковое заявление подано Б. в суд 29 марта 2010 года, следовательно, за пределами установленного законом срока исковой давности.

При таких обстоятельствах суд кассационной инстанции считает правильным вывод суда первой инстанции, основанный на положениях статей 196, 199 Гражданского кодекса Российской Федерации, о необходимости отказа в удовлетворении указанной части исковых требований, поскольку установленный законом срок для предъявления настоящего требования истек, о чем заявила сторона по делу в ходе рассмотрения спора, при этом истец не просил о восстановлении данного срока, не представлял доказательств, подтверждающих уважительность его пропуска, в связи с чем у суда первой инстанции отсутствовали основания для восстановления пропущенного срока исковой давности, так же как отсутствовали основания для отказа в применении последствий пропуска срока исковой давности.

Также судебная коллегия считает обоснованным вывод суда первой инстанции о необходимости отказа в удовлетворении исковых требований о взыскании в пользу истца денежной компенсации морального вреда в размере 30000 рублей, по следующим основаниям.

Согласно положениям статьи 151 Гражданского кодекса Российской Федерации, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

В статье 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации закреплен перечень оснований, при наличии которых компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда. В иных случаях доказыванию со стороны истца подлежит не только факт причинения морального вреда, но и наличие вины ответчика в причинении истцу физических и нравственных страданий.

Причинение морального вреда вследствие причинения материальных убытков не относится к перечню оснований для безусловной компенсации морального вреда, перечисленных в статье 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Поскольку в удовлетворении требований Б. о взыскании убытков, неосновательного обогащения, процентов за пользование чужими денежными средствами, было отказано, у суда первой инстанции не имелось оснований для удовлетворения требований о взыскании с ответчиков компенсации морального вреда, так как вина юр.л.1 и юр.л.2 в причинении истцу физических и нравственных страданий не была установлена в ходе рассмотрения дела по существу. При таких обстоятельствах судебная коллегия считает, что решение суда в части отказа в удовлетворении требований о взыскании компенсации морального вреда, является законным и обоснованным.

Также судебная коллегия считает правильным вывод суда первой инстанции о необходимости отказа в удовлетворении требований Б. о возмещении за счет ответчиков расходов по оплате услуг представителя, поскольку данный вывод основан на положениях статьи 100 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, которыми предусмотрено возмещение расходов на представителя той стороне, в пользу которой состоялось решение суда, поскольку истцу отказано в удовлетворении требований о взыскании убытков, процентов за пользование чужими денежными средствами, компенсации морального вреда, расходы на оплату услуг представителя возмещению не подлежат.

При таких обстоятельствах судебная коллегия полагает, что, разрешая заявленные требования, суд первой инстанции правильно определил юридически значимые обстоятельства дела, дал надлежащую правовую оценку собранным и исследованным в судебном заседании доказательствам, в соответствии с правилами статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и постановил решение, отвечающее нормам материального права при соблюдении требований гражданского процессуального законодательства.

Доводы кассационной жалобы правовых оснований для отмены решения суда не содержат, сводятся к изложению фактов, не относящихся к юридически значимым обстоятельствам дела, в связи с чем не могут служить основанием для отмены правильного судебного постановления.

Руководствуясь статьей 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга от 21 июня 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу Б. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь