Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 сентября 2010 г. N 33-12695

 

Судья: Бахтина Н.И.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего Белисовой О.В.

судей Вашкиной Л.И., Смышляевой И.Ю.

при секретаре П.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело N 2-25/10 по кассационной жалобе В.В. на решение Невского районного суда Санкт-Петербурга от 24 марта 2010 года по иску К. к В.В. о признании договора купли-продажи недействительным, признании права собственности на квартиру, прекращении права собственности на квартиру

Заслушав доклад судьи Белисовой О.В., В.В., его представителей В.А., Л., поддержавших доводы кассационной жалобы, объяснения К., его представителя Б.,

судебная коллегия гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

К. обратился в суд с иском к В.В. о признании недействительным договора купли-продажи квартиры от 11 июля 2007 года, признании за ним права собственности на квартиру по адресу: <...>, и о прекращении права собственности В.В. на указанную квартиру.

В обоснование заявленных требований истец указал, что являлся собственником указанной однокомнатной квартиры, где проживает с 11 августа 1976 года. В декабре 2008 года, получив квитанцию по оплате коммунальных услуг, истец узнал, что собственником спорной квартиры является В.В., указал, что свою квартиру никому не продавал, никаких сделок купли-продажи не заключал.

Решением Невского районного суда Санкт-Петербурга от 24 марта 2010 года исковые требования К. удовлетворены частично. Указанным решением признан недействительным договор купли-продажи от 11 июля 2007 года квартиры <...>. За К. признано право собственности на указанную квартиру. В остальной части требований его иска отказано.

В кассационной жалобе ответчик просит отменить решение суда, полагая его неправильным, незаконным и необоснованным.

Истец не оспаривает решение суда в части отказа в удовлетворении требования о прекращении права собственности В.В. на спорную квартиру.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав объяснения лиц, участвующих в деле, не усматривает оснований к отмене решения, постановленного судом в соответствии с требованиями норм материального и процессуального права.

Из материалов дела следует, что собственником спорной квартиры N <...>, расположенной в <...>, являлся К. на основании договора передачи квартиры в собственность граждан, заключенного им с Администрацией Н. района Санкт-Петербурга 31 мая 1993 года, в установленном законом порядке право собственности было зарегистрировано 30 января 1996 года.

В квартире постоянно зарегистрирован К. с 11 августа 1976 года.

Согласно договору купли-продажи от 11 июля 2007 года указанная квартира была продана К. В.В., интересы покупателя по доверенности представлял К.С.З. Право собственности В.В. было зарегистрировано 23 июля 2007 года.

Согласно заключению комиссионной судебной психиатрической экспертизы от 27 сентября 2009 года, К. страдает в настоящее время и страдал в период заключения оспариваемого договора купли-продажи 11 июля 2007 года психическим расстройством и по своему психическому состоянию в момент заключения договора купли-продажи квартиры он не мог понимать значение своих действий и руководить ими.

Согласно положениям ст. ст. 56, 59, 67 ГПК РФ суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне их надлежит доказывать, принимает только те доказательства, которые имеют значение для рассмотрения и разрешения дела, оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Право оценки доказательств принадлежит суду первой инстанции.

Отказывая в назначении повторной судебной почерковедческой экспертизы суд правомерно руководствовался требованиями части 2 ст. 87 ГПК РФ, в силу которых повторная экспертиза может быть назначена по тем же вопросам только в связи с возникшими сомнениями в правильности или обоснованности ранее данного заключения либо наличием противоречий в заключениях нескольких экспертов, что в данном случае установлено не было.

Согласно положениям ст. ст. 56, 59, 67 ГПК РФ суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне их надлежит доказывать, принимает только те доказательства, которые имеют значение для рассмотрения и разрешения дела, оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы.

Таким образом, в силу закона право определения доказательств, имеющих значение для дела, как и право решения вопроса о целесообразности назначения по делу повторной экспертизы принадлежит суду первой инстанции.

Разрешая исковые требования, суд первой инстанции правомерно руководствовался заключением комиссии экспертов от 29 сентября 2009 года (л.д. 128 - 133), которое выполнено в соответствии с требованиями закона, эксперты предупреждены об уголовной ответственности, в связи с чем у суда не имелось оснований не доверять данному заключению, которое оценено судом в совокупности с иными доказательствами по делу в соответствии с правилами ст. 67 ГПК РФ.

Кроме того, суд первой инстанции правомерно учел то обстоятельство, что истец с 1969 года состоит на учете в ГУЗ ПНД N <...> Н. района, неоднократно госпитализировался, ему определена вторая группа инвалидности бессрочно в связи с психическим заболеванием.

Учитывая изложенное, судебная коллегия полагает доказанным то обстоятельство, что в момент заключения оспариваемого договора К. не мог понимать значение своих действий, достоверных доказательств обратного в нарушение положений ст. 56 ГПК РФ ответчиком суду не представлено, как и доказательств передачи денежных средств по договору непосредственно К. как продавцу квартиры.

Согласно ст. 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой стороне все полученное по сделке.

Согласно ч. 1 ст. 177 ГК РФ сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права и охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции правомерно исходил из положения вышеперечисленных норм материального права и установленного обстоятельства отсутствия осознания своих действий К. и наличия у него порока воли при подписании оспариваемого договора, в связи с чем пришел к обоснованному выводу о наличии оснований для признания заключенного сторонами 11 июля 2007 года договора купли-продажи принадлежавшей истцу квартиры недействительным и признания за ним права собственности на спорное жилое помещение. Данный вывод суда основан на правильном толковании норм материального закона, подлежащего применению.

Следует также согласиться с выводом суда первой инстанции о том, что факт выдачи 5 июля 2007 года доверенности от имени К. на имя Б.К.В. на право представления интересов доверителя при регистрации договора купли-продажи квартиры (л.д. 36), оформленной до момента заключения оспариваемого договора, не свидетельствует о его законности и не опровергает вывод суда о том, что на момент его заключения 11 июля 2007 года истец не мог понимать значения своих действий и руководить ими.

Доказательств в подтверждение факта получения истцом денежных средств за проданную квартиру ответчиком суду не представлено.

Судебная коллегия полагает правомерным и соответствующим требованиям ст. 200 ГПК РФ вывод суда об отсутствии оснований считать пропущенным срок исковой давности, о чем было заявлено ответчиком в ходе судебного разбирательства, при том, что о нарушении своего права при вышеуказанных обстоятельствах относительно особенностей его состояния он мог узнать по получении им в декабре 2008 года квитанции об оплате коммунальных услуг, оформленной на имя ответчика.

Таким образом, судебная коллегия считает, что обжалуемое решение, постановленное в соответствии с установленными в суде обстоятельствами и требованиями закона, подлежит оставлению без изменения, а кассационная жалоба, в которой В.В. излагает позицию, высказанную им в суде первой инстанции, доводы которой сводятся к несогласию с выводами суда и оценкой представленных по делу доказательств, исследованных судом и получивших его оценку по правилам ст. 67 ГПК РФ, подлежит оставлению без удовлетворения, поскольку не содержит предусмотренных ст. 362 ГПК РФ оснований для отмены решения суда первой инстанции.

Довод кассационной жалобы ответчика о том, что при разрешении заявленного спора имеет значение добросовестность действий ответчика при заключении оспариваемого договора, в данном случае нельзя признать состоятельным как основанный на неправильном толковании норм материального права.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Невского районного суда Санкт-Петербурга от 24 марта 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь