Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 сентября 2010 г. N 33-12733/2010

 

Судья: Уразгельдиева А.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего Зарочинцевой Е.В.

судей Петровой Ю.Ю., Чуфистова И.В.

с участием прокурора Мазиной О.Н.

при секретаре Б.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело N 2-1250/10 по кассационной жалобе Ш. на решение Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 30 июня 2010 года по иску прокурора Красносельского района Санкт-Петербурга к Ш., И. о применении последствий недействительности ничтожных сделок, выселении.

Заслушав доклад судьи Зарочинцевой Е.В., объяснения представителя Ш. - адвоката Завьялова Ф.П., действующего на основании ордера N <...> от 14.09.2010 года и доверенности от 12.05.2010 года, выданной сроком до 21.09.2012 года, удостоверенной нотариусом Санкт-Петербурга Т., реестровый N <...> (л.д. 167 - копия доверенности), поддержавшего доводы кассационной жалобы; выступление прокурора Санкт-Петербургской городской прокуратуры Мазиной О.Н., возражавшей против отмены обжалуемого решения, судебная коллегия

 

установила:

 

Прокурор Красносельского района Санкт-Петербурга, выступающий в защиту интересов В., обратился в Красносельский районный суд Санкт-Петербурга с иском к Ш., И. о применении последствий недействительности ничтожных сделок - договора купли-продажи жилого помещения, расположенного по адресу: <...>, заключенного 10.06.2004 года между И. и В., а также договора дарения указанной квартиры от 26.07.2004 года, заключенного между И. и Ш.; отмене государственной регистрации права собственности И. и Ш. на спорную квартиру; выселении Ш. из спорной квартиры.

В обоснование заявленных требований прокурор ссылался на то, что на основании договора передачи квартиры в собственность граждан от 22.03.2004 года собственником квартиры <...> являлся В.

Летом 2004 года в результате преступных действий спорная квартира выбыла из собственности В. помимо его воли, в результате чего В. был лишен жилого помещения, ему причинен материальный ущерб в крупном размере.

Приговором Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 19.08.2008 года, вступившим в законную силу 02.03.2009 года, И. и Ф.М. были признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного ст. 159 УК РФ, а именно: в совершении мошеннических действий, направленных на завладение жилой площадью В.

Указанным приговором суда за потерпевшим В. признано право на удовлетворение гражданского иска в порядке гражданского судопроизводства.

Решением Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 30 июня 2010 года исковые требования прокурора Красносельского района Санкт-Петербурга удовлетворены в полном объеме.

В кассационной жалобе Ш. просит решение суда первой инстанции отменить, как вынесенное с нарушением норм материального и процессуального права.

Ответчик И., третье лицо Ф.М. в заседание судебной коллегии не явились, о времени и месте заседания суда кассационной инстанции извещены по месту отбытия наказания (л.д. 168, 169, 172, 178).

Представители третьих лиц МО МО МС "Урицк", ГУ ФРС по Санкт-Петербургу и Ленинградской области в заседание судебной коллегии не явились, о дне рассмотрения дела в суде кассационной инстанции надлежаще извещены, о причинах неявки не сообщили, не просили об отложении дела слушанием. В силу п. 2 ст. 354 ГПК РФ неявка лиц, участвующих в деле и извещенных о времени и месте рассмотрения дела, не является препятствием к разбирательству дела в суде кассационной инстанции. В данном случае суд вправе, но не обязан откладывать разбирательство дела. Учитывая изложенное, судебная коллегия считает возможным рассмотреть кассационную жалобу в их отсутствие.

Согласно ст. 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено лицами, указанными в настоящем Кодексе.

Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом. Суд вправе применить такие последствия по собственной инициативе.

В соответствии со ст. 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

В соответствии со ст. 169 ГК РФ сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, ничтожна.

При наличии умысла у обеих сторон такой сделки - в случае исполнения сделки обеими сторонами - в доход Российской Федерации взыскивается все полученное ими по сделке, а в случае исполнения сделки одной стороной с другой стороны взыскивается в доход Российской Федерации все полученное ею и все причитавшееся с нее первой стороне в возмещение полученного.

При наличии умысла лишь у одной из сторон такой сделки все полученное ею по сделке должно быть возвращено другой стороне, а полученное последней либо причитавшееся ей в возмещение исполненного взыскивается в доход Российской Федерации.

В силу п. 2 ст. 170 ГК притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки, применяются относящиеся к ней правила.

Материалами дела подтверждается, что В. на основании договора передачи квартиры в собственность граждан от 22.03.2004 года на праве частной собственности принадлежала квартира, расположенная по адресу: <...>.

15.06.2004 года между В. в лице представителя Ф.М., действующей на основании доверенности от 01.06.2004 года, и И. был заключен договор купли-продажи спорной квартиры. Право собственности зарегистрировано в установленном законом порядке 17.06.2004 года.

26.07.2004 года между И. и Ш. в простой письменной форме был заключен договор дарения спорной квартиры, право собственности Ш. зарегистрировано в установленном законом порядке 27.07.2004 года.

В соответствии со ст. 302 ГК РФ, если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

Из материалов дела следует, что вступившим в законную силу решением Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 14.07.2009 года по заявлению Ф.Н. - племянника В. последний признан безвестно отсутствующим (л.д. 20 - копия решения суда).

Приговором Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 19 августа 2008 года, вступившим в законную силу 02 марта 2009 года, установлено, что от имени В. и помимо его воли был заключен договор купли-продажи от 10.06.2004 года квартиры, расположенной по адресу: <...>; в дальнейшем указанная квартира была подарена Ш. на основании договора дарения от 26.07.2004 года, заключенного между И. и Ш.

В рамках расследования уголовного дела было установлено, что фактически между И. и Ш. была заключена возмездная сделка, последним были переданы денежные средства И. за приобретенное жилое помещение в размере 15000 долларов США, который распределил их между собой и соучастником.

Учитывая, что факт совершения вышеуказанных сделок договора купли-продажи и договора дарения помимо воли В. установлен вступившим в законную силу приговором Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 19 августа 2008 года, суд первой инстанции, со ссылкой на ч. 4 ст. 61 ГПК РФ, обоснованно пришел к выводу, что данный факт не нуждается в доказывании при рассмотрении настоящего дела.

Поскольку обе вышеуказанные сделки договор купли-продажи и договор дарения являлись результатом совершенного преступления, суд пришел к правильному выводу о том, что указанные выше сделки противны как основам правопорядка, так и нравственности, что в силу ст. 169 ГК РФ влечет их ничтожность.

Соответственно, как у И., так и у Ш. не могло возникнуть прав в отношении спорного имущества.

Таким образом, суд первой инстанции, действуя в пределах своей компетенции и в рамках процессуального закона, оценив и сопоставив все собранные в рамках настоящего дела доказательства, обоснованно пришел к выводу об удовлетворении исковых требований.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационной жалобы о том, что прокурор является ненадлежащим истцом по настоящему делу и что такой иск мог быть предъявлен либо самим В., либо Ф.Н., которому, как указывает представитель ответчика Ш. в кассационной жалобе, было отказано в заключении договора доверительного управления имуществом лица, признанного безвестно отсутствующим.

Действительно, Гражданский кодекс, определив в ст. 43 последствия признания гражданина безвестно отсутствующим, предусматривает возможность осуществления доверительным управляющим действий по управлению имуществом безвестно отсутствующего гражданина.

В силу ч. 2 ст. 52 ГПК РФ доверительный управляющий признается законным представителем безвестно отсутствующего и вправе, действуя в интересах отсутствующего, обеспечить его имущественные интересы посредством судебной защиты.

Вместе с тем, гражданско-процессуальное законодательство предусматривает также возможность обращения прокурора в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, которые не могут сами защищать свои права и законные интересы (ч. 1 ст. 45 ГПК РФ). К таким лицам отнесены граждане, которые по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не могут сами обратиться в суд.

Судебная коллегии считает, что ГПК РФ не содержит нормы, запрещающей обращение прокурора с иском в защиту интересов прав и имущественных интересов лиц, признанных безвестно отсутствующими.

Доводы кассационной жалобы о том, что суд необоснованно не применил срок исковой давности для отказа в удовлетворении заявленных требований, об истечении которого было заявлено представителем ответчика Ш. в судебном заседании 30.06.2010 года, судебная коллегия находит несостоятельными.

В силу ч. 1 ст. 181 ГК РФ срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки.

Вместе с тем, из решения суда о признании В. безвестно отсутствующим следует, что последние сведения о нем были получены в декабре 2005 года, решение о признании его безвестно отсутствующим принято 14.07.2009 года, после чего его племянник Ф.Н. в целях охраны имущества безвестно отсутствующего гражданина обратился в прокуратуру с заявлением о назначении доверительного управляющего его имуществом (л.д. 147, 148 - выступление прокурора в судебном заседании 30.06.2010 г.), нарушение имущественных прав В. в отношении спорного имущества было подтверждено приговором суда от 19.08.2009 года, вступившим в законную силу 02.03.2009 года.

Таким образом, судебная коллегия считает, что в связи с безвестным отсутствием сам В. не мог обратиться в суд за защитой нарушенного права, а о нарушении имущественных прав В. прокурору могло стать известно не ранее обращения Ф. с заявлением в прокуратуру, либо вынесения судом приговора по уголовному делу, в котором прокурор принимал участие в качестве государственного обвинителя, в связи с чем срок, установленный ч. 1 ст. 181 ГК РФ, в любом случае подлежал восстановлению в соответствии со ст. 205 ГК РФ.

Кроме того, по смыслу ст. 302 ГК РФ собственник вправе истребовать имущество от добросовестного приобретателя, получившего имущество возмездно, в течение общего трехлетнего срока исковой давности с того момента, когда он узнал или должен был узнать о том, что имущество выбыло из его владения.

Доводы кассационной жалобы о нарушении конституционных прав ответчика Ш. в ходе рассмотрения настоящего дела судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку каких-либо нарушений его прав не установлено.

Применение судом механизма защиты нарушенных прав и имущественных интересов В. путем применения последствий недействительности ничтожных сделок, а не путем истребования имущества от добросовестного приобретателя, по мнению судебной коллегии, не может быть положено в основу отмены обжалуемого решения, поскольку спорное имущество, которое выбыло из владения собственника помимо его воли в результате преступных действий, в любом случае подлежало изъятию и возвращению в собственность В.

Кроме того, следует отметить, что в судебном заседании 30.06.2010 года прокурор заявлял о применении последствий недействительности ничтожных сделок именно путем истребования имущества из чужого незаконного владения.

Исходя из изложенного, судебная коллегия полагает решение суда постановленным в соответствии с требованиями норм материального и процессуального права, оснований для отмены решения, предусмотренных ст. ст. 362 - 364 ГПК РФ, не имеется.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 30 июня 2010 года по настоящему делу оставить без изменения, кассационную жалобу Ш. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь