Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 сентября 2010 г. по делу N 33-15888

 

Судья: Гурина Л.Р.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда

в составе: председательствующего Анцифировой Г.П.,

судей Филиповой И.В., Ивановой Т.И.,

при секретаре К.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании от 14 сентября 2010 года кассационную жалобу М. на решение Подольского городского суда Московской области от 15 июня 2010 года по делу по иску М. к К.Г., Р. о признании частично недействительным свидетельства о праве на наследство по закону, признании права собственности на долю квартиры,

заслушав доклад судьи Филиповой И.В.,

выслушав объяснение представителя Р.,

 

установила:

 

М. обратилась в суд с иском к ответчикам о признании частично недействительным свидетельства о праве на наследство по закону, признании за ней права собственности в порядке наследования по закону на 1/3 доли двухкомнатной квартиры <...>, после смерти племянника З.

В обоснование своих требований М. указала, что 09 сентября 2007 года умер ее племянник З. После его смерти осталось наследственное имущество в виде двухкомнатной квартиры <...>.

М. после смерти З. фактически вступила в наследственные права, взяв имущество умершего, а именно, золотой браслет, посуду из хрусталя, чайный сервиз, телевизор, тумбочку под телевизор, оплатила его долг по расписке.

Другими наследниками к имуществу З. являются его двоюродная сестра И. и тетя Г.

02 июня 2009 года нотариусом Подольского нотариального округа К.Н. им выдано свидетельство о праве на наследство на указанную квартиру в размере 1/2 1 доли каждой.

22 октября 2009 года И. умерла. Согласно завещанию, удостоверенному нотариусом Подольского нотариального округа Ш.М. оставшееся после смерти И., имущество завещано Р.

23 октября 2009 года умерла Г. Согласно заявлению, поданному нотариусу Дубнинского нотариального округа Ш.Н., наследником к имуществу Г. является дочь К.Г.

Представитель истца по доверенности Т.Н. в судебное заседание явилась, исковые требования поддержала в полном объеме, при этом пояснила, что М. фактически приняла наследство после смерти З., поскольку приезжала в его квартиру вместе с И., взяла его вещи: тумбочку под телевизор, сервиз, золотой браслет. Никаких действий для направления заявления нотариусу она не предприняла, т.к. И. вводила ее в заблуждение, сказав, что квартира не приватизирована и не может наследоваться, потом, что данная квартира оставлена ей по завещанию.

Ответчик - Р. и его представители по доверенности, Т.В., Т.Д. в судебном заседании исковые требования не признали, представили отзыв на иск, в котором просят в удовлетворении заявленных требований отказать по тем основаниям, что истцом пропущен срок для принятия наследства, однако в исковом заявлении требований о восстановлении срока для принятия наследства не заявлено. Доводы истца о том, что она не знала, находилась ли спорная квартира в собственности у З., по мнению представителей, не являются доказательством уважительности пропуска срока для принятия наследства. Также представители считают, что М. не предприняла действий для подачи заявления о принятии наследства после смерти З. Утверждения истицы о том, что она погасила долг наследодателя по расписке, никакими письменными доказательствами не подтверждены. То обстоятельство, что она получила какие-то вещи, принадлежащие умершему З., не свидетельствует о фактическом принятии наследства (л.д. 54 - 57, 79 - 82).

Ответчик - К.Г. в судебном заседании исковые требования не признала, пояснила, что она принимает наследство после смерти матери Г., которая приняла наследство после смерти З.

Третье лицо - нотариус К.Н. в судебное заседание не явилась, извещена, ранее в судебном заседании исковые требования не признала, при этом пояснила, что первой с заявлением о принятии наследства после смерти З. обратилась И., затем по почте поступило заявление Г. Никаких заявлений от М. ни в течение 6 месяцев со дня открытия наследства, ни после она не получала. Сбором документов занималась И.

Решением Подольского городского суда от 15 июня 2010 года в удовлетворении исковых требованиях М. отказано в полном объеме.

В кассационной жалобе М. просит отменить решение суда как незаконное и необоснованное.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований к отмене вышеуказанного решения, как постановленного в соответствии с действующими нормами материального и процессуального права.

Согласно ч. 2 ст. 218 ГК РФ, в случае смерти гражданина право собственности на принадлежавшее ему имущество переходит по наследству к другим лицам в соответствии с завещанием или законом.

Согласно ст. 1144 ГК РФ, наследник может вступить в наследство путем фактического принятия наследства.

В соответствии со ст. 56 ГПК РФ, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Как следует из письменных материалов дела, 09 сентября 2007 года умер З. (л.д. 6).

После его смерти открылось наследственное имущество в виде двухкомнатной квартиры, расположенной по адресу: <...> (л.д. 11).

Наследников первой очереди к имуществу умершего З., не имеется (л.д. 7, 28 - 30).

М. является тетей по линии отца (сестрой отца) З. (л.д. 8).

С заявлением о принятии наследства З. обратились двоюродная сестра И. (л.д. 18, 32), тетя Г. (л.д. 19, 27, 35).

02 июня 2009 года Г., И. выдано свидетельство о праве на наследство по закону на квартиру, находящейся по адресу: <...>, по 1/2 доли каждой (л.д. 44).

С учетом всех установленных обстоятельств по делу в их совокупности, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о том, что М. не совершила действий, направленных на принятие наследства после смерти З., поскольку 22 октября 2009 года И. умерла (л.д. 47).

С заявлением о принятии наследства по завещанию, удостоверенному нотариусом Подольского нотариального округа Московской области Ш.М., оставшееся после умершей 22.10.2009 года И., обратился Р. (л.д. 45, 46).

23 октября 2009 года умерла Г. (л.д. 65).

Наследником к имуществу Г. в виде 1/2 доли квартиры, по адресу: <...>, является дочь К.Г. (л.д. 66 - 67).

Из наследственного дела к имуществу умершей Г. следует, что с заявлением о принятии наследства обратились дочь К.Г. (л.д. 64).

В обосновании своих требований М. указала, что фактически вступила в права наследования, приняв наследство в виде личных вещей умершего.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд исходил из того, что истцом, согласно ст. 56 ГПК РФ, не представлено бесспорных доказательств фактического принятия наследства, как и не представлено допустимых доказательств возврата денежных средств по договору займа. Кроме того, судом установлено, что от М. ни в течение шести месяцев со дня открытия наследства, ни после истечения указанного срока, заявления нотариусу о принятии наследства не подавались.

Таким образом, суд первой инстанции, с учетом фактических обстоятельств дела, а также представленных сторонами доказательств, обоснованно пришел к выводу, что М. не совершала действий, направленных на принятие наследства после смерти З. Поскольку иных оснований, которые могли бы повлечь признание свидетельства о праве на наследство по закону частично недействительным не имеется, суд правомерно отказал М. в удовлетворении исковых требований в полном объеме.

Так как доводы кассационной жалобы обоснованность выводов суда не опровергают, они не могут быть приняты как доводы к отмене судебного решения, постановленного в соответствии с нормами действующего законодательства.

Руководствуясь ст. ст. 199, 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Подольского городского суда Московской области от 15 июня 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу М. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь