Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 сентября 2010 г. по делу N 33-28670

 

Судья Белянкова Е.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе

Председательствующего Огановой Э.Ю.

Судей Гороховой Н.А., Вишняковой Н.Е.

При секретаре К.Н.А.

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Огановой Э.Ю.

дело по кассационной жалобе представителя истца К.М.И. на решение Черемушкинского районного суда г. Москвы от 27.04.2010 г., которым постановлено: в удовлетворении иска К.М.И. к К.М.М. о прекращении права пользования жилым помещением, снятии с регистрационного учета - отказать.

 

установила:

 

К.М.И. обратился в суд с иском к К.М.М. о прекращении права пользования жилым помещением, снятии с регистрационного учета.

Исковые требования истец обосновывает тем, что является собственником квартиры, расположенной по адресу: г. Москва, Л., д. <...>. Ответчик К.М.М. является его сыном и зарегистрирован в спорной квартире, однако в квартире не проживает, совместное хозяйство стороны не ведут. Ответчик членом его семьи не является, соглашения с истцом о порядке пользования квартирой не имеет и нарушает права истца как собственника жилого помещения по владению, пользованию и распоряжению принадлежащей ему собственностью.

Иск заявлен по основаниям ст. 31 ЖК РФ.

Истец в судебное заседание не явился, просил рассмотреть дело в его отсутствие.

Ответчик в судебное заседание не явился, извещался судом.

Судом постановлено указанное выше решение, об отмене которого, как незаконного, в своей кассационной жалобе просит представитель истца К.М.И.

Проверив материалы дела, выслушав объяснения К.М.И., представителя истца - по устному заявлению С., обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к выводу о том, что не имеется оснований для отмены обжалуемого решения, постановленного в соответствии с фактическими обстоятельствами дела и требованиями действующего законодательства.

Требования истца, как следует из его иска, основаны на положении ч. ч. 1, 4 ст. 31 ЖК РФ.

В соответствии с ч. 4 ст. 31 ЖК РФ в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи.

В соответствии с частью 1 статьи 31 Жилищного кодекса Российской Федерации к членам семьи собственника жилого помещения относятся проживающие совместно с данным собственником в принадлежащем ему жилом помещении его супруг, а также дети и родители данного собственника.

В соответствии с разъяснениями Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 02.07.2009 N 14 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации" данными в п. 11, вопрос о признании лица членом семьи собственника жилого помещения судам следует разрешать с учетом положений части 1 статьи 31 ЖК РФ, исходя из следующего:

а) членами семьи собственника жилого помещения являются проживающие совместно с ним в принадлежащем ему жилом помещении его супруг, а также дети и родители данного собственника. При этом супругами считаются лица, брак которых зарегистрирован в органах записи актов гражданского состояния (статья 10 Семейного кодекса Российской Федерации, далее - СК РФ). Для признания названных лиц, вселенных собственником в жилое помещение, членами его семьи достаточно установления только факта их совместного проживания с собственником в этом жилом помещении и не требуется установления фактов ведения ими общего хозяйства с собственником жилого помещения, оказания взаимной материальной и иной поддержки.

Из п. 13 Постановления Пленума ВС РФ следует, что по общему правилу, в соответствии с частью 4 статьи 31 ЖК РФ в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением собственника с бывшим членом его семьи. Это означает, что бывшие члены семьи собственника утрачивают право пользования жилым помещением и должны освободить его (часть 1 статьи 35 ЖК РФ). В противном случае собственник жилого помещения вправе требовать их выселения в судебном порядке без предоставления другого жилого помещения.

По смыслу частей 1 и 4 статьи 31 ЖК РФ, к бывшим членам семьи собственника жилого помещения относятся лица, с которыми у собственника прекращены семейные отношения. Под прекращением семейных отношений между супругами следует понимать расторжение брака в органах записи актов гражданского состояния, в суде, признание брака недействительным. Отказ от ведения общего хозяйства иных лиц с собственником жилого помещения, отсутствие у них с собственником общего бюджета, общих предметов быта, неоказание взаимной поддержки друг другу и т.п., а также выезд в другое место жительства могут свидетельствовать о прекращении семейных отношений с собственником жилого помещения, но должны оцениваться в совокупности с другими доказательствами, представленными сторонами.

Вопрос о признании лица бывшим членом семьи собственника жилого помещения при возникновении спора решается судом с учетом конкретных обстоятельств каждого дела.

При этом, учитывая положения части 1 статьи 31 ЖК РФ, следует иметь в виду, что поскольку ведение общего хозяйства между собственником жилого помещения и лицом, вселенным им в данное жилое помещение, не является обязательным условием признания его членом семьи собственника жилого помещения, то и отсутствие ведения общего хозяйства собственником жилого помещения с указанным лицом либо прекращение ими ведения общего хозяйства (например, по взаимному согласию) само по себе не может свидетельствовать о прекращении семейных отношений с собственником жилого помещения. Данное обстоятельство должно оцениваться в совокупности с другими доказательствами, представленными сторонами по делу (статья 67 ГПК РФ).

Как установлено судом и усматривается из материалов дела, ответчик К.М.М. является родным сыном истца К.М.И.

К.М.М. имеет право пользования спорным жилым помещением, представляющим собой двухкомнатную квартиру, расположенную в ЖСК "Я" по адресу: г. Москва, Л., д. <...>, кв. <...>.

Квартира в 1988 году была предоставлена К.М.И. и его супруге К.М.И. Впоследствии договор найма жилого помещения был изменен, на имя К.М.И. открыт лицевой счет на комнату. Ответчик К.М.М. был зарегистрирован на спорную жилую площадь 09.01.1990 г. В порядке обмена с К.И.В. семье К.М.И. предоставлена двухкомнатная квартира, в обменный ордер на жилое помещение от 2 февраля 1993 года включен сын истца К.М.М. - ответчик по настоящему делу.

В соответствии с пунктом 3 статьи 17 Конституции РФ осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда РФ, которая выражена в Определении от 03.11.2006 г. N 455-О "Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Слободского районного суда Кировской области о проверке конституционности п. 2 ст. 292 ГК РФ и ч. 4 ст. 31 ЖК РФ, а также жалоб граждан В.А. Вахрамеевой и Е.В. Кожанова на нарушение их конституционных прав этими нормами", в котором содержится указание на то, что устанавливая общие правила регулирования отношений, возникающих между собственником жилого помещения и членами семьи прежнего собственника, а также между собственником жилого помещения и бывшими членами его семьи, соответствующие положения п. 2 ст. 292 ГК РФ и ч. 3 ст. 31 ЖК РФ не исключает учет судами и иными правоприменительными органами при разрешении соответствующих гражданских дел места этих положений в системе действующего законодательства, включая жилищное и гражданское законодательство, а также учет особенностей конкретных жизненных ситуаций (п. 3).

Конституционный Суд РФ в ряде своих решений подчеркивал, что гарантии прав членов семьи бывшего собственника жилого помещения должны рассматриваться в общей системе действующего правового регулирования как получающие защиту наряду с конституционном правом собственности; признание приоритета прав собственника жилого помещения либо проживающих в этом помещении нанимателей, как и обеспечение взаимного учета их интересов, зависит от установления и исследования фактических обстоятельств конкретного спора (Определение от 21 декабря 2000 года N 274-О по жалобе гражданки Н.П. Ореховой, от 05 июля 2001 года N 205-О по запросу Октябрьского районного суда города Иркутска и др.).

В соответствии с частью 1 статьи 7 ЖК РФ в случаях, если жилищные отношения не урегулированы жилищным законодательством или соглашением участников таких отношений, и при отсутствии норм гражданского или иного законодательства, прямо регулирующих такие отношения, к ним, если это не противоречит их существу, применяется жилищное законодательство, регулирующее сходные отношения (аналогия закона).

Согласно ст. 19 Федерального закона "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации", действие положений части 4 статьи 31 Жилищного кодекса Российской Федерации не распространяется на бывших членов семьи собственника приватизированного жилого помещения при условии, что в момент приватизации данного жилого помещения указанные лица имели равные права пользования этим помещением с лицом, его приватизировавшим, если иное не установлено законом или договором.

Жилищный кодекс Российской Федерации не регулирует отношения между собственником жилого помещения в доме ЖСК и иными проживающими в нем лицами по поводу пользования этим имуществом.

Исходя из этого, при решении данного вопроса, судебная коллегия полагает, что суд первой инстанции правильно применил к спорным правоотношениям положения ст. 19 Федерального закона "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации" и соглашается с выводами суда первой инстанции о том, что ответчик К.М.М., не имея другого жилого помещения, приобрел право бессрочного пользования в квартире ЖСК.

Таким образом, довод кассационной жалобы о неправильном применении судом норм материального права, не может быть признан состоятельным.

Довод кассационной жалобы о том, что в случае неявки ответчика, суд должен был вынести заочное решение, не может служить основанием к отмене решения, поскольку данный довод основан на неправильном толковании положений ст. 233 ГПК РФ, устанавливающей право, а не обязанность суда рассмотреть дело в порядке заочного производства в случае неявки ответчика в судебное заседание, извещенного о времени и месте судебного заседания, не представившего сведений об уважительности причин неявки и не просившего о рассмотрении дела в его отсутствие.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия,

 

определила:

 

Решение Черемушкинского районного суда г. Москвы от 27.04.2010 г. оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь