Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 сентября 2010 г. по делу N 33-18182

 

Судья: Асташкина О.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского

областного суда

в составе: председательствующего Кондратовой Т.А.,

судей Ивановой Т.И., Катковой Н.Л.,

при секретаре Б.

рассмотрев в судебном заседании от 21 сентября 2010 года кассационную жалобу МУП "Бужаровское РЭП ЖКХ" на решение Истринского городского суда Московской области от 22 июня 2010 года по делу по иску К. к МУП "Бужаровское РЭП ЖКХ" о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, признании приказа недействительным, признании должностной инструкции недействующей, обязании заключить трудовой договора, взыскании недоплаченного заработка, компенсации морального вреда,

и заслушав доклад судьи Кондратовой Т.А.,

объяснения представителя кассатора - Р., К.,

заключение пом. Мособлпрокурора Ковалева Е.В., полагавшего, что решение суда в обжалуемой части подлежит отмене с вынесением нового об отказе в иске

 

установила:

 

К. обратилась в суд с иском к МУП "Бужаровское РЭП ЖКХ" о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, признании приказа недействительным, признании должностной инструкции недействующей, обязании заключить трудовой договор, взыскании недоплаченного заработка, компенсации морального вреда, судебных расходов.

Заявленные требования мотивировала тем, что с 01.02.2006 года работала у ответчика в должности мастера водоканализационного хозяйства. 05.08.2009 года приказом N 100 была уволена по п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ. Решением суда от 01.10.2009 года восстановлена на работе, а 17.03.2010 года уволена по п. 7 ст. 77 ТК РФ (отказ от работы в связи с изменением определенных сторонами условий трудового договора).

Считает свое увольнение незаконным, поскольку 05.11.2009 года руководство "Бужаровское РЭП ЖКХ" уведомило ее об изменениях условий трудового договора с 11.01.2010 года, при этом трудовой договор между сторонами не заключался. Новая должностная инструкция от 06.08.2009 года предусматривает изменение трудовых функций, что противоречит положениям ст. 74 ТК РФ. После восстановления на работе ей снизили оклад с 12 962 руб. до 11 352 руб., премия начислена не в полном размере. Этими действиями ей причинен моральный вред.

В судебном заседании К. уточнила исковые требования в части взыскания заработка за время вынужденного прогула и невыплаченной заработной платы и просила восстановить ее в должности водоканализационного мастера, взыскать недополученный средний заработок за время вынужденного прогула в размере 69 112 руб., признать незаконным приказ N 26 от 17.03.2010 года директора МУП "Бужаровское РЭП ЖКХ" об увольнении, признать должностную инструкцию, утвержденную 06.08.2009 года недействующей, обязать заключить с ней трудовой договор на основании должностной инструкции от 11.01.2007 года. Также просила взыскать компенсацию морального вреда в размере 150 000 руб., расходы на оплату услуг представителя в размере 15 000 руб., обязать работодателя выплачивать ей заработную плату в размере 12 962 руб. + 40% премиальные и возместить недополученный заработок, то есть разницу в оплате за 2009 - 2010 годы в размере 80726 руб. 97 коп.

Представитель К. - Б. в судебном заседании поддержала уточненные требования.

Представитель МУП "Бужаровское РЭП ЖКХ" - Р. иск не признала, пояснив, что уточнение должностной обязанности на основании приказа N 23 от 24.03.2009 года не было связано с изменением обязательных условий трудового договора. 06.11.2009 года истицу письменно под роспись ознакомили с уведомлением об изменении с 11.01.2010 года условий ее трудового договора и должностной инструкцией от 06.08.2009 года. Изменение определенных сторонами условий трудового договора К. связано с изменением технологических условий труда мастера ВКХ, а именно введением нового компьютерного обеспечения и программы "домовладелец". 11.01.2009 года истица отказалась от работы в измененных условиях трудового договора, равно как и от перевода на другую работу, в связи с чем была уволена по 17.03.2010 года. Ни должность, ни профессия истицы не изменялись. По утвержденному штатному расписанию оклад К. составлял 11 352 руб., а по проекту 12 962 руб.

Решением Истринского городского суда Московской области от 22 июня 2010 года иск удовлетворен в части требований о признании незаконным приказа об увольнении, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула в размере 56 811 руб., признании должностной инструкции мастера водоканализационного хозяйства, утвержденной 06.08.2009 г. недействующей, компенсации морального вреда в размере 8000 руб., расходов на оплату услуг представителя в сумме 15 000 руб.; отказано в остальной части заявленных исковых требований.

С решением суда в удовлетворенной части исковых требований К. не согласилось МУП "Бужаровское РЭП ЖКХ", обжалует его в кассационном порядке, просит в указанной части решение суда отменить как незаконное и необоснованное.

Руководствуясь ч. 1 ст. 347 ГПК РФ и проверив материалы дела в пределах доводов кассационной жалобы ответчика, выслушав объяснения явившихся лиц, судебная коллегия находит постановленное судом в обжалуемой части решение подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии с п. 7 ч. 1 ст. 77 ТК РФ отказ работника от продолжения работы в связи с изменением определенных сторонами условий трудового договора (ч. 1 ст. 74 ТК РФ) является основанием для прекращения трудового договора.

Согласно ч. 1 ст. 74 ТК РФ в случае, когда по причинам, связанным с изменением организационных или технологических условий труда (изменения в технике и технологии производства, структурной реорганизации производства, другие причины), определенные сторонами условия трудового договора не могут быть сохранены, допускается их изменение по инициативе работодателя, за исключением изменения трудовой функции работника.

Из материалов дела усматривается, что К. работала мастером водоканализационного хозяйства в МУП "Бужаровское РЭП ЖКХ" с 01.02.2006 года.

Приказом директора от 05.08.2009 года N 100 К. уволена по п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ. Решением суда от 01.10.2009 года, вступившим в законную силу, истица восстановлена на работе.

В связи с необходимостью обязательного использования на предприятии специализированного программного обеспечения (программа "Домовладелец"), установленного для ведения достоверного учета и отчетности, а также необходимостью подачи сведений в Истринское управление социальной защиты населения в электронной форме, 06 августа 2009 года директором МУП "Бужаровское РЭП ЖКХ" издано распоряжение N 12 "Об изменении технологических условий труда мастера водоканализационного участка (по частному сектору)", которым введена в действие новая редакция должностной инструкции мастера водоканализационного участка, конкретизирующая трудовые обязанности мастера ввиду изменившихся технологических условий труда.

06 ноября 2009 года истице под роспись было вручено уведомление об изменении с 11 января 2010 года условий трудового договора (л.д. 75).

11 января 2010 года истица отказалась работать в измененных условиях труда, что подтверждается соответствующим актом (л.д. 76).

14 января 2010 года истице под роспись была предложена вакантная должность уборщицы 1 разряда (л.д. 77), от занятия которой она отказалась, что подтверждается актом от 17 марта 2010 года (л.д. 78).

Приказом N 26 от 17 марта 2010 года истица уволена по п. 7 ч. 1 ст. 77 ТК РФ в связи с отказом от продолжения работы в связи с изменением определенных сторонами условий трудового договора (л.д. 19). В этот же день К. ознакомлена с приказом об увольнении.

Удовлетворяя при указанных выше фактических обстоятельствах дела требования истца в части признания незаконным приказа об увольнении, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, судебных расходов и признании недействующей должностной инструкции мастера водоканализационного хозяйства, утвержденной 06.08.2009 г., суд исходил из того, что ответчиком не представлено доказательств, подтверждающих, что изменение определенных сторонами условий трудового договора явилось следствием изменений организационных или технологических условий труда.

Кроме того, суд указал, что при утверждении новой должностной инструкции мастера водоканализационного хозяйства, ответчиком по существу была изменена трудовая функция истца, что недопустимо в силу ст. 74 ТК РФ. Соответственно, она не могла быть уволена по п. 7 ч. 1 ст. 77 ТК РФ.

При этом в обоснование вывода об изменении трудовой функции истца суд сослался на преюдициальное значение выводов суда, изложенных в решении от 01.10.2009 г., которым было признано незаконным увольнение К. по п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.

Судебная коллегия такими выводами суда согласиться не может, поскольку они не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и представленным доказательствам, что в силу ст. 362 ГПК РФ является основанием к отмене решения суда в кассационном порядке.

При этом судебная коллегия исходит из того, что в материалах дела имеются допустимые и достоверные доказательства, свидетельствующие об изменении технологических условий труда мастера водоканализационного хозяйства, связанные с необходимостью использования в работе компьютерной программы с целью обработки данных по учету и отчетности на электронном, а не бумажном носителе.

Работодатель в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 74 ТК РФ за два месяца уведомил истицу о предстоящих изменениях условий труда. Истица отказалась работать в измененных условиях труда, а также отказалась от занятия предложенной ей вакансии уборщицы, что подтверждается соответствующими актами.

Указанные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора, истица в заседании судебной коллегии не оспаривала, однако ссылалась на то, что работодатель фактически изменил ее трудовую функцию, возложив на нее обязанности бухгалтера по начислению платежей.

Между тем, доводы о возложении на истца обязанностей бухгалтера по начислению платежей не подтверждены материалами дела и противоречат должностным обязанностям, утвержденным распоряжением директора от 06 августа 2009 года (л.д. 21 - 22), а довод об изменении трудовой функции основан на ошибочной замене понятия "трудовая функция" понятием "трудовые обязанности".

При этом, соглашаясь с доводами истца об изменении ее трудовой функции, суд первой инстанции не учел, что в силу п. 2 ст. 57 ТК РФ трудовая функция - это работа по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации.

Из материалов дела бесспорно следует, что в результате введения на предприятии специализированного программного обеспечения трудовая функция истца, т.е. работа в должности мастера водоканализационного хозяйства, не изменилась. Изменение (уточнение, конкретизация) работодателем должностных обязанностей по занимаемой должности не является изменением трудовой функции.

Кроме того, суд не учел, что должностная инструкция является локальным нормативным актом, который принимается и изменяется работодателем в пределах его компетенции (ст. ст. 8, 12 ТК РФ).

Поскольку новая должностная инструкция мастера канализационного участка от 06 августа 2009 года утверждена директором МУП "Бужаровское РЭП ЖКХ" в пределах предоставленных ему полномочий, у суда отсутствовали предусмотренные законом основания для удовлетворения требований о признании ее недействующей.

Ссылки суда на преюдицию выводов, содержащихся в решении от 01.10.2009 года о признании незаконным увольнения К. по п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, судебная коллегия находит несостоятельными, т.к. должностная инструкция, являющаяся предметом настоящего спора, утверждена распоряжением директора от 06 августа 2009 года, т.е. после увольнения К. по п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, имевшего место 05 августа 2009 года, в связи с чем не могла быть предметом рассмотрения суда по ранее состоявшемуся между сторонами спору.

Поскольку в ходе рассмотрения дела ответчик представил доказательства, подтверждающие как наличие оснований для увольнения истца по п. 7 ч. 1 ст. 77 ТК РФ, так и соблюдение процедуры увольнения, у суда отсутствовали предусмотренные законом основания для удовлетворения требований К. о признании незаконным приказа об увольнении, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, признании должностной инструкции мастера водоканализационного хозяйства, утвержденной 06.08.2009 г. недействующей, компенсации морального вреда, расходов на оплату услуг, в связи с чем постановленное судом в указанной части решение не может быть признано законным и обоснованным и подлежит отмене на основании п. п. 1 и 3 ч. 1 ст. 362 ГПК РФ.

При этом судебная коллегия считает возможным, не передавая материалы дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции, принять в отмененной части новое решение об отказе К. в удовлетворении заявленных в указанной части требований.

На основании изложенного, руководствуясь ч. 1 ст. 347, ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Истринского городского суда от 22 июня 2010 года в обжалуемой части - в части удовлетворения требований о признании незаконным приказа об увольнении, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, признании должностной инструкции мастера водоканализационного хозяйства, утвержденной 06.08.2009 г. недействующей, компенсации морального вреда, расходов на оплату услуг представителя - отменить.

Принять в отмененной части новое решение, которым в удовлетворении исковых требований К. к МУП "Бужаровское РЭП ЖКХ" о признании незаконным приказа об увольнении, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, признании должностной инструкции мастера водоканализационного хозяйства, утвержденной 06.08.2009 г. недействующей, компенсации морального вреда, расходов на оплату услуг представителя - отказать.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь