Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 сентября 2010 г. по делу N 33-27050

 

Судья суда первой инстанции:

Данилина Е.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе

председательствующего Зенкиной В.Л.,

судей Кобыленковой А.И., Котовой И.В.,

при секретаре С.,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Кобыленковой А.И.

дело по кассационной жалобе К.,

на решение Бутырского районного суда г. Москвы от 13 апреля 2010 года, в редакции определения от 01 июля 2010 года, и дополнительного решения от 01 июля 2010 года которыми постановлено:

исковые требования К.В. к К. о признании недействительным отказов от обязательной доли в наследстве и выделе доли в общем имуществе, признании права собственности на имущество в порядке наследования по закону удовлетворить.

Признать недействительным отказ К.В. от обязательной доли в наследстве умершей <...> 2009 года К.Л.В.

Признать недействительным отказ К.В. от выдела доли в общем имуществе с К.Л.В.

Признать за К.В. право собственности на жилое помещение, расположенное по адресу: <...>.

Признать за К.В. право собственности на 5/6 доли денежных средств, аккумулированных на счете, открытом в Сберегательном банке РФ (ОАО),

Признать за К. право собственности на 1/6 доли денежных средств, аккумулированных на счете, открытом в Сберегательном банке РФ (ОАО) N <...> К.Л.В. в размере 11 863 (одиннадцать тысяч восемьсот шестьдесят три) рубля 32 копейки,

 

установила:

 

К.В. обратился в суд с иском к К., нотариусу города Москвы И. о признании недействительным отказа от обязательной доли в наследстве и признании права собственности на имущество в порядке наследования по закону, ссылаясь на недействительность, как совершенного под влиянием заблуждения, отказа от обязательной доли в наследстве умершей <...> 2009 года супруги К.Л.В., завещавшей своему брату К. денежные средства на счетах, открытых в Сбербанке России (ОАО), а также долю в однокомнатной квартире, расположенной по адресу: <...>, 1/2 доли которой принадлежит истцу, и которая является для него единственным жильем. Истец просил суд признать недействительным его заявление, удостоверенное нотариусом города Москвы И. 25 мая 2009 года об отказе в принятии наследственного имущества К.Л.В.; признать за ним право собственности на квартиру, расположенную по адресу: <...>, в порядке наследования по закону после смерти К.Л.В.; признать за ним право собственности на 3/4 доли денежных средств, хранящихся на вкладах в Сберегательном банке РФ, и передать данные денежные средства К. в счет его наследственной доли в квартире <...>; признать за ним право собственности на земельный участок, расположенный по адресу: <...>, в порядке наследования по закону после смерти К.Л.В.

В судебном заседании представитель К.В. уточнил исковые требования и просил суд признать недействительными отказ истца от обязательной доли в наследстве умершей <...> 2009 года К.Л.В. и отказ от выдела супружеской доли в общем с умершей имуществе; признать за ним право собственности на квартиру, расположенную по адресу: <...>, с выплатой К. в счет наследственной доли в указанной квартире денежных средств соразмерно его доле, как наследника по завещанию; признать за К.В. право собственности на причитающуюся ему долю денежных средств, хранящихся на счете N <...> в Сберегательном банке РФ (ОАО), в размере, определенном в соответствии с законом с учетом супружеской доли; признать за К.В. право собственности на земельный участок, расположенный по адресу: <...>.

К. исковые требования не признал, предъявил встречные исковые требования к К.В. о признании последнего недостойным наследником, ссылаясь на то обстоятельство, что своими умышленными противоправными действиями, направленными против последней воли наследодателя, выраженной в завещании, К.В. пытается способствовать увеличению причитающейся ему доли наследства, и просит суд признать ответчика по встречному иску недостойным наследником и отстранить его от наследования имущества умершей К.Л.В., а также взыскать с К.В. солидарно в пользу К. и нотариуса города Москвы И. компенсацию за фактическую потерю времени в размере, подлежащем определению судом.

Представитель К.В. адвокат Боровой А.В. в судебное заседание явился, первоначально заявленные исковые требования поддержал в полном объеме, встречные исковые требования не признал и просил суд отказать в их удовлетворении, ссылаясь на их незаконность и необоснованность.

К. в судебное заседание явился, встречные исковые требования поддержал в полном объеме, первоначально заявленные исковые требования не признал и просил суд отказать в их удовлетворении по доводам встречного иска.

Представитель К.Г. в судебное заседание явился, встречные исковые требования поддержал в полном объеме, первоначально заявленные исковые требования не признал и просил суд отказать в их удовлетворении по доводам встречного иска.

Нотариус города Москвы И. в судебное заседание не явился, о времени и месте рассмотрения дела извещался надлежащим образом, представил суду заявление, в котором просил суд рассмотреть дело в его отсутствие.

Судом постановлено указанное выше решение, об отмене которого по доводам кассационной жалобы просит К.

Ответчик нотариус г. Москвы И., извещенный надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дела, на заседание судебной коллегии не явился, судебная коллегия в соответствии со ст. 354 ГПК РФ полагает возможным рассмотреть дело в их отсутствие.

Изучив материалы дела, выслушав объяснения представителей сторон, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия приходит к выводу о том, что не имеется оснований для отмены обжалуемого решения, постановленного в соответствии с фактическими обстоятельствами дела и требованиями действующего законодательства.

Разрешая спор, суд первой инстанции, руководствуясь ст. ст. 1111, 1117, 1118, 1128, 1142, 1168, 1170 ГК РФ, правильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, и дал им надлежащую оценку в соответствии с нормами материального права, регулирующими спорные правоотношения.

Так судом первой инстанции установлено, что К.В. и К. вступили в брак <...> 1983 года. <...> 2009 года К.Л.В. умерла. К.Л.В. на праве собственности принадлежал земельный участок N <...>. В период брака К.В. и К.Л.В. на основании договора передачи N <...> от 06 июня 1997 года стали собственниками 1/2 доли в праве на однокомнатную квартиру, расположенную по адресу: <...>, каждый, в которой были зарегистрированы по постоянному месту жительства. 01 декабря 1999 года К.Л.В. завещала принадлежащую ей долю в праве собственности на жилое помещение, расположенное по адресу: <...>, своему родному брату К. (том 1 л.д. 43, 44, 48).

Для определения рыночной стоимости указанного жилого помещения по делу была назначена и проведена судебная экспертиза, согласно выводам которой (заключение эксперта ООО "АРГОС" от 16 марта 2010 года): рыночная стоимость вышеуказанной квартиры на 16 марта 2010 года составляет 3 700 000 рублей.

Судом обосновано было принято во внимание в качестве доказательства указанное экспертное заключение, поскольку при назначении и проведении указанной экспертизы были соблюдены нормы процессуального права, выводы эксперта соответствуют поставленным вопросам, экспертом приняты во внимание все представленные на экспертизу материалы и исследование было проведено последним полно, объективно, на основе нормативных актов и специальных знаний в соответствующей области.

Судом первой инстанции правильно не был принят во внимание отчет об оценке рыночной стоимости спорной квартиры, составленный ООО "Практика" и представленный К. (том 1 л.д. 122 - 167) и отчет об определении рыночной стоимости указанного объекта, составленный ООО "Реал-Аудит-Консалтинг", представленный К.В., поскольку они недостаточно обоснованы и проведены без соблюдения требований гражданского процессуального законодательства, в частности, эксперты не были предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, предусмотренной ст. 307 УК РФ.

В период брака с К.В.К.Л.В. в Сберегательном банке РФ (ОАО) был открыт счет N <...>, остаток вклада на котором на 16 марта 2009 года составлял 71 179 рублей 92 копейки. 13 января 2009 года в отношении указанных денежных средств К.Л.В. было составлено завещательное распоряжение в пользу К., которое с указанной даты не отменялось и не изменялось.

Согласно ст. 1150 ГК РФ принадлежащее пережившему супругу наследодателя в силу завещания или закона право наследования не умаляет его права на часть имущества, нажитого во время брака с наследодателем и являющегося их совместной собственностью. Доля умершего супруга в этом имуществе, определяемая в соответствии со статьей 256 настоящего Кодекса, входит в состав наследства и переходит к наследникам в соответствии с правилами, установленными настоящим Кодексом.

На основании вышеизложенного и п. 1 ст. 256 ГК РФ, п. 1 ст. 36 СК РФ суд первой инстанции обосновано пришел к выводу о том, что в состав наследственной массы умершей К.Л.В. вошли:

1/2 доли в праве собственности на квартиру, расположенную по адресу: <...>, являющейся ее личным имуществом, приобретенным в период брака с К.В. по безвозмездной сделке;

1/2 доли в праве собственности на земельный участок N <...>, который является общим имуществом К.В. и К.Л.В., поскольку был приобретен в период брака последних;

1/2 денежных средств, внесенных на вклад N <...> в Сберегательном банке РФ (ОАО), который является общим имуществом К.В. и К.Л.В., поскольку был открыт в период брака последних.

Соответственно, К.В. принадлежит на праве собственности 1/2 доли в праве собственности на квартиру, расположенную по адресу: <...>, являющаяся его личным имуществом, приобретенным в период брака с К.Л.В. по безвозмездной сделке, а также 1/2 супружеская доля в праве собственности на вышеуказанные земельный участок и денежные средства.

В силу положений п. 1 ст. 1149 ГК РФ нетрудоспособный супруг наследодателя независимо от содержания завещания имеет право на обязательную долю в наследстве.

Согласно ст. 8 ФЗ РФ "О введении в действие части третьей ГК РФ" от 26.11.2001 г. N 147-ФЗ правила об обязательной доле в наследстве, установленные частью третьей Кодекса, применяются к завещаниям, совершенным после 1 марта 2002 года.

В момент составления К.Л.В. завещания - 01 декабря 1999 года - наследственные отношения в РФ регулировались разделом VII Гражданского кодекса РСФСР от 11.06.64 г.

Согласно ст. 535 ГК РСФСР несовершеннолетние или нетрудоспособные дети наследодателя... а также нетрудоспособные супруг, родители (усыновители) и иждивенцы умершего наследуют, независимо от содержания завещания, не менее двух третей доли, которая причиталась бы каждому из них при наследовании по закону (обязательная доля)....

Таким образом, в соответствии с абз. 10 ст. 2 ФЗ "О государственном пенсионном обеспечении в РФ" К.В., 10 мая 1939 года рождения, является нетрудоспособным в связи с достижением 65 лет, и, как следствие, обязательным наследником умершей супруги К.Л.В., при этом его обязательная доля в завещанном последней наследственном имуществе составляет 2/6 (из расчета: 1/2: 3 x 2 = 2/6).

Согласно абз. 1 п. 1 ст. 1157 ГК РФ наследник вправе отказаться от наследства в пользу других лиц (статья 1158 ГК РФ) или без указания лиц, в пользу которых он отказывается от наследственного имущества.

23 апреля 2009 года на основании заявления К. нотариусом города Москвы И. было заведено наследственной дело к имуществу умершей К.Л.В

25 мая 2009 года К.В. подписал заявление, удостоверенное названным нотариусом, согласно которому он принял оставленное его супругой К.Л.В. причитающееся ему по закону как наследнику первой очереди имущество, в том числе, земельный участок, расположенный по адресу: <...>, отказался от обязательной доли в наследстве умершей, в том числе, от доли в праве на квартиру и денежных вкладов и отказался от получения свидетельств о праве собственности на принадлежащую ему долю в общем имуществе, нажитом в браке, в том числе, на денежные вклады.

Согласно п. 1 ст. 178 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения.

Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения.

Как пояснил в судебном заседании представитель К.В., последний при подписании вышеуказанного заявления общался с помощником нотариуса, который попросил его поставить подпись на заявлении. Поскольку К.В. плохо слышит, слова нотариуса он практически не разобрал, документ прочитал, но в силу отсутствия специальных познаний в области юриспруденции терминов и правовых последствий подписания заявления не понял. Прочитав первые строки заявления, в которых указано, что он принимает оставленное его супругой К.Л.В. причитающееся ему по закону как наследнику первой очереди имущество, он сделал неверный вывод о том, что принимает все имущество, в том числе, однокомнатную квартиру, в которой проживает и которая является его единственным жильем. Указанные обстоятельства подтверждаются также самим К.В. в заявлении, представленном суду.

В обоснование довода о совершении К.В. отказов от обязательной доли в наследстве и выделе доли в общем имуществе под влиянием заблуждения стороной истца по первоначальному иску были представлены справки, согласно которым К.В. является инвалидом третьей группы, страдает хроническим левосторонним отитом вне обострения, хронической левосторонней смешанной тугоухостью II степени, хронической правосторонней высокочастотной сенсоневральной тугоухостью.

Допрошенный в ходе рассмотрения дела в качестве свидетеля помощник нотариуса города Москвы И.Ч. пояснил, что К.В. перед подписанием заявления неоднократно четко и конкретно разъяснялись его права и суть происходящего, он лично читал и подписывал заявление, осознавая последствия отказа от обязательной доли в наследстве.

Оценивая показания указанного свидетеля, суд первой инстанции обосновано не принял их во внимание, поскольку они не подтверждаются другими материалами дела.

Таким образом, суд первой инстанции правильно посчитал установленным факт заблуждения К.В. относительно природы заключенных односторонних сделок, имеющего существенное значение для последнего, который, не имея мотива для отказа от причитающейся ему обязательной доли в наследственном имуществе, а также от супружеской доли в общем с умершей имуществе (что значительно снижает его возможность использовать имущество, в частности, однокомнатную квартиру, по назначению), в силу своей правовой неграмотности, инвалидности, наличия ряда заболеваний, связанных с дефектом слуха и преклонным возрастом, отказался от принадлежащей ему по закону части имущества помимо своей воли на заведомо невыгодных для себя условиях, в связи с чем, данные сделки в силу ст. 178 ГК РФ являются недействительными.

При этом суд обосновано не принял во внимание доводы, изложенные нотариусом города Москвы И. в заявлении, представленном суду), а также доводы представителя К. о том, что К.В., подписывая заявление после неоднократных разъяснений со стороны нотариуса о возможности принять обязательную долю, причитающуюся ему как нетрудоспособному супругу умершей, правильно понимал суть совершаемых им односторонних сделок и их последствий, поскольку никаких доказательств в их обоснование стороной ответчика по первоначальному иску представлено не было.

Оценивая показания свидетелей Б. (знакомая <...>) и К.А. (супруга <...>), суд, не ставя под сомнение факт конфликтного характера семейных отношений К.В.Л. и К.В., обосновано не принял их показания в обоснование признания последнего недостойным наследником, поскольку указанный факт может быть подтвержден только в судебном порядке, в частности, вступившим в законную силу приговором суда.

Учитывая, что подтвержденных в судебном порядке фактов совершения К.В. противоправных действий, направленными против наследодателя или осуществления последней воли наследодателя, выраженной в завещании, установлено не было, суд первой инстанции обосновано пришел к выводу о том, что оснований для признания К.В. недостойным наследником своей супруги К.Л.В. не имеется.

На основании изложенного суд первой инстанции обосновано пришел к выводу об удовлетворении первоначальных требований К.В. к К. о признании недействительным отказов от обязательной доли в наследстве и выделе доли в общем имуществе и об отказе в удовлетворении встречных требований последнего к К.В. о признании недостойным наследником, и, как следствие, не нашел оснований для взыскания с К.В. компенсации за фактическую потерю времени.

Суд первой инстанции обосновано отказал в удовлетворении исковых требований К.В., предъявленных к нотариусу города Москвы И., поскольку в судебном заседании установлено не было, а стороной истца по первоначальному иску не доказано, какое-либо нарушение прав последнего нотариусом города Москвы И.

Суд правильно посчитал возможным удовлетворить требования К.В. о признании за ним права собственности на причитающуюся ему долю денежных средств, хранящихся на счете N <...> в Сберегательном банке РФ (ОАО), которая составляет 5/6 - совокупность его супружеской доли в общем с К.Л.В. имуществе равной 1/2 и его обязательной доли в наследстве равной 2/6, что в денежном эквиваленте составляет 59 316 рублей 60 копеек (из расчета: 71179,92: 6 x 5 = 59316,60).

Учитывая, что К.В. не имеет в собственности иных жилых помещений кроме квартиры, расположенной по адресу: <...> (том 2 л.д. 2), в котором он проживал ко дню открытия наследства и которая является однокомнатной, в силу чего ее раздел в натуре невозможен, принимая во внимание, что его совокупная доля в праве на указанное жилое помещение составляет 5/6 (из расчета: 1/2 + 2/6 = 5/6), а К. 1/6 (из расчета: 1 - 5/6 = 1/6), суд первой инстанции признал право собственности на указанное жилое помещение за К.В. При этом, руководствуясь, п. 1 ст. 1170 ГК РФ, в связи с несоразмерностью наследственного имущества, признанного за К.В., суд взыскивал с последнего в пользу К. денежную компенсацию в размере 1/6 от стоимости спорного жилого помещения, что составляет 616 666 рублей 67 копеек (из расчета: 3700000: 6 = 616666,67).

Учитывая, что поскольку 1/2 доля в праве собственности на земельный участок N <...>, завещана не была, суд обосновано нашел возможным признать за К.В. право собственности на указанную долю в порядке наследования по закону имущества умершей К.Л.В., наследником первой очереди которой он является, и с учетом 1/2 супружеской доли в праве собственности на вышеуказанные земельный участок удовлетворить его исковые требования о признании за ним права собственности на данный земельный участок.

Размер подлежащих взысканию судебных расходов определен судом первой инстанции с учетом требований ст. 88, 98 ГПК РФ.

Выводы суда основаны на всестороннем, полном и объективном исследовании имеющихся в деле доказательств, правовая оценка которым дана судом по правилам ст. 67 ГПК РФ, и соответствует нормам материального права, регулирующим спорные правоотношения.

Доводы кассационной жалобы о нарушении судом первой инстанции ч. 3 ст. 196 ГПК РФ, согласно которой суд принимает решение по заявленным истцом требованиям, судебная коллегия полагает необоснованными, поскольку они не нашли своего подтверждения в суде кассационной инстанции.

Судебная коллегия также не может принять во внимание доводы кассационной жалобы о применении к спорным правоотношениям положений ст. 208 ГК РФ, определяющей требования, на которые не распространяется исковая давность, поскольку указанные доводы основаны на неправильном толковании норм права.

Выводы суда основаны на всестороннем, полном и объективном исследовании имеющихся в деле доказательств, правовая оценка которым дана судом по правилам ст. 67 ГПК РФ, и соответствует нормам материального права, регулирующим спорные правоотношения.

Доводы кассационной жалобы о несоответствии выводов суда первой инстанции обстоятельствам дела не могут быть основанием для отмены решения, поскольку направлены на иную оценку установленных судом обстоятельств. Судебная коллегия находит изложенные выше выводы суда первой инстанции обоснованными, а доводы жалобы об обратном - несостоятельными.

Доводы кассационной жалобы о том, что суд первой инстанции не применил закон, подлежащий применению, а именно правом отказа от совершения нотариального действия обладает только нотариус, следовательно, разрешая данные требования истца, должен быть был применены Основы законодательства РФ о нотариате, и в удовлетворении первоначальных исковых требований истца о признании недействительным отказа от обязательной доли наследства отказано, не могут быть приняты судебной коллегией во внимание, поскольку основаны на неправильном толковании норм материального права.

Доводы кассационной жалобы о том, что суд первой инстанции вышел за рамки предъявленных требований, судебная коллегия считает несостоятельными, поскольку они опровергаются материалами дела.

Согласно п. 3 ст. 156 ГПК РФ суд принимает решение по заявленным истцом требованиям. Однако суд может выйти за пределы заявленных требований в случаях, предусмотренных федеральным законом.

Применяя положения ст. 1170 ГК РФ при разрешении требований истца о признании права собственности на имущество, суд первой инстанции, в связи с несоразмерностью наследственного имущества, признанного за К.В., обосновано взыскал с последнего в пользу К. денежную компенсацию в размере 1/6 от стоимости спорного жилого помещения, что составляет 616 666 рублей 67 копеек. В судебную коллегию был представлено извещение о том, что истец разместил на счет Управления судебного департамента г. Москвы взысканную с него в пользу ответчика сумму в подтверждение возможности выплаты суммы, что опровергает доводы кассационной жалобы о невозможности получить указанную сумму с ответчика.

Доводы кассационной жалобы не опровергают выводов суда, необоснованность их отражена в судебном решении с изложением соответствующих мотивов, доводы кассационной жалобы не содержат обстоятельств, нуждающихся в дополнительной проверке.

При рассмотрении дела судом не допущено нарушения или неправильного применения норм материального или процессуального права, повлекших вынесение незаконного решения, а поэтому оснований к отмене решения суда не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Бутырского районного суда г. Москвы от 13 апреля 2010 года, в редакции определения от 01 июля 2010 года, и дополнительного решения от 01 июля 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь