Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 сентября 2010 г. по делу N 33-29383/2010

 

Судья: Данилина Е.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе

председательствующего судьи Зенкиной В.Л.

и судей Котовой И.В., Овсянниковой М.В.,

при секретаре С.,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Котовой И.В.

дело по кассационной жалобе Я.

на решение Бутырского районного суда г. Москвы от 09 июня 2010 года, которым постановлено:

В удовлетворении исковых требований Я. к Г.Т. о признании договора ренты незаключенным, признании свидетельства о государственной регистрации права собственности недействительным, включении в состав наследства, установлении юридического факта принятия наследства, признании права собственности на квартиру в порядке наследования по закону по праву представления отказать,

 

установила:

 

Я. обратилась в суд с иском к Г.Т., просила, согласно уточненным требованиям, признать договор ренты, составленный между И.Н.Д. и Г.Т. и зарегистрированный 23 июля 2001 года незаключенным; признать свидетельство о государственной регистрации права собственности, выданное Г.Т. в отношении квартиры, расположенной по адресу: г. Москва, ул. <...>, недействительным; включить указанное жилое помещение в состав наследства, открывшегося после смерти И.Н.Д.; установить юридический факт принятия истцом наследства, открывшегося после смерти И.Н.Д.; признать за истцом право собственности на квартиру, расположенную по адресу: г. Москва, ул. <...>, в порядке наследования по закону по праву представления, в обоснование своих требований ссылаясь на то, что <...> 2001 года умерла ее тетя И.Н.Д., в собственности которой на день смерти находилась квартира, расположенная по адресу: г. Москва, ул <...>, в отношении которой 23 июля 2001 года, то есть после смерти тети, был зарегистрирован договор пожизненного содержания с иждивением, заключенный между И.Н.Д. и Г.Т., указывая на то, что государственная регистрация договора и перехода права на недвижимое имущество по договору не может производиться после смерти получателя ренты.

Я., ее представитель в судебном заседании иск поддержали.

Г.Т., ее представитель в судебном заседании иск не признали.

Третьи лица - Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Москве, нотариус г. Москвы Ю. в судебное заседание не явились.

Судом постановлено указанное выше решение, которое по доводам кассационной жалобы просит отменить Я.

В соответствии со ст. 362 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения решения суда в кассационном порядке являются:

1) неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела;

2) недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела;

3) несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела;

4) нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Правильное по существу решение суда первой инстанции не может быть отменено по одним только формальным соображениям.

Выслушав представителя Я. - Т., представителя Г.Т. - Ш., проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к выводу о том, что решение суда подлежит отмене.

Как следует из материалов дела и установлено судом, 21 апреля 2001 года И.Н.Д. была выдана доверенность на срок три года с правом передоверия, на имя Г.Т. и Г.Л. с правом представлять ее (И.Н.Д.) интересы в компетентных органах по вопросу заключения договора ренты на квартиру, расположенную по адресу: г. Москва, ул. <...>, в том числе, с правом на оформление и заключение договора, а также с правом зарегистрировать переход права собственности и договор в государственных регистрирующих органах.

16 июля 2001 года Г.Л. передоверил Л. полномочия, которыми его наделила И.Н.Д. вышеуказанной доверенностью, по вопросу перехода права собственности и регистрации договора ренты и пожизненного содержания с иждивением.

16 июля 2001 года между И.Н.Д. (получатель ренты), в лице действующего по доверенности Г.Л., и Г.Т. (плательщик ренты) был заключен договор ренты и пожизненного содержания с иждивением, по условиям которого получатель ренты передал в собственность плательщику ренты квартиру, расположенную по адресу: г. Москва, ул. <...>.

18 июля 2001 года Г.Т. и Л., действующая от имени И.Н.Д. на основании доверенности, выданной в порядке передоверия Г.Л., обратились в Московский городской комитет по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним с заявлением о государственной регистрации вышеназванного договора ренты и пожизненного содержания с иждивением

<...> 2001 года И. Н.Д. умерла.

23 июля 2001 года была произведена государственная регистрация договора ренты и пожизненного содержания с иждивением, заключенного между И.Н.Д. и Г.Т.

31 июля 2001 года Г.Т. было выдано свидетельство о государственной регистрации права собственности на спорное жилое помещение.

Отказывая в удовлетворении заявленных исковых требований в полном объеме, суд исходил из того, что И.Н.Д. при жизни представила необходимые документы для регистрации заключенного договора пожизненного содержания с иждивением, которые были приняты регистрирующим органом, то есть выразила свое волеизъявление на заключение указанной сделки, указав также на применение к заявленным требованиям последствий пропуска истцом срока обращения в суд.

Однако с данными выводами суда, как не основанными на требованиях действующего законодательства согласиться нельзя.

При вынесении решения судом не были учтены положения ст. 418 ГК РФ, согласно которым обязательство прекращается смертью должника, если исполнение не может быть произведено без личного участия должника либо обязательство иным образом неразрывно связано с личностью должника. Таким образом, в данном случае, учитывая, что оспариваемый договор был заключен 16.07.2001 г., И.Н.Д. умерла <...> 2001 г., - обязательства И.Н.Д. и Г.Т. по данному договору прекращены в день смерти И.Н.Д., в связи с чем выводы суда о наличии волеизъявления сторон договора на его заключение не имеют правового значения, при этом судебная коллегия также принимает во внимание, что пожизненная рента и содержание с иждивением могут быть установлены только на период жизни гражданина, передающего имущество под выплату ренты и предоставление пожизненного содержания с иждивением, таким образом, заключенный договор в связи со смертью И.Н.Д. со стороны Г.Т. не мог быть исполнен, поскольку права и обязанности сторон договора возникают только с момента его государственной регистрации, которая была произведена уже после смерти И.Н.Д. - <...> 2001 г.

Также судебная коллегия отмечает, что при рассмотрении и разрешении дела судом не дана оценка тому обстоятельству, что 21 апреля 2001 года И.Н.Д. была выдана доверенность на имя Г.Т. и Г.Л. с правом представлять ее (И.Н.Д.) интересы в компетентных органах по вопросу заключения договора ренты на квартиру, расположенную по адресу: г. Москва, ул. <...>, в том числе, с правом на оформление и заключение договора, а также с правом зарегистрировать переход права собственности и договор в государственных регистрирующих органах, при этом договор ренты и пожизненного содержания с иждивением от лица И.Н.Д. был заключен между Г.Л., действующим по доверенности, и Г.Т., на имя которой также была выдана доверенность И.Н.Д., как указывалось выше, с правом совершения данной сделки, ее оформления и заключения, а также с правом ее регистрации, - в совокупности с требованиями ч. 3 ст. 182 ГК РФ, предусматривающими, что представитель не может совершать сделки от имени представляемого в отношении себя лично, он не может также совершать такие сделки в отношении другого лица, представителем которого он одновременно является, за исключением случаев коммерческого представительства.

При таких обстоятельствах, выводы суда о применении последствий пропуска срока исковой давности и отсутствия уважительности причин его пропуска, необоснованны.

При таких обстоятельствах решение суда, как не отвечающее требованиям действующего законодательства и основанное на неправильном применении норм действующего законодательства, нельзя признать законным и обоснованным и оно подлежит отмене в полном объеме, дело подлежит направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду надлежит учесть изложенное, установить фактические обстоятельства дела, характер возникших между сторонами правоотношений и с учетом представленных доказательств, в соответствии с нормами права, подлежащими применению в данном случае, вынести законное решение по заявленным требованиям.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 360 - 364, 366, 367 ГПК РФ, судебная коллегия,

 

определила:

 

Решение Бутырского районного суда г. Москвы от 09 июня 2010 года отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе суда.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь