Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 сентября 2010 г. по делу N 33-29482

 

Судья: Колмыкова И.Б.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда, в составе председательствующего Строгонова М.В.

и судей Дубинской В.К., Суминой Л.Н.

при секретаре Ч.

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Дубинской В.К.

дело по кассационной жалобе представителя истца Б. по доверенности Р.,

на решение Тушинского районного суда г. Москвы от 01 июля 2010 г.,

которым постановлено:

- в удовлетворении исковых требований Б. к К. о признании недействительной регистрации по месту жительства, применении последствий недействительности сделки по приватизации жилого помещения, снятии с регистрационного учета отказать,

- произвести поворот исполнения решения Тушинского районного суда г. Москвы от 28 ноября 2007 г. по иску Б. к К., УФМС Южное Тушино г. Москвы о применении последствий недействительности сделок по регистрации по месту жительства и приватизации жилого помещения,

- прекратить право собственности г. Москвы на жилое помещение, расположенное по адресу: .........................................,

- вернуть квартиру N .........., расположенную по адресу: .............................., в собственность К.,

- по вступлении решения в законную силу отменить обеспечительные меры, наложенные определением Тушинского районного суда г. Москвы от 12.05.2010 г.,

 

установила:

 

Б. обратился в суд с иском к К. Департаменту жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы, УФМС Южное Тушино г. Москвы о признании недействительной регистрации К. по месту жительства, применении последствий недействительности сделки по приватизации жилого помещения, снятии с регистрационного учета. В обоснование иска указал на то, что после вступления ............. года в брак с ответчицей, согласия на ее проживание и регистрацию по месту его жительства по адресу: ..................... не давал, с письменным заявлением о регистрации К. в ОУФМС по месту своего жительства не обращался. Ответчица в квартире не проживала и не проживает.

Истец, ссылаясь на ст. ст. 168, 679 ГК РФ, "Правила регистрации и снятия граждан РФ с регистрационного учета по месту пребывания и месту жительства в пределах РФ", утвержденных Постановлением Правительства РФ 17.07.1995 г., N 713, (в ред. от 22.12.2004 г.), ФЗ "О приватизации жилищного фонда в РФ", просил применить последствия недействительности сделки по регистрации ответчицы по месту жительства и приватизации жилого помещения.

Решением Тушинского районного суда г. Москвы от 28 ноября 2007 года исковые требования удовлетворены.

Определением Тушинского районного суда г. Москвы от 28 января 2008 г. разъяснено Решение Тушинского районного суда г. Москвы от 28 ноября 2007 года.

Определением Тушинского районного суда г. Москвы от 07 апреля 2010 г. решение Тушинского районного суда г. Москвы от 28 ноября 2007 года отменено по заявлению К. по вновь открывшимся обстоятельствам. Производство по делу возобновлено.

В предварительном судебном заседании представители ответчика по доверенностям Г., А., считая, что истец пропустил установленный законом срок на обращение с иском в суд о защите нарушенных жилищных прав, заявили об отказе истцу в иске без исследования иных фактических обстоятельств по делу на основании пропуска срока на обращение в суд без уважительных причин.

Ответчик - ДЖП и ЖФ г. Москвы также обратился в суд с заявлением о пропуске истцом срока исковой давности (л.д. 197).

Представитель истца, адвокат Морозов А.В., в предварительном судебном заседании возражал относительно представленных ответчиками заявлений о пропуске истцом срока исковой давности, утверждал, что о регистрации ответчика и приватизации квартиры истец узнал только в 2006 году, с этого времени до дня обращения в суд с иском срок исковой давности не истек.

При этом, ходатайства о восстановлении пропущенного срока на обращение с иском в суд не заявил.

Представители ответчика по доверенностям Г., А., настаивали на отказе в удовлетворении иска в предварительном судебном заседании по основаниям пропуска истцом без уважительных причин срока на обращение в суд за защитой нарушенных жилищных прав, считая, что истец не представил доказательств пропуска такового, кроме того, действиями ответчика жилищные права истца не нарушены.

Представитель ответчика ОУФМС г. Москвы в суд не явился, о времени и месте предварительного судебного заседания извещен надлежащим образом, решение вопроса оставил на усмотрение суда, просит о рассмотрении дела в отсутствии своего представителя (л.д. 199, 202).

Представитель третьего лица УФРС по г. Москве в суд не явился, о времени и месте предварительного судебного заседания извещен надлежащим образом (л.д. 201).

Судом постановлено выше приведенное решение, об отмене которого просит представитель истца по доводам, изложенным в кассационной жалобе.

Изучив материалы дела, заслушав объяснения представителей истца по доверенности Р., К.Ф., Ч.Г., представителя ответчика по ордеру Г., обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия сочла возможным рассмотреть дело при данной явке и находит решение суда подлежащим оставлению без изменения по следующим основаниям.

Разрешая спор, суд первой инстанции верно установил имеющие значение для дела фактические обстоятельства и посчитал установленным пропуск истцом срока исковой давности для заявления обсуждаемых исковых требований.

Судом также правильно применены положения законодательства, регулирующие спорные отношения. При этом суд правомерно сослался на нормы ГК РФ, регулирующие правоотношения по вопросам недействительности сделок и исковой давности по гражданско-правовым спорам.

В силу ст. 199 ГК РФ исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в спое, сделанному до вынесения судом решения.

В соответствии с ч. 2 ст. 199 ГК РФ истечение срока давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Согласно ч. 1 ст. 181 ГК РФ иск о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки.

Федеральный закон от 21.07.2005 года N 109-ФЗ, которым внесено изменение в п. 1 ст. 181 ГК РФ об установлении трехгодичного срока исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки, вступил в силу с момента его опубликования 26 июля 2005 года в официальном издании средств массовой информации - Российской газете.

Как установлено судом и следует из материалов дела, истец проживает в квартире, расположенной по адресу: ................................. (л.д. 7, 8).

................... года Б. вступил в брак с К., который ........... г. прекращен решением мирового судьи судебного участка N ...... района ............. г. Москвы (л.д. 9, 10).

27 февраля 1998 года К. была зарегистрирована постоянно по указанному адресу (л.д. 7, 8).

Пол Договору передачи N ................ от 12 мая 1998 года, в собственность К. передана квартира N ......, состоящая из двух комнат в доме N ..... корпус ... по ................ в г. Москве общей площадью ..... кв. м, жилой площадью ...... кв. м (л.д. 125 - 126).

Как явствует из Заявления о передаче в собственность жилого помещения, с условиями Договора передачи согласен муж К. - Б., К.

Кроме того, в договоре указано, что Б., право на приобретение жилья бесплатно в порядке приватизации использовал ранее (договор N .............. от 09.09.1993 г., зарегистрирован под N ............ от 21.09.1993, свидетельство N .......... г.).

Договор и подписи лиц, участвующих при его заключении, завизированы подписью должностного лица, оформившего заявление и сотрудником паспортно-визовой службы (л.д. 125 - оборот).

Договор передачи N ................ от 12 мая 1998 года зарегистрирован в установленном законом порядке 29.05.1998 г., 29.05.1998 г. выдано свидетельство о праве собственности N ........................

Разрешая спор и заявленное ходатайство, суд правильно исходил из того, что для предъявления иска о признании договора передачи недействительным установлен срок исковой давности - три года со дня исполнения сделки.

Суд установил, что договор передачи был заключен и исполнен 29 мая 1998 года, срок для предъявления иска о недействительности этого договора по мотивам ничтожности истек 29 мая 2001 года. Иск предъявлен Б. только в 2007 году, то есть по истечении срока исковой давности.

Ссылки истца на то, что о приватизации квартиры он узнал только в 2006 году, суд счел несостоятельными, справедливо указав на то, что истец и ране обладал достаточной информацией по этому вопросу.

Коллегия полагает эти выводы суда верными, обоснованными и согласна с ними. Кроме того, коллегия отмечает, что течение срока исковой давности для заявления иска о ничтожности договора начинает течь не с момента, когда лицо узнало о нарушении своего права, а с момента исполнения договора. В этой связи момент, когда истец узнал о заключении договора передачи, не имеет юридического значения.

Требование об оспаривании регистрации истцом заявлено во взаимосвязи с оспариванием договора передачи, ответчик заявил о пропуске истцом срока исковой давности для предъявления всех исковых требований, поэтому в удовлетворении и этой части иска суд также верно отказал. Коллегия находит решение правильным и в данной части, а также отмечает, что спор по действиям должностных лиц заявлен по истечении 9 лет с момента регистрации ответчика при том, что сведения о регистрации жены истец мог получить вместе с получением документов на оплату квартиры, в которых уже в 2003 году (по представленным квитанциям) было обозначено 2 человека зарегистрированных в квартире.

Поскольку первое, постановленное по делу решение, которым иск удовлетворен, было уже исполнено, но в дальнейшем отменено, новым, обсуждаемым решением в иске отказано, суд правильно произвел поворот исполнения, возвратив квартиру в собственность К., с восстановлением ее регистрации в квартире.

Доводы кассационной жалобы сводятся к возражениям истца против выводов о пропуске срока исковой давности. Кассатор полагает, что вывод суда построен на установлении факта наличия у истца сведений о приватизации квартиры в 2006 году и даже при подписании договора. С данной позицией коллегия согласиться не может, полагая ее неверной. В решении суда отражено, что сведениями о приватизации квартиры истец обладал раньше 2006 года, так как это было отражено в платежных документах, которые истец получал. Коллегия также отмечает, что начало течения срока исковой давности для заявленного основания недействительности сделки (по ничтожности) связано с моментом исполнения договора и не зависит от того, когда истец узнал о нарушении своего права.

С учетом изложенного судебная коллегия приходит к выводу о том, что юридически значимые обстоятельства судом определены правильно. Нарушений норм материального и процессуального права, в том числе тех, на которые указывают кассаторы, суд не допустил. Не находя оснований к отмене решения по доводам кассационной жалобы, судебная коллегия руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ,

 

определила:

 

Решение Тушинского районного суда г. Москвы от 01 июля 2010 г. оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь