Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 сентября 2010 г. по делу N 33-29571

 

Судья: Халдеев А.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Захаровой Е.А.,

судей Давыдовой И.Н., Козлова И.П.,

с участием прокурора Любимовой И.Б.,

при секретаре Б., заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Захаровой Е.А. дело по кассационным жалобам З. и Ш. на решение Нагатинского районного суда г. Москвы от 23 марта 2010 г., которым постановлено:

"Исковые требования З. удовлетворить частично.

Взыскать с Ш. в пользу З. в счет компенсации морального вреда денежные средства в размере 250000 (двести пятьдесят тысяч) рублей.

В остальной части в удовлетворении иска отказать",

 

установила:

 

З. обратилась в суд с иском к Ш. о компенсации морального вреда, причиненного преступлением, в размере 1000000 руб., поскольку моральный вред причинен незаконными умышленными действиями ответчика, повлекшими причинение средней тяжести вреда здоровью. За указанное преступление ответчик был осужден по ч. 1 ст. 112 УК РФ вступившим в законную силу приговором мирового судьи судебного участка N 19 Заокского района Тульской области от 22.01.2009 г. В результате действий ответчика ей причинены значительные физические и нравственные страдания, она испытала сильнейшее нервное потрясение и стресс.

В судебном заседании истица исковые требования поддержала в полном объеме.

Представитель ответчика Ш. - М. против удовлетворения иска возражал, указывая на несоразмерность и чрезмерность размера заявленной к взысканию компенсации морального вреда.

Прокурор в судебное заседание не явился, о рассмотрения дела судом извещен.

Судом постановлено указанное выше решение, об отмене которого по доводам кассационных жалоб просят З. и Ш.

Проверив материалы дела, доводы жалобы, выслушав З., представителя Ш. М., прокурора Любимову И.Б., полагавшую, что решение суда является законным и обоснованным, коллегия оснований для его отмены или изменения не усматривает.

Судом установлено, что вступившим в законную силу приговором мирового судьи судебного участка N 19 Заокского района Тульской области от 22.01.2009 г. Ш. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 112 УК РФ, выразившегося в умышленном причинении Г. (в настоящее время З.) средней тяжести вреда здоровью, не опасного для жизни человека и не повлекшего последствий, указанных в ст. 111 УК РФ, но вызвавшего длительное расстройство здоровья. Вред причинен при следующих обстоятельствах: 21.05.2007 г. около 23 часов Ш., находясь в состоянии алкогольного опьянения, на своем приусадебном участке, расположенном в дер. ** района Тульской обл., в ходе ссоры, возникшей на почве личных неприязненных отношений с Г. (З.) с целью умышленного причинения вреда здоровью последней, спустил свою собаку, дав ей команды: "Фас", "Взять" на гражданку Г. Собака выполнила команды Ш., набросилась на Г., укусила последнюю не менее двух раз за руку и в область грудной клетки. В результате преступных действий Ш. Г. были причинены следующие телесные повреждения: укушенные раны правого локтевого сустава и правой половины грудной клетки, осложненные нагноением раны, причиненные ударным действием тупых твердых предметов с ограниченной поверхностью, возможно зубами собаки, повлекшие длительное расстройство здоровья.

Удовлетворяя частично заявленные требования, суд правильно указал, что в соответствии с ч. 4 ст. 61 ГПК РФ вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.

Исследовав представленные по делу доказательства по правилам, установленным ст. 67 ГПК РФ, принимая во внимание положения ст. 151 ГК РФ, 1101 ч. 2 ГК РФ, суд пришел к убедительному выводу о том, что обстоятельства причинения вреда нашли свое подтверждение при рассмотрении настоящего дела.

В соответствии со ст. 151 ГК РФ если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

Согласно ч. 2 ст. 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Установив правильно юридически значимые обстоятельства, правильно применив положения норм гражданского процессуального и материального права, суд обоснованно при оценке размера заявленных требований исходил из характера и степени физических и нравственных страданий, перенесенных истицей, с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшей и степени вины причинителя вреда.

При этом суд обоснованно принял во внимание, что вред истице причинен в результате умышленных противоправных действий ответчика, квалифицируемых как уголовное преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 112 УК РФ, за совершение которого ответчик был осужден к 6-ти месяцам лишения свободы, в ситуации, когда с целью умышленного причинения вреда ее здоровью, ответчик спустил свою собаку, дав ей команды: "Фас", "Взять". Собака выполнила указанные команды, набросилась на истицу, укусила последнюю не менее двух раз за руку и в область грудной клетки. В результате преступных действий ответчика истице были причинены следующие телесные повреждения: укушенные раны правого локтевого сустава и правой половины грудной клетки, осложненные нагноением раны, причиненные ударным действием тупых твердых предметов с ограниченной поверхностью, возможно зубами собаки, повлекшие длительное расстройство здоровья.

При определении степени физических и нравственных страданий с учетом индивидуальных особенностей потерпевшей, суд принял во внимание, что вред причинен в психотравмирующей, стрессовой ситуации, когда истица стала жертвой уголовного преступления со стороны ответчика, имевшего умысел на причинение вреда ее здоровью, совершившего преступление с использованием собаки, что привело к дополнительным нравственным страданиям истицы, пережившей страх за свою жизнь и здоровье, испытавшей сильнейший испуг от восприятия непосредственной опасности и чувство беззащитности в связи с действиями ответчика, представлявшими реальную угрозу ее жизни и здоровью.

Суд принял во внимание, что истица была укушена собакой не менее двух раз за руку и в область грудной клетки, испытывала физическую боль не только в момент совершения преступления, но и после его окончания, поскольку причиненный ей вред повлек длительное расстройство здоровья, что истице были причинены телесные повреждения: укушенные раны правого локтевого сустава и правой половины грудной клетки, осложненные нагноением раны, повлекшие длительное расстройство здоровья и квалифицированные как причинение вреда здоровью средней тяжести, что свидетельствует о перенесенных нравственных и эмоциональных переживаний, о сильной физической боли, вызванной причинением телесных повреждений.

Суд принял во внимание, что после причинения вреда здоровью истица проходила длительное лечение (в т.ч. операционное), однако, последствия утраты здоровья полностью не восстановлены по настоящий день, длительное время она переживала его психологические последствия и обращалась за помощью к специалисту-психологу, что истица является женщиной и, что причинение телесных повреждений в виде укушенной раны правой половины грудной клетки, с учетом индивидуальных особенностей потерпевшей, дополнительно усилило степень ее нравственных страданий и эмоциональных переживаний относительно последствий причиненных ей телесных повреждений.

Суд, оценив представленные доказательства в их совокупности, исходя из характера и степени перенесенных истицей физических и нравственных страданий, с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и степени вины причинителя вреда, обоснованно определил к возмещению 250000 рублей компенсации морального вреда, которую судебная коллегия признает разумной и справедливой, а доводы кассационной жалобы З. о недостаточности суммы компенсации - необоснованными.

Доводы представителя ответчика о необходимости уменьшения размера компенсации морального вреда в связи с тяжелым материальным положением ответчика были предметом исследования в суде первой инстанции и нашли надлежащую оценку в решении суда.

Руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия,

 

определила:

 

решение Нагатинского районного суда г. Москвы от 23 марта 2010 г. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь