Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 сентября 2010 г. N 33-29584

 

Судья: Сперанская Н.Ю.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе

председательствующего Фроловой Л.А.

судей Катковой Г.В. Зыбелевой Т.Д.

при секретаре Б.

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Катковой Г.В.

дело по кассационной жалобе К.

на решение Басманного районного суда гор. Москвы от 28 апреля 2010 года,

которым постановлено: В удовлетворении исковых требований К. к К.А., Б., Р. о признании договоров дарения недействительными - отказать.

 

установила:

 

К. обратилась в суд с иском к ответчикам К.А., Б., Р. о признании договоров дарения доли квартиры ---, расположенной по адресу: ---, заключенных 11 января 2007 года между К.А. и Б., и 15 мая 2007 года - между Б. и Р. недействительными.

В обоснование требований указала, что договор дарения от 11.01.2007 года является притворной сделкой, поскольку К.А. получил денежные средства, Б. и Р. нельзя признать добросовестными приобретателями, кроме того, нарушены права несовершеннолетнего ---.

В ходе судебного заседания 03.03.2010 года истец уточнила исковые требования, просила признать договоры от 11 января 2007 года и 15 мая 2007 года ничтожными, поскольку являются фиктивными, а также заключенными без разрешения органов опеки и попечительства.

В судебном заседании истец уточнила основания признания договоров дарения от 11 января 2007 года и 15 мая 2007 года ничтожными, указав, что договоры являются мнимой сделкой, т.к. были заключены без намерения создать соответствующие правовые последствия.

Истец в судебное заседание явилась, исковые требования поддержала в полном объеме.

Ответчик Б. в судебное заседание явился, возражал против удовлетворения исковых требований в полном объеме.

Ответчик Р. в судебное заседание явилась, возражала против удовлетворения исковых требований в полном объеме.

Ответчик К.А. в судебное заседание явился, не возражал против удовлетворения исковых требований.

Представитель Муниципалитета внутригородского муниципального образования Басманное в г. Москве Р.Д. в судебное заседание явился, просил разрешить заявленные требования исходя из интересов несовершеннолетнего ребенка, пояснив, что в соответствии с действующим законодательством органы опеки и попечительства на сделки по договорам дарения разрешения не дают, разрешение органов опеки и попечительства на заключение договоров дарения требуется при дарении собственности, принадлежащей несовершеннолетнему на праве собственности либо иных сделок по отчуждению имущества несовершеннолетнего.

Судом постановлено приведенное выше решение, об отмене которого, как незаконного, просит в кассационной жалобе К.

К.А., Б., представитель Муниципалитета внутригородского муниципального образования Басманное в г. Москве в судебное заседание не явились, извещались судом.

Судебная коллегия, выслушав К., Р., проверив материалы дела и обсудив доводы жалобы, не находит оснований к отмене решения, постановленного в соответствии с фактическими обстоятельствами дела и требованиями закона.

В соответствии со ст. 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом. Суд вправе применить такие последствия по собственной инициативе.

В силу ч. 1 ст. 170 ГК РФ мнимая сделка - это сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

Судом первой инстанции установлено, что согласно договора социального найма жилого помещения N --- от 31.03.2003 года К. являлась нанимателем двухкомнатной квартиры ---, расположенной по адресу: ---, с которой совместно проживали члены ее семьи: муж - К.А. и сын - ---, что также подтверждается выпиской из распоряжения Префекта Центрального административного округа г. Москвы от 20.03.2003 N --- - рэп (л.д. 17 - 19, 112 - 114).

Из договора передачи N --- от 25.10.2004 года установлено, что квартира ---, расположенная по адресу: --- передана в порядке приватизации в общую долевую собственность К., К.А. и --- по 1/3 доли каждому, что также подтверждается свидетельствами о государственной регистрации прав (л.д. 7, 20 - 22, 98).

11.01.2007 года по договору дарения К.А. передал Б. 1\3 долю в квартире N ---, расположенной по адресу: ---, что также подтверждается свидетельством о государственной регистрации права (л.д. 62, 63).

16 января 2007 года между К.А. и Б. заключено соглашение о задатке, согласно которому Б. обязуется подготовить все необходимые документы и предоставить, возможность для оформления договора купли-продажи 1/3 доли в 2-х комнатной квартире N ---, расположенной по адресу: ---, а К.А. обязуется приобрести вышеуказанную квартиру за сумму, эквивалентную 18 000 долларов США рублями по курсу ЦБ РФ на день оплаты. В доказательство намерения сторон К.А. вносит Б. задаток в счет стоимости квартиры в сумме, эквивалентной 10000 долларов США рублями по курсу ЦБ РФ на день оплаты. При этом, крайний срок оформления квартиры указан 15.01.2007 года, а крайний срок выплаты полной суммы 15.02.2007 года (л.д. 27).

10 апреля 2007 года между К.А., действующим также от имени своего несовершеннолетнего сына ---, и Б. заключено письменное соглашение об определении порядка пользования спорной квартирой (л.д. 159).

Из договора дарения доли квартиры от 15.05.2007 года установлено судом, что Б. подарил, а Р. приняла в дар 1\3 долю в квартире N ---, расположенной по адресу: --- (л.д. 64).

Согласно выписке из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним о переходе прав на объект недвижимого имущества право собственности на 1/3 доли в квартире N ---, расположенной по адресу: --- Б. зарегистрировано 15.01.2007 года, а право собственности Р. - 22.05.2007 года (л.д. 59).

В судебном заседании истец поддержала исковые требования по основаниям, изложенным в исковом заявлении, дополнительно пояснив, что с 1999 года по декабрь 2007 года работала в г.---, в Москве бывала наездами, о заключенном 11.01.2007 года договоре дарения узнала только в июне 2007 года. Несовершеннолетний --- вместе с мужем К.А. проживали то в спорной квартире, то в загородном доме, расположенном в ---. Со слов мужа К.А. знает, что за заключение данного договора он получил 10 000 долларов США, написал расписку, которая неизвестно где находится. Договор дарения и соглашение о задатке, со слов мужа, заключалось в один день - 11.01.2007 года. Считает, что наличие кредитных отношений между Б. и К.А. подтверждается соглашением о задатке. В соответствии с данным соглашением К.А. должен был вернуть в срок до 15.02.2007 года 18 000 долларов США, но не смог, в связи с чем К.А. хотел продать земельный участок. Никаких договоров залога, купли-продажи К.А. с Б., а также другими лицами не заключал. Считает договор дарения, заключенный между Б. и Р., фиктивным, заключенным в оплату оказанных Б. юридических услуг в период с 01.01.2007 по 01.05.2007 года. Договор дарения от 11.01.2007 года считает мнимым, поскольку это фактически был договор о залоге, т.к. если бы К.А. отдал бы деньги, то стороны вернулись бы в первоначальное положение. Намерений у К.А. отчуждать квартиру не было.

Отказывая К. в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что доводы истца о фиктивности и мнимости договора дарения от 11.01.2007 года не нашли своего подтверждения в судебном заседании. Достоверных доказательств в обоснование данных доводов суду не представлено. Представленный суду в качестве доказательства договор-соглашение о задатке от 16 января 2007 года, суд обоснованно не признал надлежащим доказательством, поскольку из него не следует, что он имеет какое-то отношение к договору дарения квартиры. Суд правильно указал, что данное соглашение не имеет смысла и логики в действиях сторон и не подтверждает передачу денег. Ответчики также отрицали передачу денег по данному договору. В связи с чем доводы истца о возмездном характере заключенного 11.01.2007 года договора дарения между К.А. и Б., суд признал несостоятельными.

Судом также установлено, что после заключения договора дарения от 11.01.2007 года в течение двух недель Б. переехал в спорную квартиру, оставил в ней свои вещи, выселив при этом проживавших в квартире посторонних людей во внесудебном порядке. 10 апреля 2007 года между Б. и К.А., действующим также от имени несовершеннолетнего ---, заключено письменное соглашение об определении порядка пользования квартирой. После заключения договора дарения 15.05.2007 года между Р. и Б. и регистрации сделки, Р. вселилась в спорную квартиру, сделала ремонт, оплачивает коммунальные платежи. Данные доказательства суд обоснованно признал подтверждающими отсутствие фиктивности заключенных сделок с долей квартиры.

Доводы истицы о том, что при заключении указанных сделок были нарушены права несовершеннолетнего ---, суд также признал несостоятельными.

Из ответа Муниципалитета внутригородского муниципального образования Басманное в г. Москве от 16 02 2010 года на обращение К. судом установлено, что граждане К.А. и Б. в январе 2007 года, а также Б. и Р. в мае 2007 года в органы опеки и попечительства за получением разрешения для заключения договора дарения не обращались, органы опеки и попечительства на сделки по договорам дарения разрешения не дают. В соответствии со ст. 37 ГК РФ, ст. 60 СК РФ, Федеральным законом РФ от 24.04.2008 года N 48-ФЗ "Об опеке и попечительстве", законом города Москвы от 26.12.2007 года N 51 "О наделении органов местного самоуправления внутригородских муниципальных образований в городе Москве отдельными полномочиями города Москвы в сфере опеки, попечительства и патронажа" разрешение органов опеки и попечительства на заключение договоров дарения требуется при дарении собственности, принадлежащей несовершеннолетнему на праве собственности либо иных сделок по отчуждению имущества несовершеннолетнего (л.д. 244 - 245).

Учитывая, что при заключении указанных договоров дарения доля собственности, принадлежащая несовершеннолетнему ---, не отчуждалась, при этом доля собственности несовершеннолетнего в натуральном виде не уменьшилась, принимая во внимание, что в соответствии с действующим на момент заключения договоров дарения законодательством разрешение органов опеки и попечительства на заключение договоров дарения требовалось только при дарении собственности, принадлежащей несовершеннолетнему, суд обоснованно не усмотрел нарушение прав несовершеннолетнего --- при заключении договоров дарения от 11.01.2007 года и 15.05.2007 года.

При вышеизложенных обстоятельствах оснований для удовлетворения исковых требований о признании договоров дарения 1/3 доли квартиры ---, расположенной по адресу: ---, заключенных 11 января 2007 года между К.А. и Б., и 15 мая 2007 года - между Б. и Р. недействительными судом не найдено, в связи с чем в удовлетворении иска отказано в полном объеме.

Судебная коллегия согласна с выводом суда первой инстанции.

Судом полно и всесторонне проверены все юридически значимые по делу обстоятельства, им дана надлежащая правовая оценка и с этой оценкой судебная коллегия согласна.

Нормы материального и процессуального законодательства судом применены правильно.

Доводы жалобы не содержат правовых оснований к отмене решения суда, повторяют доводы иска, которые были проверены судом и оценка которым была дана.

Руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Басманного районного суда гор. Москвы от 28 апреля 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь