Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 сентября 2010 г. по делу N 33-29649

 

Судья Печенина Т.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе

председательствующего Журавлевой Т.Г.

судей Кочергиной Т.В., Грибовой Е.Н., при секретаре К.В.

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Грибовой Е.Н.

дело по частной жалобе К.Е.

на определение Пресненского районного суда г. Москвы от 28 июня 2010 г., которым постановлено: В удовлетворении заявления К.Е. о восстановлении срока на подачу частной жалобы на определение Пресненского районного суда г. Москвы от 19 января 2010 г. об отмене решения Пресненского районного суда г. Москвы от 27 сентября 2005 г. по вновь открывшимся обстоятельствам - отказать.

Частную жалобу возвратить К.Е.

 

установила:

 

Решением Пресненского районного суда г. Москвы от 27 сентября 2005 г., вступившим в законную силу, суд по иску М.В. признал недействительным договор дарения 1\2 доли в праве собственности на жилой дом, заключенный между М.В. и М.Е. от 07 апреля 2004 г. Этим же решением суд возвратил в собственность М.В. 1\2 долю указанного жилого дома.

19 января 2010 г. указанное решение определением того же суда, вступившим в законную силу, было отменено по вновь открывшимся обстоятельствам. Копию определения К.Е. получила в тот же день. На 19 января 2010 г. указанное определение в силу ч. 2 ст. 397 ГПК РФ обжалованию не подлежало.

В связи со смертью 05 февраля 2006 г. истца М.В. определением Пресненского районного суда г. Москвы от 15 февраля 2010 г. он был заменен правопреемниками К.Е. и Правительством РФ.

13 мая 2010 г. в суд поступила частная жалоба К.Е. на указанное определение суда от 19 января 2010 г. с заявлением о восстановлении срока для ее подачи, т.к. Постановлением Конституционного суда РФ от 19 марта 2010 г. N 7-П часть вторая статьи 397 ГПК Российской Федерации признана не соответствующей Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (часть 1) и 46 (части 1 и 2), в той мере, в какой она препятствует обжалованию в кассационном (апелляционном) порядке определений судов первой инстанции об удовлетворении заявлений о пересмотре судебных постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам. Ранее заявительница, в силу закона, не могла обжаловать оспариваемое определение. Кроме того, К.Е. указала, что до вступления ее в дело в качестве правопреемника М.В. она также была лишена возможности обжаловать судебные постановления по делу.

В судебном заседании заявительница, адвокат в ее интересах Павлова Г.А. поддержали заявление в полном объеме, пояснив также, что с 14 апреля по 11 мая 2010 г. заявительница была больна, что подтверждается медицинскими документами.

М.Е., ее представитель по доверенности Карпова О.В., адвокат в ее интересах Чистовский А.Д. возражали против удовлетворения заявления по доводам, изложенным в письменных возражениях на него.

Представитель Правительства РФ по доверенности Ф. поддержал заявление К.Е.

Управление Росреестра по г. Москве в судебное заседание не явилось, о времени и месте рассмотрения заявления извещено.

Судом постановлено указанное выше определение, об отмене которого как незаконного в своей частной жалобе просит К.Е.

Проверив материалы дела, выслушав объяснения К.Е., ее представителя адвоката Галина К.А., М.Е., ее представителей К.О., К.А., обсудив доводы частной жалобы, судебная коллегия приходит к выводу о том, что определение подлежит отмене ввиду следующего.

Отказывая в восстановлении процессуального срока, суд исходил из того, что на момент вынесения определения суда от 19 января 2010 г. и до 19 марта 2010 г. определение об отмене решения по вновь открывшимся обстоятельствам обжалованию не подлежало в силу закона - ч. 2 ст. 397 ГПК РФ; после 19 марта 2010 г. подлежат обжалованию в кассационном порядке подобные определения, вынесенные после провозглашения Постановления Конституционного суда РФ от 19 марта 2010 г. N 7-П, что усматривается из содержания п. 2 этого Постановления.

Суд также указал, что в силу изложенного доводы К.Е. о дате вступления ее в процесс в качестве правопреемника М.В. и о состоянии ее здоровья с 14 апреля по 11 мая 2010 г. не имеют правового значения для рассмотрения настоящего заявления по существу, в связи с чем оценка им судом не дана.

В соответствии с п. 2 Постановления Конституционного суда РФ от 19 марта 2010 г. N 7-П согласно Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод; решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд (статья 46 части 1 и 2); судебная власть в Российской Федерации осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства (статья 118 часть 2), а полномочия, порядок образования и деятельности всех федеральных судов устанавливаются федеральным конституционным законом (статья 128 часть 3); при осуществлении правосудия судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральному закону (статья 120 часть 1). Право на судебную защиту относится к основным неотчуждаемым правам и свободам человека и одновременно выступает гарантией всех других прав и свобод, в Российской Федерации оно признается и гарантируется согласно общепризнанным принципам и нормам международного права, являющимся составной частью правовой системы Российской Федерации, и в соответствии с Конституцией Российской Федерации (статья 15 часть 4; статьи 17 и 18 Конституции Российской Федерации).

Из приведенных положений Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с положениями Всеобщей декларации прав человека (статьи 7, 8 и 10), Международного пакта о гражданских и политических правах (статья 14) и Конвенции о защите прав человека и основных свобод (статья 6), устанавливающими равенство всех перед законом и судом и право каждого в случае спора о его гражданских правах и обязанностях на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона, следует, что рассмотрение дел должно осуществляться с соблюдением определенного на основании Конституции Российской Федерации порядка судопроизводства, законно установленным, а не произвольно выбранным, судом, действующим при осуществлении правосудия самостоятельно, независимо от чьей бы то ни было воли, подчиняясь только Конституции Российской Федерации и закону.

Конституционный Суд Российской Федерации, раскрывая конституционное содержание права на судебную защиту (Постановления от 2 февраля 1996 года N 4-П, от 3 февраля 1998 года N 5-П, от 5 февраля 2007 года N 2-П и др.), пришел к выводу, что - поскольку в рамках судебной защиты прав и свобод возможно обжалование в суд решений и действий (бездействия) любых государственных органов, включая судебные, - отсутствие возможности пересмотреть ошибочный судебный акт не согласуется с универсальным правилом эффективного восстановления в правах посредством правосудия, отвечающего требованиям справедливости, умаляет и ограничивает данное право. Институциональные и процедурные условия пересмотра ошибочных судебных актов во всяком случае должны отвечать требованиям процессуальной эффективности, экономии в использовании средств судебной защиты, прозрачности осуществления правосудия, исключать возможность затягивания или необоснованного возобновления судебного разбирательства и тем самым обеспечивать справедливость судебного решения и вместе с тем - правовую определенность, включая признание законной силы судебных решений, их неопровержимости (res judicata), без чего недостижим баланс публично-правовых и частноправовых интересов.

В Постановлении Конституционного суда РФ от 19 марта 2010 г. N 7-П не указан момент, с которого признанная ч. 2 ст. 397 ГПК РФ неконституционной в той мере, в которой она препятствует обжалованию в кассационном порядке определений судом первой инстанции об удовлетворении заявлений о пересмотре судебных постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам, утрачивает силу.

Указание в данном Постановлении о его немедленном вступлении в законную силу не свидетельствует о том, что постановление определения до вступления в силу вышеуказанного Постановления может являться отказом в реализации права на судебную защиту.

Таким образом, из положений п. 2 вышеуказанного Постановления не усматривается, что не подлежат обжалованию определения об отмене решения суда по вновь открывшимся обстоятельствам, вынесенные до провозглашения Постановления Конституционного суда РФ от 19 марта 2010 года N 7-П.

Согласно ч. 3 ст. 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном суде РФ" в случае, если решением Конституционного Суда Российской Федерации нормативный акт признан не соответствующим Конституции Российской Федерации полностью или частично либо из решения Конституционного Суда Российской Федерации вытекает необходимость устранения пробела в правовом регулировании, государственный орган или должностное лицо, принявшие этот нормативный акт, рассматривают вопрос о принятии нового нормативного акта, который должен, в частности, содержать положения об отмене нормативного акта, признанного не соответствующим Конституции Российской Федерации полностью, либо о внесении необходимых изменений и (или) дополнений в нормативный акт, признанный неконституционным в отдельной его части. До принятия нового нормативного акта непосредственно применяется Конституция Российской Федерации.

В соответствии с ч. 2 ст. 100 вышеуказанного Федерального конституционного закона в случае, если Конституционный Суд Российской Федерации признал закон, примененный в конкретном деле, не соответствующим Конституции Российской Федерации, данное дело во всяком случае подлежит пересмотру компетентным органом в обычном порядке.

На основании изложенного судебная коллегия не может согласиться с выводом суда о том, что не подлежат обжалованию определения об отмене решения суда по вновь открывшимся обстоятельствам, вынесенные до провозглашения Постановления Конституционного суда РФ от 19 марта 2010 года N 7-П, так как данный вывод нарушает принцип юридического равенства применительно к реализации конституционного права на судебную защиту.

При таких обстоятельствах определение суда не может быть признано законным и обоснованным и подлежит отмене.

При повторном рассмотрении вопроса о восстановлении срока суду надлежит в соответствии с положениями ст. 112 ГПК РФ дать оценку доводам К.Е. об уважительности причин пропуска ею срока на подачу частной жалобы на определение суда от 19 января 2010 года об отмене решения Пресненского районного суда г. Москвы от 27 сентября 2005 года по вновь открывшимся обстоятельствам.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 360, 373, 374 ГПК РФ, судебная коллегия,

 

определила:

 

Определение Пресненского районного суда г. Москвы от 28 июня 2010 г. отменить, заявление направить на новое рассмотрение в тот же суд.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь