Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САМАРСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 сентября 2010 г. по делу N 33-9544

 

Судья: Уланова Е.С.

 

21 сентября 2010 года, судебная коллегия по гражданским делам Самарского областного суда в составе:

Председательствующего: Гороховика А.С.,

Судей: Сорокиной Л.А., Моргачевой Н.Н.

При секретаре: К.И.,

Рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по кассационной жалобе Щ. на решение Кировского районного суда г. Самара от 11 августа 2010 года, которым постановлено:

В удовлетворении исковых требований Щ. к Г., действующую за себя и как законный представитель несовершеннолетних И.К., И.А., И.С. о признании договора ренты, завещания, доверенности недействительными, погашении записи, снятии с регистрационного учета, выселении, признании права собственности на квартиру, отказать.

Заслушав доклад судьи Самарского областного суда Гороховика А.С., объяснения представителя Щ. по доверенности П., поддержавшего доводы кассационной жалобы, возражение на доводы жалобы Г. и ее представителя К.П., И.С., судебная коллегия

 

установила:

 

Щ. обратился в суд с иском к Г., И.С. о признании договора ренты, завещания, доверенности недействительными, погашении записи, снятии с регистрационного учета, выселении, признании права собственности на квартиру. В обоснование иска указал, что 30.03.2010 года умерла его тетя - А. При жизни, 22.10.2001 года она составила завещание, по которому все свое имущество, в том числе и спорную квартиру, расположенную по адресу: Адрес обезличен, завещала истцу.

Истец указал также, что ее тетя страдала болезнью Паркинсона, злоупотребляла спиртными напитками, состояла на учете в психоневрологическом диспансере. Как выяснилось, А. оформила свою квартиру на ответчиков по договору ренты, проживавших в ее квартире в качестве квартирантов, а также составила завещание на имя Г.

Щ. указал, что на момент составления доверенности на имя И.С., а также договора ренты, А. не была способна понимать значение своих действий и руководить ими.

Ссылаясь на данные обстоятельства, уточнив в ходе судебного заседания свои исковые требования, Щ. просил суд признать недействительной доверенность, выданную 16.02.2009 года на имя И.С. о передаче в собственность Г. спорной квартиры, признать недействительным завещание от 16.02.2009 года всего имущества Г., обязать УФРС по Самарской области погасить запись о праве собственности на квартиру Г., снять ответчиков с регистрационного учета и признать за ним право собственности на спорную квартиру в порядке наследования по завещанию.

Судом постановлено указанное выше решение.

В кассационной жалобе Щ. просит решение суда отменить, считая его неправильным.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда, считая его законным и обоснованным.

В соответствии со ст. 177 ГК РФ, сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий и руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права нарушены в результате ее совершения.

Из материалов дела усматривается, что А. являлась собственником квартиры, расположенной по адресу: Адрес обезличен.

Из материалов дела также усматривается, что 22.10.2001 года А. составлено завещание, по которому она завещала все свое имущество, в том числе и спорную квартиру Щ.

16.02.2009 года А. составлено завещание, по которому она завещала все свое имущество, в том числе и спорную квартиру Г. Данное завещание удостоверено нотариусом В., подписано за А. Б. ввиду ее болезни.

Кроме того, 16.02.2009 года А. выдала доверенность на имя Е., И.С. на передачу в собственность Г. квартиры, расположенной по адресу: Адрес обезличен, по договору ренты. Данная доверенность также удостоверена нотариусом В., подписана за А. Б. ввиду ее болезни.

31.03.2010 года А. умерла, что подтверждается свидетельством о смерти.

Судом установлено, что наследственное дело после смерти А. не открывалось.

Из материалов дела усматривается, что в настоящее время собственником спорной квартиры является Г.

Согласно заключению судебно-психиатрической экспертизы от 08.07.2010 года, А. на момент подписания завещания от 16.02.2009 года сохраняла практическую ориентировку, ее действия носили целенаправленный характер, А. могла понимать значение своих действий и руководить ими при оформлении доверенности и завещания от 16.02.2009 года.

Разрешая спор по существу, суд обоснованно принял во внимание показания свидетелей ФИО31, ФИО32, ФИО33, ФИО34, ФИО35, ФИО36, ФИО37, ФИО38, ФИО39, показавших в суде, что А. была адекватна, признаков умственного расстройства не проявляла, спиртным не злоупотребляла, была ухоженной, уход за ней осуществляла Г., поскольку данные показания не противоречат друг другу, а также экспертному заключению и даны свидетелями, не заинтересованными в исходе дела.

При таких обстоятельствах суд пришел к правильному выводу о том, что составление завещания соответствовало волеизъявлению А., доказательства обратного не нашли своего подтверждения в ходе рассмотрения дела, в связи с чем обоснованно отказал в иске.

Довод кассационной жалобы о том, что суд в своем решении исказил показания свидетелей, является несостоятельным и опровергается материалами дела.

В соответствии со ст. 231 ГПК РФ, лица, участвующие в деле, их представители вправе ознакомиться с протоколом и в течение пяти дней со дня его подписания подать в письменной форме замечания на протокол с указанием на допущенные в нем неточности и (или) на его неполноту.

Между тем, как видно из материалов дела, истцом не были принесены замечания на протоколы судебного заседания.

Довод кассационной жалобы о том, что суд незаконно отказал в назначении повторной посмертной судебно-психиатрической экспертизы, не может быть принят во внимание. При обсуждении вопроса о возможности назначения повторной экспертизы, суд обоснованно признал, что оснований для ее назначения, предусмотренных ст. 87 ГПК РФ, не имеется. Сам факт несогласия истца с выводами экспертов, предупрежденных судом об уголовной ответственности, предусмотренной ст. 307 УК РФ, не свидетельствует о неправильности выводов заключения.

При таких обстоятельствах судебная коллегия не усматривает оснований к отмене правильного по существу решения суда, поскольку судом исследованы обстоятельства дела полно и всесторонне и им дана надлежащая правовая оценка в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Кировского районного суда г. Самара от 11 августа 2010 года оставить без изменения, жалобу Щ. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь