Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НОВОСИБИРСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 сентября 2010 г. по делу N 22-4542/2010

 

Судья: Никитина И.В.

Докладчик: судья Ганина М.А.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Новосибирского областного суда в составе:

    председательствующего     Колесник Г.И.

    судей                     Ганиной М.А., Карловой И.Б.

    при секретаре             Б.

рассмотрела в судебном заседании 22 сентября 2010 года кассационные жалобы осужденного З.И.Ф. и адвоката Фролова Р.Н. на приговор Дзержинского районного суда г. Новосибирска от 08 июля 2010 года, которым

З.И.Ф.

осужден по ст. 111 ч. 4 УК РФ к 6 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания З.И.Ф. исчислен с 25 декабря 2009 года.

З.И.Ф. признан виновным и осужден за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью З.Ф.М., опасного для жизни последнего и повлекшего по неосторожности его смерть.

Преступление совершено 15 декабря 2009 года в Дзержинском районе г. Новосибирска при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда.

З.И.Ф. вину в совершенном преступлении признал частично.

Заслушав доклад судьи областного суда Ганиной М.А., мнения адвоката Фролова Р.Н. и потерпевшей З.Л.И., поддержавших доводы кассационной жалобы, а также мнение прокурора Новосибирской областной прокуратуры Вильгельма А.А., полагавшего об отсутствии оснований для изменения приговора суда, судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационной жалобе осужденный З.И.Ф. выражает несогласие с приговором суда, просит его изменить, полагает, что его действия квалифицированы неверно, достаточных доказательств его вины не имеется, а те, на которые ссылалось следствие, в судебном заседании не подтвердились.

В дополнительной кассационной жалобе осужденный З.И.Ф. также ставит вопрос об изменении приговора суда, утверждает, что в совершении того преступления, за которое он осужден, он не виновен.

В обоснование доводов жалобы З.И.Ф. указывает, что как установлено в ходе следствия, инициатором конфликта был его отец З.Ф.М., который нанес ему несколько ударов кусачками по голове, отчего у него имелись повреждения, подтвердившиеся экспертизой. Однако суд оставил это обстоятельство без внимания. Он не стал в явке с повинной сообщать о том, что отец после этого набросился на него с гаечным ключом в руках, так как не желал, чтобы отца привлекли к ответственности. Суд, по мнению осужденного, исказил смысл показаний потерпевшей и свидетелей, частично их проигнорировал и изложил их в соответствующей для обвинительного приговора форме. Суд не исследовал гаечный ключ, признанный вещественным доказательством по делу. На представленных им суду фотоснимках видно, что повреждения на его голове не могли образоваться от ударов кусачками во время первого конфликта, однако суд не учел это и проигнорировал его заявления о том, что повреждения на его голове образовались от ударов отца гаечным ключом во время второго конфликта, оставил без внимания противоправный характер действий отца. Осужденный убежден, что находящийся в хорошей физической форме отец намеревался со второй попытки убить его и сделал бы это, если бы он не оборонялся.

Кроме того, осужденный З.И.Ф. в кассационной жалобе выражает сомнения относительно наличия причинной связи между произошедшим у него с отцом конфликтом и смертью отца. Тело отца им выдали только на четвертые сутки после смерти, адвокату в больнице отказали в предоставлении информации о методах лечения З.Ф.М., суд проигнорировал ходатайства защиты об эксгумации трупа, об истребовании медицинской документации. Ему известно, что когда отца увозили в больницу, он был в сознании, в больнице сотрудники персонала вынуждены были даже привязать его к кровати, так как он вел себя очень беспокойно и агрессивно. Показания потерпевшей З.Л.И. о том, что отец находился в сознании, когда его увозили в больницу, судом искажены и в приговоре указано, что после избиения З.И.Ф. находился в бессознательном состоянии. Осужденный З.И.Ф. убежден, что потерпевшая З.Л.И. давала следователю заведомо ложные показания, пытаясь защитить отца, путалась, а следователь воспользовался этим.

Осужденный в жалобе обращает, кроме того, внимание на то, что в 2005 году его отец наносил ему резаные ранения, и только благодаря врачебной помощи, он выжил. По мнению осужденного, это обстоятельство также свидетельствует о том, что угроза его жизни в ходе конфликта с отцом была реальной и у него были основания для обороны.

З.И.Ф. также выражает несогласие с данной ему характеристикой, имеющейся в материалах дела, полагает, что она необъективна.

Адвокат Фролов Р.Н. в кассационной жалобе просит приговор суда отменить, уголовное преследование в отношении З.И.Ф. прекратить. По мнению адвоката, суд дал ненадлежащую оценку доказательствам, вина З.И.Ф. в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью З.Ф.М. не подтвердилась.

В обоснование доводов кассационной жалобы адвокат указывает, что осужденный вину в совершении того преступления, за которое он осужден приговором суда, ни на следствии, ни в суде не признавал и пояснял, что угроза его жизни со стороны потерпевшего З.Ф.М. была наличной и реальной, отец был вооружен гаечным ключом, отец и ранее причинял ему телесные повреждения - резаные раны, что подтвердили в суде свидетели, пояснив при этом, что отец был жестоким и агрессивным.

Как указано в жалобе адвоката, содеянное осужденным согласно положениям ст. 37 УК РФ, преступлением не является.

Потерпевшая З.Л.И. в возражении на кассационную жалобу адвоката Фролова Р.Н. доводы жалобы поддержала, просила приговор суда отменить, уголовное преследование в отношении осужденного прекратить.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда законным, обоснованным и справедливым.

К такому выводу судебная коллегия приходит по следующим основаниям.

Вывод суда первой инстанции о доказанности вины З.И.Ф. основан на доказательствах, полученных в установленном законом порядке, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании и получивших оценку суда в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ.

Обстоятельства, при которых З.И.Ф. совершил умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни З.Ф.М., повлекшее по неосторожности смерть последнего, по настоящему делу установлены правильно.

С выводом суда о квалификации действий осужденного З.И.Ф. у судебной коллегии оснований не согласиться нет.

Доводы осужденного и его защитника об отсутствии доказательств виновности З.И.Ф., о том, что осужденный не совершал умышленных действий в отношении своего отца, а лишь оборонялся, защищаясь от напавшего на него потерпевшего, судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку они опровергаются исследованными в судебном заседании доказательствами.

Так, из показаний потерпевшей З.Л.И. следует, что, услышав доносившийся из кухни шум, она решила посмотреть, что там происходит, и увидела, что ее муж сидит в туалете весь в крови. Она поняла по виду мужа, что его ударил осужденный. Были ли какие-либо повреждения у З.И.Ф., она не видела. После того, как муж и сын вернулись из больницы, она снова услышала крик, доносящийся из комнаты мужа, а, войдя туда, увидела, что муж лежит на кровати весь в крови, вниз животом, рядом с кроватью находился З.И.Ф., в руках у которого была деревянная доска прямоугольной формы (створка от кровати). Сын уже в ее присутствии нанес лежащему отцу несколько ударов этой доской, бил в основном по голове, удары наносил сильно, со злостью. Голова у мужа была вся в крови, вокруг тоже было много крови. Отец при этом никакого сопротивления не оказывал, лежал и не двигался, был практически полумертвый, а сын продолжал наносить ему удары этой доской. В ее присутствии З.И.Ф. ударил отца не менее двух раз.

Свидетель М. в судебном заседании пояснила о том, что со слов потерпевшей ей известно, что осужденный избил отца доской, или палкой, потерпевший попал в больницу.

Свидетель З. подтвердил суду, что со слов матери ему известно, что осужденный ударил ее и отца доской от кровати.

Оценивая показания потерпевшей З.Л.И., данные ею в ходе предварительного следствия, и признавая их достоверными, суд учел, что З.Л.И. была очевидцем преступления, ее показания в основном и целом последовательны, логичны, существенных противоречий не содержат, подтверждаются иными доказательствами. Объективных признаков заинтересованности З.Л.И. в исходе дела, оснований ей оговаривать осужденного судебная коллегия не усматривает.

Последующему изменению в судебном заседании З.Л.И. своих показаний в части того, что потерпевший избил З.И.Ф. гаечным ключом, отчего у осужденного на лбу были повреждения, суд дал надлежащую оценку в приговоре, обоснованно признав их не соответствующими фактическим обстоятельствам дела, данными ею с целью помочь З.И.Ф. избежать уголовной ответственности. Кроме того, суд правильно принял во внимание то обстоятельство, что ни сам осужденный, ни потерпевшая, являющаяся его матерью, в ходе предварительного следствия ни разу не упоминали о наличии в момент драки в руках у потерпевшего гаечного ключа и выдвинули такую версию только в судебном заседании, в связи с чем суд верно оценил ее, как надуманную. С этим выводом суда первой инстанции судебная коллегия согласна.

Осужденный З.И.Ф., как следует из его явки с повинной, а также из показаний, данных им в ходе досудебного производства по делу и в судебном заседании, не отрицал того, что он наносил удары своему отцу, в том числе и деревянной доской.

Так, из показаний осужденного З.И.Ф., которые он давал в судебном заседании, следует, что между ним и его отцом - З.Ф.М. произошла ссора, в ходе которой отец нанес ему 7 - 8 ударов кусачками по голове, а он, защищаясь, нанес отцу 2 удара кулаком в область лица. После того, как он вернулся из больницы, между ним и отцом вновь произошел конфликт, отец набросился на него с гаечным ключом и успел нанести 3 - 4 удара. Он наносил удары отцу в область головы и лица, затем взял доску, которую удерживал двумя руками для защиты и нанес ею отцу несколько ударов в область плеч, груди, лица, один или два удара нанес в область головы. Кровь была. Как только отец ослаб, то он перестал защищаться, положил отца на кровать. Ранее у него с отцом случались конфликты, в ходе которых отец причинял ему резаные раны, но заявление в милицию он не подавал.

Из показаний осужденного З.И.Ф., данных им в качестве подозреваемого, следует, что потерпевший попытался наброситься на него с кулаками, в ответ на это он нанес не менее трех ударов отцу в лицо. Кроме того, в ходе драки он, возможно, ударил отца деревянной доской один или два раза в область туловища.

В основу выводов о виновности З.И.Ф. в совершении преступления суд обоснованно положил приведенные показания осужденного в той части, что между З.И.Ф. и его отцом произошел конфликт, в ходе которого каждый из них нанес друг другу удары: отец сыну кусачками по голове, а сын отцу кулаком в область лица, кроме того, между потерпевшим и осужденным через некоторое время произошел второй конфликт, в ходе которого З.И.Ф. нанес потерпевшему множественные удары, доской, в том числе и по голове. Суд обоснованно признал эти показания осужденного достоверным доказательством по делу, надлежащим образом мотивировал этот вывод.

Судом также дана надлежащая оценка показаниям осужденного З.И.Ф., данным им в судебном заседании, где последний пояснял, что в руках у отца был гаечный ключ, которым отец наносил ему удары в область головы: такие показания суд правильно оценил, как недостоверные, данные с целью избежать уголовной ответственности за содеянное, поскольку они полностью опровергаются показаниями потерпевшей, свидетелей и иными объективными доказательствами, чему в приговоре суда дана надлежащая оценка.

В подтверждение вывода о виновности З.И.Ф. судом в приговоре приведены и иные доказательства, подтверждающие показания осужденного, потерпевшей и свидетелей, в том числе:

- информация, изложенная осужденным в протоколе явки с повинной о том, что он в ходе возникшего словесного конфликта с потерпевшим З.Ф.М. нанес последнему несколько ударов в область лица в ответ на то, что потерпевший нанес ему металлическими кусачками телесные повреждения в виде ссадин на голове. После этого он вызвал "скорую помощь", его и З.Ф.М. увезли в больницу. Когда он вернулся домой, между ним и его матерью произошел словесный конфликт, через некоторое время из комнаты выскочил его отец, и между ними опять произошла драка, в ходе которой они нанесли несколько ударов друг другу, в результате чего он нанес своему отцу удары в голову. З.И.Ф. допускает, что в ходе этой драки он мог ударить З.Ф.М. деревянной доской;

- зафиксированные в соответствующем протоколе результаты осмотра места происшествия, из которых следует, что в комнате справа от входа в квартиру <...> обнаружены следы крови на кровати; к входной двери в комнату прислонена доска, размером 169 x 20 см, на которой также обнаружены пятна красного цвета; порядок и целостность вещей нарушены; со слов З.Л.И. установлено, что 15 декабря 2009 года в первой комнате ее сын З.И.Ф. нанес около 5 - 8 ударов доской ее мужу - З.Ф.М., в ходе осмотра изъята указанная доска;

- заключение судебно-медицинской экспертизы трупа, подтвердившее наличие у потерпевшего телесных повреждений в виде черепно-мозговой травмы, расценивающихся как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, состоящих в прямой причинно-следственной связи со смертью, образовавшихся в результате не менее шести воздействий тупым твердым предметом (предметами), возможно частями деревянной доски;

- данные, содержащиеся в протоколе дополнительного осмотра места происшествия, из которых следует, что в кладовке квартиры были обнаружены и изъяты: гаечный ключ, плоскогубцы из серебристого металла, раздвижные плоскогубцы темно-серого цвета, разводной ключ;

- заключение эксперта от 03 марта 2010 года, согласно которому на доске от кровати обнаружена кровь человека, происхождение которой не исключается от З.Ф.М., на гаечном ключе, плоскогубцах, разводном ключе кровь не найдена.

В подтверждение вывода о виновности З.И.Ф. судом в приговоре приведены и иные допустимые и достоверные доказательства.

Довод кассационной жалобы адвоката об отсутствии достаточных доказательств вины З.И.Ф. судебная коллегия признает несостоятельным. Совокупность приведенных в приговоре доказательств, исследованных судом в ходе судебного следствия, по мнению судебной коллегии, является достаточной для вывода о виновности осужденного.

Тщательно исследовав все обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины З.И.Ф. в содеянном и верно квалифицировал его действия по ст. 111 ч. 4 УК РФ, как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека и повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего.

Вывод о наличии у З.И.Ф. умысла на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего, опасного для его жизни, судом в приговоре мотивирован. Этот вывод суда судебная коллегия считает правильным.

Равно как и вывод суда о невозможности расценить действия осужденного, как совершенные в состоянии необходимой обороны.

Версии осужденного и защиты о том, что при совершении преступления З.И.Ф. вынужден был обороняться от совершенного на него посягательства, судом тщательно проверены и обоснованно отвергнуты. При этом судом учтены способ совершения преступления, орудие преступления, характер причиненных потерпевшему телесных повреждений, их количество, локализация в области головы, в результате чего З.Ф.М. были причинены повреждения, повлекшие его смерть и состоящие, согласно заключению судебной медицинской экспертизы, в прямой причинно-следственной связи с преступным результатом. Кроме того, судом обоснованно учтены объективно установленные фактические обстоятельства преступления и принято во внимание, что осужденный в ходе конфликта с потерпевшим, вооружившись деревянной доской, стал наносить лежащему на кровати и не оказывающему сопротивления потерпевшему удары в голову и по телу, нанес их множественное количество, прекратил свои действия только после того, как увидел потерпевшую З.Л.И. Также судом принято во внимание, что по смыслу закона обороняющийся должен стремиться не к расправе над посягающим, а к прекращению его действий и причинению только необходимого для отражения посягательства вреда. Однако таковых обстоятельств по настоящему делу установлено не было.

Обоснованно суд первой инстанции учел и противоречивость показаний осужденного З.И.Ф., пояснявшего в ходе следствия и в судебном заседании о несколько различных обстоятельствах преступления, по-разному описывающего действия потерпевшего.

Также судом проверялась версия З.И.Ф. об образовании повреждений на его голове от ударов отца гаечным ключом во время второго конфликта. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, а также имеющимся на диске фотоснимкам с изображением осужденного, у последнего действительно имелись кровоподтеки, ссадины и раны в лобной области, которые могли образоваться от ударов металлическими кусачками и разводного ключа. Однако это обстоятельство не соответствует изложенному З.И.Ф. в явке с повинной, а также его показаниям, данным им в ходе предварительного следствия, где он пояснял, будучи допрошенным в присутствии адвоката, что отец во время первого конфликта накинулся на него с кусачками, нанеся удары ими по голове, а во время второго конфликта каких-либо инструментов в руках у потерпевшего не было.

Объективная оценка показаний осужденного, потерпевшей, свидетелей и иных приведенных в приговоре доказательств, обусловила вывод суда об отсутствии в действиях З.И.Ф. признаков необходимой обороны, об отсутствии в момент совершения им преступного деяния опасности для его жизни и здоровья.

Выводы суда, изложенные в приговоре, вопреки убеждению осужденного, соответствуют установленным в ходе судебного разбирательства фактическим обстоятельствам и исследованным доказательствам, должным образом мотивированы, поэтому у судебной коллегии правильность этих выводов сомнений не вызывает.

Ссылки осужденного З.И.Ф. на искажение в приговоре показаний потерпевшей и свидетелей, допрошенных в судебном заседании, не основаны на материалах дела.

Показания потерпевшей и свидетелей, приведенные в приговоре, соответствуют содержанию их показаний, зафиксированных в протоколе судебного заседания, замечаний на протокол судебного заседания участники процесса, в том числе и осужденный, не подавали.

Убеждение осужденного в том, что смерть З.Ф.М. могла наступить не обязательно от его действий, а и по причине ненадлежащего оказания медицинской помощи в медицинском учреждении, несостоятельна.

По смыслу закона для вывода о виновности лица в совершении преступления, предусмотренного ст. 111 ч. 4 УК РФ, суду следует установить, что смерть потерпевшего наступила в результате действий виновного и находится в причинной связи с опасным для жизни вредом.

В соответствии с требованиями закона суд установил, что телесные повреждения, расценивающиеся как тяжкий вред здоровью, опасный для жизни человека, причинил потерпевшему З.Ф.М. осужденный З.И.Ф., и именно телесные повреждения, причиненные потерпевшему осужденным, явились причиной смерти.

Ссылки осужденного на то, что потерпевший находился в сознании, когда его увозили в больницу, а также на отказ медицинских сотрудников предоставить информацию о методах лечения З.Ф.М., не дают оснований для вывода о том, что З.И.Ф. должен отвечать лишь за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, и не должен отвечать за результат своих действий - смерть потерпевшего. На правильность изложенных в приговоре выводов суда указанные ссылки осужденного не влияют.

Отклонение судом ходатайств защиты об эксгумации трупа З.Ф.М. и об исследовании в судебном заседании гаечного ключа, которым потерпевший, по версии осужденного, наносил ему удары, обоснованность выводов суда о виновности З.И.Ф., полноту и объективность исследования судом доказательств под сомнение не ставят.

Как следует из приговора, судом исследовались в судебном заседании отношения осужденного и его отца и было установлено, что между ними и ранее происходили скандалы, судом дана надлежащая оценка как личности осужденного, так и личности потерпевшего З.Ф.М., противоправное поведение последнего обоснованно признано смягчающим наказание осужденного обстоятельством. Изложенное опровергает доводы жалобы осужденного о том, что этим обстоятельствам суд не дал оценки.

При таких данных оснований для удовлетворения кассационных жалоб осужденного и адвоката судебная коллегия не усматривает.

Наказание осужденному З.И.Ф. назначено судом в соответствии с требованиями закона, соразмерно содеянному им, с учетом данных о его личности, а также влияния назначенного наказания на его исправление и всех конкретных обстоятельств дела.

Судебная коллегия находит, что наказание осужденному З.И.Ф. назначено справедливое и оснований для его смягчения не усматривает.

Ссылка осужденного на необъективность имеющейся в материалах дела его характеристики необоснованна. Обстоятельств, позволяющих усомниться в объективности представленных характеризующих осужденного данных, не установлено.

Уголовное дело рассмотрено судом полно, всесторонне и объективно, нарушений уголовно-процессуального закона, свидетельствующих об ограничении прав участников судопроизводства, влекущих изменение или отмену приговора, судом не допущено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Дзержинского районного суда г. Новосибирска от 08 июля 2010 года в отношении З.И.Ф. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного З.И.Ф. и адвоката Фролова Р.Н. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь