Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 сентября 2010 г. N 22-4949/2010

 

Судья Горбунова Е.В. Дело N 1-192/10

Судебная коллегия по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего Дюпиной Т.В.,

судей Русских Т.К., Каширина В.Г.

при секретаре Б.

рассмотрела в судебном заседании 22 сентября 2010 года кассационные жалобы осужденных К., П., Н. на приговор судьи <...> районного суда <...> от <...>, которым

К., <...>, судимая:

- 27.04.2000 года по ст. 162 ч. 2 УК РФ к 7 годам лишения свободы, постановлением суда от 21.02.2005 года от отбывания наказания освобождена условно-досрочно, не отбытый срок 1 год 3 месяца 11 дней,

- 17.04.2006 года по ст. 111 ч. 1 УК РФ, с присоединением на основании ст. 70 УК РФ не отбытой части наказания по предыдущему приговору, к 2 годам 1 месяцу лишения свободы, освобождена 06.12.2007 года по отбытии срока наказания,

осуждена по ст. 158 ч. 3 п. "в" УК РФ к 3 годам лишения свободы, без штрафа, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима;

П., <...>, судимый:

- 09.06.2003 года по ст. 161 ч. 2 п.п. "а, г" УК РФ к 5 годам лишения свободы,

- 30.12.2003 года по ст. 162 ч. 2 УК РФ, с присоединением на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ не отбытой части наказания по предыдущему приговору, к 6 годам лишения свободы, со штрафом в размере 5000 рублей, освобожден по отбытии срока наказания 15.08.2008 года;

осужден по ст. 158 ч. 3 п. "в" УК РФ к 3 годам лишения свободы, без штрафа, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

Н., <...>, не судимый,

осужден по ст. 158 ч. 3 п. "в" УК РФ к 2 годам лишения свободы, без штрафа, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Приговором суда К., П., Н., каждый, признаны виновными в совершении 06.09.2009 года кражи, то есть тайного хищения чужого имущества, группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере. Преступление совершено при изложенных в приговоре обстоятельствах.

Заслушав доклад судьи Дюпиной Т.В., объяснения осужденных К., П., Н. и адвокатов Спиридовича В.П., Мурадова В.В., Крымова В.А., поддержавших доводы кассационных жалоб и просивших приговор суда изменить, мнение прокурора Соколовой М.Л., полагавшей необходимым приговор оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения, судебная коллегия

 

установила:

 

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденная К. просит приговор суда отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

Осужденная не согласна с квалификацией ее действий по ст. 158 ч. 3 п. "в" УК РФ, поскольку не согласна с размером похищенного, считает, что объем похищенного не доказан, товарно-оценочная экспертиза не проведена. Осужденная указывает, что в показаниях потерпевших в суде было много несоответствий, не согласна с оценкой, данной судом показаниям потерпевших. Обращает внимание на отсутствие доказательств того, что предметы, заявленные потерпевшей как похищенные, реально существовали и были похищены именно 06.09.2009 года. Далее осужденная ссылается на показания свидетелей - оперативных сотрудников 76 отдела милиции, полагая, что их показания подтверждают показания осужденных о размере похищенного. Также обращает внимание на то, что потерпевший <ФИО8> злоупотреблял спиртными напитками, пользовался услугами женщин легкого поведения, которых приводил в свою квартиру, в связи с чем нельзя утверждать, что указанные потерпевшей вещи похищены именно осужденными. Полагает, что потерпевшая оговорила осужденных из-за обиды и мести. Указывает, что в суде не были допрошены понятые, присутствовавшие при осмотре места происшествия.

В кассационной жалобе осужденный П. просит приговор суда как чрезмерно суровый изменить, переквалифицировать его действия на ст. 158 ч. 2 п.п. "а, в" УК РФ и снизить срок лишения свободы, применив ст. 64 УК РФ.

В обоснование жалобы указывает, что потерпевшая не представила документы, подтверждающие сумму ущерба, в связи с чем ее показания считает надуманными. Также указывает, что при вынесении приговора суд не учел смягчающие обстоятельства: явку с повинной, наличие малолетних детей, которые нуждаются в материальной помощи и отцовской поддержке, что является смягчающими наказание обстоятельствами, а также не учтено его состояние здоровья - наличие тяжких заболеваний (туберкулез легких, язва желудка).

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Н. просит приговор изменить, переквалифицировать его действия на ст. 158 ч. 2 УК РФ, назначить наказание с применением ст. ст. 64, 73 УК РФ и не связанное с лишением свободы.

В обоснование жалобы ссылается на то, что потерпевшая не предоставила никаких документов, подтверждающих сумму заявленного ею ущерба. Полагает, что квалификация его действий по ст. 158 ч. 3 п. "в" УК РФ основана только на показаниях потерпевшей, ничем объективно не подтвержденных. Далее осужденный анализирует показания потерпевших, считает, что показания потерпевшего <ФИО8> подтверждают показания осужденных. Считает, что показаниям потерпевшей <ФИО13>, данным в ноябре 2009 года об объеме похищенного, доверять нельзя. Обращает внимание на то, что в суде потерпевшая не могла ответить на вопрос, почему в первоначальном заявлении не указала большую часть ювелирных украшений, а также другое имущество - деньги. Осужденный считает, что потерпевшая оговорила осужденных из мести или из ревности, в связи с чем полагает, что суд необъективно отнесся к показаниям потерпевшей. Полагает, что его и других осужденных показания подтверждаются явками с повинной, сведениями, полученными в ходе обысков, а также первичными показаниями потерпевшей. Осужденный обращает внимание, что государственный обвинитель просил суд при назначении наказания Н. применить ст. 64 УК РФ, однако суд не нашел к этому оснований, считает, что судебное разбирательство велось с обвинительным уклоном. Также считает, что наличие предварительного сговора не доказано. Полагает, что факт нахождения в квартире имущества, в хищении которого осужденные не признали себя виновными, не доказан. Кроме того, просит учесть, что на иждивении его жены находятся 2 малолетних детей, близких родственников его семья не имеет. Также ссылается на ухудшение состояния его здоровья в условиях следственного изолятора, указывает, что на момент совершения преступления не судим, положительно характеризовался, имеет возможность трудоустроиться. Не согласен осужденный с иском, заявленным потерпевшей, считает иск недоказанным.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит обвинительный приговор суда законным, обоснованным и справедливым.

В кассационных жалобах осужденные К., П. и Н. фактически не оспаривают выводы суда о совершении ими кражи имущества потерпевших <ФИО8> и <ФИО13>, однако считают необоснованным вывод о совершении кражи группой лиц по предварительному сговору и в крупном размере.

Вывод суда о виновности К., П. и Н. в совершении кражи, то есть тайного хищения имущества <ФИО8> и <ФИО13>, группой лиц по предварительному сговору и в крупном размере является обоснованным, сделан на основании совокупности исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательств, которые суд признал относимыми, допустимыми, достоверными и достаточными для разрешения настоящего уголовного дела.

Так, виновность осужденных подтверждается показаниями потерпевшего <ФИО8> об обстоятельствах совершения кражи и похищенном имуществе, показаниями потерпевшей <ФИО13> о похищенном имуществе, его стоимости и обстоятельствах кражи, ставших ей известными со слов <ФИО8>, показаниями свидетелей <ФИО9> и <ФИО10> об обстоятельствах дачи явок с повинной, соответственно, П. и Н., показаниями свидетелей <ФИО12> и <ФИО14> об обстоятельствах допроса потерпевших, иными исследованными в судебном заседании и подробно приведенными в приговоре доказательствами, в том числе заявлениями потерпевших в милицию, протоколами досмотра Н. и обысков по месту жительства К., П. и Н., в ходе которых было изъято принадлежащее потерпевшим имущество.

Суд справедливо счел показания потерпевших <ФИО8> и <ФИО13>, свидетелей <ФИО9>, <ФИО10>, <ФИО12> и <ФИО14> заслуживающими доверия, поскольку показания указанных лиц последовательны, существенных противоречий не содержат, взаимно дополняют и согласуются между собой, на что обоснованно указано в приговоре суда. Оснований не доверять показаниям указанных лиц или считать, что они по каким-либо основаниям оговаривают осужденных, либо заинтересованы в исходе настоящего дела, судом не установлено, не усматривает таких оснований и судебная коллегия.

Утверждение осужденных о том, что потерпевшая <ФИО13> оговорила их из-за мести или обиды, неубедительно, объективными данными не подтверждается, оснований сомневаться в правдивости ее показаний о размере и стоимости похищенного не имеется.

Доводы осужденных о том, что они не вступали в сговор на совершение кражи, действовали каждый самостоятельно, а также о том, что у потерпевших фактически было похищено только то имущество, которое у осужденных было изъято, являлись предметом тщательной судебной проверки.

Суд справедливо счел эту версию осужденных несостоятельной, выдвинутой с целью смягчить ответственность за содеянное. Мотивы, по которым суд пришел к указанному выводу, а также анализ доказательств, подтверждающих этот вывод, подробно приведены в приговоре суда.

Судебная коллегия согласна с указанным выводом суда, поскольку показания осужденных в этой части полностью опровергаются совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств.

Так, из показаний потерпевшего <ФИО8> усматривается, что он пригласил к себе домой малознакомую ему К., которая позднее впустила в квартиру П. и Н., после распития спиртных напитков с которыми потерпевший потерял сознание, а, очнувшись, обнаружил, что из квартиры совершена кража. Также потерпевший пояснил, что при обращении с заявлением в милицию указал имущество, пропажу которого обнаружил сразу, при даче объяснений пояснил, что кроме указанного им имущества пропали золотые украшения, количество которых и стоимость может определить его жена.

Потерпевшая <ФИО13> в судебном заседании категорически настаивала на достоверности ее показаний, данных в ходе следствия в ноябре 2009 года и в судебном заседании, о количестве, характере и стоимости похищенного имущества.

Из показаний свидетеля <ФИО12> следует, что потерпевшая <ФИО13> в ходе ее допроса называла имущество, которое было похищено и его стоимость, что было занесено в протокол, при этом потерпевшая пояснила, что не полностью привела в порядок квартиру и объем похищенного, его стоимость, позднее уточнит. Свидетель <ФИО14> показал, что проводил дополнительный допрос потерпевшей, которая подробно перечислила все похищенное согласно ее списку имущество, что было отражено в протоколе.

Проанализировав показания допрошенных в судебном заседании лиц, а также иные доказательства, суд пришел к обоснованному выводу об отсутствии оснований сомневаться в достоверности показаний потерпевших как по объему похищенного, так и по его стоимости, а также по сумме похищенных денежных средств. Данный вывод является правильным, основан на тщательной проверке и анализе представленных и исследованных в судебном заседании доказательств.

То обстоятельство, что у осужденных изъята только часть похищенного, не опровергает выводов суда о виновности К., П. и Н. в хищении указанного в приговоре имущества, а лишь свидетельствует о том, что осужденные распорядились частью имущества, поскольку имели для этого достаточное время, на что обоснованно указано в приговоре суда. Данное обстоятельство подтверждается показаниями осужденного П. о реализации им части похищенного, а также показаниями осужденного Н. о том, что П. просил помочь продать похищенное.

Вывод суда о том, что К., П. и Н. состояли в преступном сговоре на хищение имущества потерпевших является правильным, сделан на основании анализа исследованных в судебном заседании доказательств, в том числе на основании показаний потерпевшего <ФИО8>, из которых усматривается, что К. впустила П. и Н. в квартиру без согласия потерпевшего, а также на основании показаний самих осужденных о том, что после того, как потерпевший уснул, они стали обыскивать квартиру, ушли все вместе из квартиры с похищенным.

С учетом полученных данных, суд пришел к обоснованному выводу о том, что осужденные действовали совместно и согласованно, их действия были направлены на достижение единой цели по завладению имуществом потерпевших. Мотивы, по которым суд пришел к указанному выводу, и основания, по которым отверг версию осужденных в этой части, подробно изложены в приговоре суда.

Доводы кассационных жалоб о том, что в судебном заседании не были допрошены понятые, присутствовавшие при осмотре места преступления, а также о том, что по делу не проведена товароведческая экспертиза, не ставят под сомнение выводы суда и не являются основанием к отмене приговора, поскольку ходатайств о допросе понятых и проведении экспертизы участниками процесса, в том числе стороной защиты, заявлено не было.

Оснований для иной, чем дана судом, оценки исследованных в судебном заседании доказательств судебная коллегия не усматривает.

Таким образом, судебная коллегия приходит к выводу о том, что судом правильно установлены фактические обстоятельства дела, на основании совокупности исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательств судом обоснованно сделан вывод о виновности К., П., Н. в совершении преступления, их действия правильно квалифицированы по ст. 158 ч. 3 п. "в" УК РФ.

При решении вопроса о виде и размере наказания, назначаемого К., П., Н., суд в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ в необходимой мере учел характер и степень общественной опасности содеянного, личности осужденных, влияние назначаемого наказания на исправление осужденных и условия жизни их семей, иные обстоятельства, влияющие на наказание, и обоснованно пришел к выводу о необходимости назначения виновным наказания в виде реального лишения свободы.

Судом обоснованно принято во внимание то, что К., П. и Н., не работали, совершили умышленное тяжкое преступление против собственности, а также то, что К. и П. - ранее судимы, в действиях К. усматривается особо опасный рецидив преступлений, а в действиях П. - опасный рецидив преступлений. Суд пришел к правильному выводу о необходимости при назначении наказания К. и П. применения положений ст. 68 ч. 2 УК РФ.

Также судом в достаточной мере учтено, что все осужденные вину частично признали, раскаялись в содеянном, часть похищенного была возвращена потерпевшим, Н. и П. положительно характеризуются по месту отбывания наказания. Как смягчающие наказание обстоятельства суд расценил то, что К. и П. подали явки с повинной, а также то, что П. имеет малолетнего ребенка, а Н. - 3 малолетних детей.

С учетом всех обстоятельств дела, данных о личности К., П. и Н., суд пришел к выводу о возможности назначения Н. минимального, а К. и П. - приближенного к минимальному наказания, предусмотренного санкцией ст. 158 ч. 3 УК РФ.

Оснований для назначения К., П. и Н. наказания с применением правил ст. ст. 64, 73 УК РФ суд обоснованно не усмотрел, не усматривает таких оснований и судебная коллегия.

Таким образом, все обстоятельства дела и данные о личности осужденных К., П. и Н., в том числе те, на которые в кассационных жалобах ссылаются осужденные, судом надлежащим образом учтены при постановлении приговора и назначении наказания.

Наличие у осужденного П. хронических заболеваний не является безусловным основанием к изменению приговора в части назначенного ему наказания; данных, свидетельствующих о невозможности по состоянию здоровья отбывания П. наказания в виде лишения свободы, не имеется.

В соответствии со ст. 29 ч. 1 п. 1 УПК РФ только суд правомочен, признав лицо виновным в совершении преступления, назначить ему наказание, соответственно, при назначении виновному наказания суд руководствуется требованиями закона и не связан мнением государственного обвинителя по вопросу о виде и размере назначаемого наказания, в связи с чем доводы осужденного Н. в этой части являются несостоятельными.

Назначенное каждому из осужденных наказание соответствует требованиям ст. ст. 6, 60 УК РФ, характеру и степени общественной опасности совершенного преступления, обстоятельствам его совершения и личности осужденных, соответственно является справедливым; оснований считать назначенное каждому из осужденных наказание чрезмерно суровым не имеется.

Анализ материалов судебного следствия позволяет судебной коллегии сделать вывод о том, что принцип состязательности судом не нарушен, каких-либо преимуществ и льгот стороне обвинения по сравнению со стороной защиты судом не предоставлялось, соответственно, доводы осужденного Н. в этой части являются необоснованными.

Как усматривается из материалов уголовного дела, гражданский иск по делу в защиту интересов потерпевших <ФИО8> и <ФИО13> заявлен прокурором <...> района <...>. Данный иск судом разрешен правильно, утверждения же осужденного Н. о недоказанности заявленного потерпевшей гражданского иска не основаны на материалах дела и являются неубедительными.

Оснований для отмены приговора, вынесенного с соблюдением требований уголовно-процессуального законодательства, а также для переквалификации действий осужденных, снижения назначенного им наказания, не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор <...> районного суда <...> от <...> в отношении К., П. и Н. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь