Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД КАБАРДИНО-БАЛКАРСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 сентября 2010 г. по делу N 33-1108/2010

 

Судья Блиева Р.С.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики в составе:

председательствующего - Макоева А.А.

судей - Пазовой Н.М., Созаевой С.А.

при секретаре Т.

с участием К.Х., М.А., В., прокурора Башиева Р.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи Пазовой Н.М.

гражданское дело по иску К.Х. к Министерству внутренних дел по КБР о признании его увольнения незаконным, восстановлении на службе и оплате вынужденного прогула

по кассационной жалобе МВД по КБР, по кассационному представлению помощника прокурора г. Нальчика Мизиевой Л.М. на решение Нальчикского городского суда от 3 августа 2010 г.,

Заслушав доклад судьи Пазовой Н.М., выслушав объяснения В., и М.А., представителей МВД по КБР по доверенностям (соответственно N 3 от 11.01.2010 г. и 06.04.2010 г.), поддержавших доводы кассационной жалобы и кассационного представления, возражения на доводы кассационной жалобы и кассационного представления К.Х., судебная коллегия

 

установила:

 

Приказом МВД по КБР N 989л/с от 23.12.2009 года инспектор дорожно-патрульной службы отдельного взвода ДПС отделения ГИБДД милиции общественной безопасности ОВД Терского района К.Х. уволен со службы по п. "м" ч. 7 ст. 19 Закона "О милиции" за совершение проступка, порочащего честь сотрудника милиции.

16 марта 2010 года К.Х. обратился в суд с иском о признании его увольнения из органов внутренних дел и приказ МВД по КБР N 989л/с от 23.12.2009 года незаконным, о восстановлении на службе в должности инспектора дорожно-патрульной службы отдельного взвода ДПС отделения ГИБДД милиции общественной безопасности ОВД Терского района с 23 декабря 2009 года и оплате времени вынужденного прогула.

В обоснование своих требований К.Х. указал, что основанием к его увольнению послужило заключение служебной проверки, представление к увольнению, аттестация, которые были проведены в связи с заявлением незнакомых ему Р. К. о том, что якобы 10.09.2009 года инспектор ДПС с номером нагрудного жетона "07-0920" вымогал у него деньги, выражался в его адрес нецензурной бранью и оскорблял. Таковых действий он не совершал. К.Х., кроме того, просил признать причины пропуска срока его обращения в суд с заявлением о восстановлении на работе уважительными и восстановить этот срок, указав, что с приказом об увольнении был ознакомлен и получил его копию только 4 марта 2010 года, а трудовая книжка ему не выдана.

Прокурор Мизиева М.М., принимавшая участие в деле, полагала иск не подлежащим удовлетворению.

Решением Нальчикского городского суда от 3 августа 2010 года постановлено:

Признать увольнение К.Х. по приказу Министерства внутренних дел по Кабардино-Балкарской Республике за N 989 л/с от 23.12.2009 года незаконным.

Восстановить К.Х. на службе в должности инспектора дорожно-патрульной службы отдельного взвода ДПС отделения ГИБДД милиции общественной безопасности ОВД Терского района с 23 декабря 2009 года.

Взыскать с Министерства внутренних дел по Кабардино-Балкарской Республике в пользу К.Х. за время вынужденного прогула 44750 (Сорок четыре тысячи семьсот пятьдесят) рублей 46 копеек.

Взыскать с Министерства внутренних дел по КБР в доход государства госпошлину в размере 1542 рублей 51 коп.

Решением суда в части восстановления К.Х. на работе и взыскании заработной платы в течение 3-х месяцев подлежит немедленному исполнению.

В кассационной жалобе МВД по КБР ставится вопрос об отмене решения Нальчикского городского суда от 3 августа 2010 года и принятии нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований К.Х.

В жалобе указывается следующее.

18 сентября 2009 года в Отдел собственной безопасности МВД по Кабардино-Балкарской Республике поступило заявление гр-на Р. о неправомерных действиях инспектора ДПС с нагрудным знаком N 07-0920 на основании, которого была назначена служебная проверка.

Будучи опрошенным гр. Р. пояснил, что 10 сентября 2009 года примерно в 14-15 часов, он вместе со своим знакомым Э. на принадлежащем ему автомобиле "Мазда-6" следовал из г. Нальчик в Чеченскую Республику. На объездной дороге г. Терека их остановил инспектор ДПС и потребовал документ в связи с нарушением Р. Правил дорожного движения, а именно превышение допустимой скорости движения. При этом инспектор, не уточнив, с какой скоростью он ехал и насколько превысил допустимую скорость, забрал документы и направился к патрульной автомашине. При обращении к нему с требованием возвратить документы на автомашину, либо составить протокол об административном правонарушении, инспектор ДПС, бросив документы на землю, выразился в его адрес нецензурной бранью. На просьбу гр-на Р. представиться, инспектор ДПС, в очередной раз выразился в его адрес нецензурной бранью. Впоследствии во время проведения служебной проверки по рапорту гр-на Р. выяснилось, что инспектор ДПС с нагрудным знаком N 07-0920 - это сотрудник отдела внутренних дел по Терскому району К.Х.

Те же самые показания при проведении служебной проверки дал пассажир гр-на Р. - Э.

Суд первой инстанции, давая оценку показаниям граждан Р. и Э. в судебном заседании, указывая на неточности, не учел первоначальные показания, данные ими при проведении служебной проверки в сентябре 2009 года, где точно были указаны и приметы К.Х., и его специальное звание, и номер нагрудного знака.

Не состоятельна ссылка суда и на постановление прокуратуры об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении К.Х. в связи с тем, что суд, рассматривая трудовой спор, не вправе ссылаться на постановление следователя, как на доказательство, имеющее решающее значение. Наоборот, суд сам в соответствии со ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации обязан оценить все доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, а таковыми являются, кроме других материалы служебной проверки и доследственные материалы. В действиях лица, в отношении которого проводится служебная проверка, может и не содержаться состава преступления, но работодатель может усмотреть проступок, порочащий честь сотрудника милиции.

Кроме того, прохождение службы в органах внутренних дел является реализацией гражданами их права на труд, поэтому при рассмотрении дел по искам сотрудников органов внутренних дел, в том числе, если последние обращаются с требованиями материального характера, подлежит применению статья 392 Трудового кодекса Российской Федерации. В данной статье сказано, что работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении - в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении, либо со дня выдачи трудовой книжки.

11 ноября 2009 года издан административный приказ МВД по КБР N 600 о представлении К.Х. к увольнению. 12 ноября 2009 г., К.Х. был приглашен в отделение кадров ОВД по Терскому району (далее Отдел), сотрудником которого он являлся, для ознакомления с приказом. От ознакомления К.Х. отказался, о чем в соответствии с п. 39 "Инструкции о порядке организации и проведения служебных проверок в органах, подразделениях и учреждениях системы Министерства внутренних дел Российской Федерации", утвержденной Приказом МВД Россия от 24 декабря 2008 г. N 1140 (далее Инструкция) был составлен акт.

В соответствии с Трудовым кодексом РФ по истечении срока предупреждения об увольнении работник имеет право прекратить работу. В последний день работы работодатель обязан выдать работнику трудовую книжку, другие документы, связанные с работой по письменному заявлению сотрудника. Письменного заявления о выдаче вышеуказанных документов от К.Х. не поступало, в связи, с чем в его адрес направлено уведомление о явке в Отдел для ознакомления с приказом об увольнении и вручения документов.

31 декабря 2009 года К.Х., прибыв в Отдел, в присутствии заместителя начальника Отдела, старшего инспектора отделения по работе с личным составом и заместителем командира отдельного взвода ДПС ОГИБДД отказался от ознакомления с приказом МВД по КБР по личному составу от 23 декабря 2009 г. N 989 о его увольнении, о чем также был составлен соответствующий акт, однако судом не был принят во внимание тот факт, что К.Х. 31 декабря 2009 года уже было известно о его увольнении из органов внутренних дел.

Исковое заявление о восстановлении на работе в Нальчикский городской суд поступило лишь в марте 2010 года, т.е. по истечении более одного месяца, предусмотренного Трудовым кодексом РФ.

При вынесении решения, также не учтено, что на основании решения Нальчикского городского суда от 14 апреля 2010 года К.Х. был восстановлен в органах внутренних дел.

Кассационным определением Коллегии по гражданским делам Верховного Суда КБР от 26 мая 2010 года решение Нальчикского городского суда отменено и направлено на новое рассмотрение, но, несмотря на это, приказ о восстановлении К.Х. не отменялся, т.е. все это время он находился в распоряжении кадров МВД по КБР и получал заработную плату в полном объеме, что подтверждается расходным ордером от 16 июня 2010 N 142. Несмотря на это, суд первой инстанции взыскал с МВД по КБР в пользу К.Х. 44750 руб. за время вынужденного прогула.

В кассационном представлении помощник прокурора г. Нальчика Мизиевой Л.М. ставится вопрос об отмене решения Нальчикского городского суда от 3 августа 2010 года и направлении дела на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

В представлении указывается следующее.

В ходе судебного разбирательства опрошенный в качестве свидетеля гр. Б. пояснил суду, что 10 сентября 2009 года примерно в 14-15 часов, он вместе со своим знакомым Э. на принадлежащем ему автомобиле "Мазда-6" следовал из г. Нальчик в Чеченскую Республику. На объездной дороге г. Терека их остановил инспектор ДПС и потребовал документ в связи с нарушением Р. Правил дорожного движения, а именно превышение допустимой скорости движения. При этом инспектор не уточнив, ни с какой скоростью он ехал, ни насколько превысил допустимую скорость, забрал документы и направился к патрульной автомашине. При его обращении к инспектору ДПС о возвращении документов на автомашину или составлении протокола об административном правонарушении, инспектор ДПС, бросив документы на землю, выразился в его адрес нецензурной бранью. На просьбу гр-на Р. представиться, инспектор ДПС, в очередной раз, выразился в его адрес нецензурной бранью. Впоследствии, во время проведения служебной проверки по рапорту гр-на Р. выяснилось, что инспектор ДПС с нагрудным знаком N 07-0920 - это сотрудник отдела внутренних дел по Терскому району К.Х.

Кроме того, суд рассматривая трудовой спор, не вправе ссылаться на постановление прокуратуры об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении К.Х. как на доказательство, имеющее значение. Наоборот, суд сам в соответствии со ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации обязан оценить все доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, а таковыми являются, кроме других материалы служебной проверки и доследственные материалы. В действиях лица, в отношении которого проводится служебная проверка, может и не содержаться состава преступления, но работодатель может усмотреть проступок, порочащий честь сотрудника милиции.

В возражении на кассационное представление и кассационную жалобу К.Х. просит решение Нальчикского городского суда от 3 августа 2010 года оставить без изменения, а кассационное представление и кассационную жалобу - оставить без удовлетворения.

В возражении указывается, что по существу все доводы, авторов кассационного представления и кассационной жалобы, которые являются основаниями для отмены решения, были проверены в ходе судебного заседания и суд дал им надлежащую оценку, которая не совпадает с оценкой, которую дали им авторы кассационного представления и кассационной жалобы. Суд сделал свой вывод, исследовав все обстоятельства и дал оценку представленным доказательствам, что отражено в решении от 3 августа 2010 года, с которым он полностью согласен.

В кассационном представлении и кассационной жалобе их авторы дают доказательствам и обстоятельствам, исследованным в суде, иную оценку и выражают свое несогласие с оценкой, данной этим доказательствам в решении суда. В то же время ими не изложено ни одного обоснованного основания для отмены или изменения решения суда, предусмотренных ч. 1 ст. 362 ГПК РФ.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и кассационного представления, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с ч. 1 статьи 362 ГПК РФ, основаниями для отмены или изменения решения суда в кассационном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права и норм процессуального права.

При рассмотрении настоящего дела судом первой инстанции допущены такие нарушения.

К.Х., уволенный приказом МВД по КБР N 989 от 23.12.2009 г., с иском о восстановлении на службе в органах внутренних дел обратился 16.03.2010 года, ссылаясь на то, что увольнение произведено с нарушением установленного порядка, поскольку ни копия приказа об увольнении со службы, ни трудовая книжка с записью об увольнении со службы ему не вручались, копию приказа об увольнении получил только 4 марта 2010 года.

Министерство внутренних дел по КБР обратилось к суду с ходатайством о применении срока исковой давности, полагая, что по данному делу нет оснований для восстановления К.Х. срока для обращения в суд с иском.

Прохождение службы сотрудниками органов внутренних дел регулируется специальными законами - Законом Российской Федерации от 18 апреля 1991 года "О милиции" (далее Закон) и Положением о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, утвержденным Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 23 декабря 1992 г. N 4202-1 (с последующими изменениями) (далее Положение).

Нормы Трудового кодекса Российской Федерации применяются к правоотношениям, возникшим при прохождении службы в органах внутренних дел, лишь в случаях, если они не урегулированы специальными законами и нормативными актами.

В соответствии со ст. 392 ТК РФ, работник имеет право обратиться в суд по спорам об увольнении в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.

Согласно ст. 62 Положения сотрудник органов внутренних дел имеет право в месячный срок со дня вручения приказа об увольнении обжаловать его в суд.

В силу п. 17.12. Инструкции о порядке применения Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, утвержденной Приказом МВД РФ от 14.12.1999 г. N 1038 (далее инструкции) о предстоящем увольнении со службы сотрудники ставятся в известность уведомлением (приложение 15), вручаемым сотруднику под расписку. В случае отказа сотрудника от получения уведомления кадровым подразделением составляется об этом в установленном порядке соответствующий акт, а официальное уведомление об увольнении из органов внутренних дел направляется заказным письмом.

По смыслу указанных норм права сотрудник органов внутренних дел вправе по спорам об увольнении обратиться в суд в месячный срок, исчисляемый со дня вручения приказа об увольнении, а если приказ вручен не был - со дня выдачи трудовой книжки с записью об основаниях прекращения трудового договора либо со дня, когда он, работник, отказался от получения приказа об увольнении или трудовой книжки.

В акте от 31.12.2009 (исход. N 8680) ОВД по Терскому району об ознакомлении лейтенанта милиции К.Х. с приказом МВД по КБР N 989 от 23.12.2009 г. указывается, что ему предложен приказ об увольнении его из органов внутренних дел и обходной лист. От ознакомления с приказом об увольнении и поездки в Управление ГИБДД для получения, в том числе, трудовой книжки, так как личное дело находилось в УГИБДД МВД по КБР с 25 декабря 2009 г., отказался.

В уведомлении от 31.12.2009 г. (исход 8679) К.Х. сообщается, что приказом МВД по КБР N 989 от 23 декабря 2009 г. он уволен из органов внутренних дел по п. "м" ст. 19 Закона РФ и предлагается получить в ОВД по Терскому району свои личные документы, в том числе трудовую книжку.

Из изложенного следует, что 16 марта 2010 с иском о восстановлении на работе К.Х. обратился в суд за пределами установленного статьей 392 ТК РФ месячного срока для такого обращения.

О какой-либо уважительной причине пропуска указанного срока К.Х. не заявлял суду.

При этих обстоятельствах, выводы суда первой инстанции о том, что обращаясь в суд 16.03.2010 г., т.е. фактически от получения копии приказа об увольнении К.Х. отказался 31 декабря 2009 г., с данным иском о восстановлении на работе, К.Х. срок для такого обращения установленный ст. 392 ТК РФ не пропущен, так как о существовании оспариваемого приказа ему стало известно только 03.04.2010 года, а копия этого приказа была ему вручена под роспись 04.03.2010 года, поэтому правовых оснований для рассмотрения ходатайства истца о восстановлении процессуального срока не имеется, поскольку этот срок им не пропущен, не обоснованы, не противоречат материалам дела.

Не обоснован и вывод суда о том, что К.Х. за время вынужденного прогула полагалась заработная плата в размере 44750 руб. 46 коп.

При взыскании заработной платы суд правильно сослался на ст. 139, 394 ТК РФ, но не учел следующее. По решению Нальчикского городского суда от 14 апреля 2010 года К.Х. был восстановлен на работе. Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда КБР от 26 мая 2010 года решение Нальчикского городского суда отменено и дело направлено на новое рассмотрение. Приказ о восстановлении К.Х. на работе не был отменен, т.е. все это время находясь в распоряжении МВД по КБР, он получал заработную плату в полном объеме, что подтверждается расходным ордером от 16 июня 2010 года N 142.

Также необоснован вывод суда о незаконности приказа по МВД КБР от 23 декабря 2009 года N 989 об увольнении К.Х.

Суд первой инстанции мотивировал такой вывод следующим образом. Заключение отдела собственной безопасности МВД по КБР по заявлениям Р. и К. по которому признаны подтвердившимися изложенные в них сведения о неправомерных действиях К.Х. в отношении них, выразившихся в нетактичном и грубом обращении с участниками дорожного движения, вымогательстве и незаконном получении с них денег, строится на том, что внешность К.Х. наиболее соответствует изложенным К. описаниям инспектора ДПС, вымогавшего у него деньги в сумме 1000 рублей из членов экипажа, патрулировавших на автомашине ВАЗ 2109 N <...>.

При аттестации К.Х. от 01.12.2009 г. дается правовая оценка обстоятельствам, имевшим место 10.09.2009 г., когда К.Х. взял у К. деньги в сумме 500 рублей.

В представлении к увольнению из органов внутренних дел по пункту "м" ст. 19 Закона РФ "О милиции" (л.д. 16, 46) также ссылаются на этот инцидент, имевший место между К.Х. и К.

Между тем, эти выводы основываются на показаниях К., который К.Х. узнает, по внешности только с долей вероятности, а номер жетона и номер машины, которые косвенно подтверждают, что во время патрулирования, на объездной дороге в г. Терек, именно К.Х. нетактично, грубо обращался с участниками дорожного движения, вымогал денежные средства у К., и незаконно получил денежные средства от него, подтверждает с абсолютной точностью. При этом указывает, что ростом К.Х. около 170 см, худощавого телосложения, темноволосый, с сильным акцентом, на автомашине 21014 с государственным номером <...>, затем он меняет свои показания, данные в объяснении, указывая, что инспектор помимо указанных признаков обладает писклявым голосом и что он перепутал данную им информацию, т.к. в первый раз давал объяснение ночью, только проснувшись, а марка автомашины была ВАЗ-2109 с государственным номером <...>. Однако во время судебного заседания установлено, что К.Х. выше среднего роста, среднего телосложения, со светлыми волосами и голос у него не писклявый, все это дает суду основание критически относиться к показаниям К., данным во время служебного расследования и зафиксированных в материалах проверки N 341, считая, что номер машины, номер жетона и внешность К.Х. с "темными волосами", он запомнил при каких-то других обстоятельствах и что внешность К.Х. он описывал не с натуры.

По указанным в заявлении Р. и К. фактам о неправомерных действиях сотрудников ДПС ОГИБДД ОВД по Терскому району КБР до проведения служебной проверки, СО следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по КБР в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законом проводилась проверка, по результатам которой были вынесены постановления об отказе в возбуждении уголовного дела от 01.10.2009 г. и 08.10.2009 г., в которых, указанные факты, не нашли должного и объективного подтверждения (л.д. 19 - 27).

Постановлениями следователя от 01.10.2008 г. от 08.10.2009 г. в отношении К.Х. и других сотрудников ДПС ОГИБДД ОВД по Терскому району КБР было отказано в возбуждении уголовного дела за отсутствием в их действиях состава преступления.

Выводы служебной проверки в отношении К.Х. противоречат принятому следственными органами решению, согласно которых виновность его в совершении правонарушения в установленном законом порядке не доказана.

Кроме того, Р. и его пассажир Э. давали суду противоречивые показания по поводу места нахождения инспекторов во время оспариваемых событий.

В процессе проведения служебного расследования и рассмотрения материалов проверки не были устранены имевшие место противоречия в показаниях К.Х., Г., Х. и Б. и Э., в связи чем, в основу аттестации К.Х. от 01.12.2009 г., представления к увольнению из органов внутренних дел по пункту "м" ст. 19 Закона РФ "О милиции", указанные Р. обстоятельства не легли, поэтому при издании приказа об увольнении К.Х. обосновывают его увольнение выводами, сделанными по результатам служебной проверки по заявлению К., отраженным в заключении служебной проверки и аттестации К.Х.

Несмотря на не устраненные противоречия в показаниях К.Х., Г., Х. и фактах, изложенных в заявлениях Р. и К., который практически не узнал К.Х., в процессе служебной проверки, по результатом которой 11.11.2009 г. старшим оперуполномоченным по ОВД ОСБ МВД по КБР майором милиции М. было составлено заключение. На основании данного заключения было принято решение об увольнении К.Х. из органов внутренних дел по п. "м" ст. 19 (за совершение проступка, порочащего сотрудника милиции) Закона РФ "О милиции", оформленное в представлении к увольнению из органов внутренних дел от 21.12.2009 г.

На основании указанного представления от 21.12.2009 г. 23 декабря 2009 г. был издан приказ N 989 л/с об увольнении К.Х.

Суд первой инстанции, давая оценку показаниям Р. и Э. в судебном заседании, указывая на различные в них неточности, не учел первоначальных показаний, данные ими при проведении служебной проверки в сентябре 2009 года, сразу после оспариваемых событий, когда были указаны индивидуальные признаки - приметы К.Х. и его специальное звание, и номер его нагрудного знака.

Так, в отдел собственной безопасности МВД по КБР 18.09.2009 года поступило заявление Р., жителя Чеченской Республики о неправомерных действиях инспектора ДПС с нагрудным знаком N 07-0920 на основании которого была назначена служебная проверка.

Б. будучи опрошенным пояснил, что 10.09.2009 года около 14-15 часов, с пассажиром Э., он на принадлежащем ему и управляемым им автомобиле "Мазда-6" следовал из г. Нальчика в Чеченскую Республику. На объездной дороге г. Терека их остановил инспектор ДПС и потребовал документ, ссылаясь на то, что им, Р. нарушены Правила дорожного движения, выразившиеся в превышении допустимой скорости движения. При этом инспектор, не обозначив с какой скоростью он ехал, насколько превысил допустимую скорость движения, забрал его документы и направился к патрульной автомашине. На его обращение к инспектору ДПС с требованием либо возвратить документы на автомашину, либо составить протокола об административном правонарушении, инспектор ДПС, бросив документы на землю, выразился в его адрес нецензурной бранью. На просьбу Р. представиться, инспектор ДПС в очередной раз выразился в его адрес нецензурной бранью. Впоследствии, во время проведения служебной проверки по рапорту Р. выяснилось, что инспектор ДПС с нагрудным знаком N 07-0920 - это сотрудник отдела внутренних дел по Терскому району К.Х.

Такие же показания при проведении служебной проверки дал и Э., находившийся в автомашине Р.

В судебном заседании Р. подтвердил, что 10 сентября 2009 года около 14-15 часов его, Р., следовавшего на управляемой им его автомашине с пассажиром Э. возле населенного пункта Терек, остановил К.Х., со ссылкой на превышение им скорости, забрал документы. Вымогая деньги, документы не отдавал минут 20, сквернословил. Поскольку инспектор себя не назвал, записал его номер нагрудного знака и номер автомашины.

Такие же показания дал суду и свидетель Э.

При этих обстоятельствах, суд необоснованно отдал предпочтение, не мотивируя это, в нарушение требований ст. 198 ГПК РФ, показаниям свидетелей Г. и Х. инспекторов ДПС ОГИБДД ОВД по Терскому району, несшим службу 10 сентября 2009 года на участке N 614 автодороги, утверждавшим, что они и К.Х. в этот день несли службу в целях безопасности, втроем и не могли не видеть, если бы К.Х. совершил какие-либо противоправные действия. Никто из них не останавливал автомашину "Мазда-6" потому что такая машина в этот день не проезжала на участке дороги, где они несли службу.

Постановлением следователя Майского следственного отдела СУ следственного комитета при прокуратуре РФ по КБР от 1 октября 2009 года в возбуждении уголовного дела в отношении инспекторов ДПС ОГИБДД ОВД по Терскому району КБР, в том числе К.Х. отказано за отсутствием в их действиях составов преступлений, предусмотренных ст. 285, 286 и 290 УК РФ.

Выводы суда о том, что результаты служебной проверки в отношении К.Х. противоречат принятому следственными органами решению, согласно которому виновность его в совершении правонарушения в установленном законом порядке не доказана, ошибочны: отсутствие в действиях сотрудников милиции состава преступления судом приравнено к отсутствию дисциплинарного проступка.

В соответствии со ст. 67 ГПК РФ суд обязан оценить все доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, а таковыми являются, в том числе и материалы служебной проверки.

Суд не учел, что отсутствие состава преступления в действиях лица, в отношении которого проводится служебная проверка, не исключает права работодателя усмотреть проступок, порочащий честь сотрудника милиции.

Из установленного судом не следует, что у жителя Чеченской Республики Р. были какие-либо мотивы для обращения с жалобой на действия инспектора ДПС К.Х. которого он ранее никогда не видел, при отсутствии оснований на это, т.е. судом не установлено, что у Р. был какой-либо повод для оговора К.Х.

Суд первой инстанции необоснованно не посчитал доказанным порочащее честь сотрудника милиции поведение инспектора ДПС К.Х., который 10 сентября 2009 года с участником дорожного движения, водителем Р., вел себя ненадлежащее: остановив его, следующего на автомобиле под его управлением, не представившись, забрал его документы, не объясняя конкретную причину этого, а когда Р. потребовал либо вернуть документы, либо составить соответствующий протокол об административном правонарушении, бросил документы на землю, выразившись в адрес Р. нецензурной бранью в очередной раз.

Указанные ошибки суда первой инстанции не могут быть исправлены при рассмотрении дела в кассационном порядке, поэтому постановленное по делу решение подлежит отмене.

Допущенные судом первой инстанции нарушения повлияли на конечные выводы суда первой инстанции о правах и обязанностях сторон, поэтому судебная коллегия принимает новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований К.Х.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Нальчикского городского суда КБР от 3 августа 2010 года отменить и принять новое решение.

Отказать в удовлетворении иска К.Х. о признании его увольнения по приказу Министерства внутренних дел по КБР за N 989 л от 23 декабря 2009 года незаконным, в восстановлении К.Х. на службе в должности инспектора дорожно-патрульной службы отдельного взвода ДПС отделения ГИБДД милиции общественной безопасности отдела внутренних дел Терского района КБР с 23 декабря 2009 г. во взыскании с МВД по КБР в пользу К.Х. за время вынужденного прогула 44750 руб. 46 коп.

 

Судья КБР

Н.М.ПАЗОВА

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь