Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 сентября 2010 г. N 33-13151/2010

 

Судья: Шипилов О.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Рогачева И.А.

судей Вологдиной Т.И. и Нюхтилиной А.В.

при секретаре К.

рассмотрела в открытом судебном заседании 22 сентября 2010 года кассационную жалобу Ч. на решение Ленинского районного суда Санкт-Петербурга от 04 июня 2010 года по делу N 2-213/10 по иску Ч. к открытому акционерному обществу "У." о признании незаконным увольнения за прогул, о признании незаконным приказа, об обязании выдать трудовую книжку, о взыскании заработной платы за отработанное время, выходного пособия и процентов за задержку их выплаты, компенсации за период вынужденного прогула и компенсации морального вреда, по встречному иску ОАО "У." о признании незаконными (недействительными) условий трудового договора и соглашения о его расторжении.

Заслушав доклад судьи Рогачева И.А., объяснения представителей истца Е. и С.П., поддержавших жалобу, представителя ответчика С.Н., полагавшей, что оснований для отмены обжалуемого решения не имеется, судебная коллегия

 

установила:

 

Ч. 25.06.2009 г. по личному заявлению была принята на работу в федеральное казенное предприятие "У." на должность заместителя начальника управления с окладом в размере 40.000 рублей, что было отражено в приказе о приеме на работу, а также в заключенном с истицей письменном трудовом договоре от 25.06.2009 г. (т. 1, л.д. 30, 82, 83 - 85).

На основании приказа Министра обороны Российской Федерации от 09.07.2009 г. N 629 ФКП "У." было приватизировано путем преобразования в открытое акционерное общество "У.", устав которого был утвержден тем же приказом и которое было зарегистрировано в установленном порядке 05.08.2009 г. Этим же приказом С.М. был назначен генеральным директором ОАО "У." до первого общего собрания акционеров предприятия (т. 1, л.д. 31 - 47, 66 - 70, 120).

Приказом генерального директора ОАО "У." от 05.08.2009 г. N 1 было введено в действие с 05.08.2009 г. сводное штатное расписание предприятия на переходный период, которым был предусмотрен прежний размер оклада по должности, занимаемой истицей (т. 1, л.д. 48 - 52).

12.08.2009 г. генеральный директор ОАО "У." С.М. подписал с Ч. трудовой договор N 14/09/ОАО, в соответствии с которым последняя была принята на работу на должность заместителя генерального директора предприятия с 12.08.2009 г., ей был установлен должностной оклад в 115.000 рублей в месяц, а также предусмотрено, что при расторжении трудового договора по инициативе работника ему выплачивается выходное пособие в размере 30 должностных окладов, а при расторжении договора по инициативе предприятия работнику выплачивается выходное пособие в размере 60 должностных окладов (пункты 3.2. и 6.2. договора - т. 1, л.д. 6 - 9).

30.09.2009 г. генеральным директором предприятия С.М. и Ч. было подписано соглашение о расторжении трудового договора от 12.08.2009 г. с 09.10.2009 г. по соглашению сторон (пункт 1 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации), предусматривавшее выплату работнику выходного пособия в размере 60 должностных окладов (т. 1, л.д. 10).

Решением Совета директоров ОАО "У." от 05.10.2009 г. полномочия генерального директора предприятия С.М. были прекращены и на указанную должность назначен П. (т. 1, л.д. 62 - 63).

Приказом генерального директора ОАО "У." от 24.11.2009 г. N 99-л Ч. была уволена по основанию, предусмотренному подпунктом "а" ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ, за прогул, совершенный с 23.10.2009 г. (т. 1, л.д. 144).

Ч. 05.11.2009 г. обратилась в суд с исковым заявлением, в котором просила обязать ответчика выдать ей трудовую книжку в связи с увольнением по соглашению сторон с 09.10.2009 г., взыскать в ее пользу заработную плату за период с 01.09.2009 г. по 09.10.2009 г. в размере 161.274,79 рубля исходя из оклада в 115.000 рублей, выходное пособие в размере 6.900.000 рублей, заработную плату за период вынужденного прогула, вызванного задержкой выдачи трудовой книжки, и проценты за задержку выплат, причитавшихся истице при увольнении, а также денежную компенсацию морального вреда в сумме 100.000 рублей.

В процессе рассмотрения дела Ч. заявила дополнительные требования (т. 2. л.д. 5 - 7) о признании незаконным ее увольнения за прогул, произведенного приказом от 24.11.2009 г., и об отмене этого приказа, а также о признании незаконным и об отмене изданного генеральным директором ОАО "У." 06.10.2009 г. приказа N 101, которым был отменен приказ генерального директора N 39 от 31.08.2009 г. о введении в действие нового штатного расписания (т. 1, л.д. 56).

Ответчиком было заявлено встречное требование о признании трудового договора N 14/09/ОАО от 12.08.2009 г. и соглашения о его расторжении от 30.09.2009 г. недействительными, не соответствующими закону и подложными документами (т. 1, л.д. 71 - 74, 136 - 137).

Решением Ленинского районного суда Санкт-Петербурга от 04.06.10 г. частично удовлетворены встречные требования ОАО "У.": трудовой договор от 12.08.2009 г. в части, касающейся размера заработной платы, а также порядка и размера выплаты выходного пособия, признан заключенным с нарушением требований и порядка, предусмотренных трудовым законодательством; соглашение о расторжении трудового договора от 30.09.2009 г. признано недействительным в части, касающейся порядка и размера выплаты выходного пособия.

Исковые требования Ч. удовлетворены частично: признан незаконным приказ от 24.11.2009 г. о ее увольнении за прогул, постановлено взыскать с ответчика в ее пользу суммы не выплаченной при увольнении заработной платы и компенсации за неиспользованный отпуск в общем размере 12.805 рублей 57 копеек, а также проценты за задержку выплаты указанных сумм по день их фактической выплаты, размер которых на момент вынесения решения судом составляет 675,94 рубля, и денежную компенсацию морального вреда в сумме 5.000 рублей.

В остальной части требования Ч. оставлены без удовлетворения.

В кассационной жалобе представитель истца просит отменить решение суда первой инстанции как необоснованное и не соответствующее нормам материального и процессуального права и принять новое об удовлетворении исковых требований в полном объеме.

Ответчиком правильность вынесенного по делу решения не оспаривается.

Изучив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Разрешая спор об увольнении, суд первой инстанции правильно признал, что С.М., оставаясь генеральным директором ОАО "У." на 30.09.2009 г., вправе был в этот день заключить с Ч. соглашение о прекращении трудового договора по основанию, предусмотренному пунктом 1 части 1 ст. 77 и ст. 78 Трудового кодекса Российской Федерации, а истица, со своей стороны, заключив указанное соглашение, совершила также действия, направленные на фактическое прекращение трудовых отношений, т.е. перестала выходить на работу после 09.10.2009 г., в связи с чем у работодателя не имелось оснований для издания приказа о ее увольнении за прогул 24.11.2009 г., который, таким образом, является незаконным.

Эти выводы согласуются и с фактом передачи Ч. 09.10.2009 г. заявления на имя генерального директора ОАО "У." о производстве с нею расчета (т. 1, л.д. 11).

Судом также правильно обращено внимание на несоответствие изданного ответчиком приказа об увольнении требованиям закона, касающимся процедуры применения дисциплинарных взысканий, к числу которых относится увольнение за прогул (ст. ст. 192 и 193 ТК РФ).

Ответчик выводы суда в указанной части не оспаривает.

Вместе с тем, указывая на отсутствие со стороны Ч. требований об изменении формулировки основания и даты увольнения, суд не учел, что требование истицы об обязании ответчика выдать ей трудовую книжку по существу предполагает обязанность ответчика оформить надлежащим образом прекращение трудовых отношений, т.е. произвести в трудовой книжке запись об увольнении по тому или иному основанию.

В свою очередь, отказывая в удовлетворении указанного требования истицы по тем мотивам, что при приеме на работу трудовая книжка ею ответчику не передавалась, о чем суд сделал вывод на основе оценки имеющихся в деле доказательств, с которой судебная коллегия считает возможным согласиться, суд не принял во внимание, что отсутствие трудовой книжки в данном случае не исключает обязанность работодателя разрешить вопрос о надлежащем оформлении увольнения.

Так, согласно ч. 5 ст. 65 ТК РФ в случае отсутствия у лица, поступающего на работу, трудовой книжки в связи с ее утратой, повреждением или по иной причине работодатель обязан по письменному заявлению этого лица (с указанием причины отсутствия трудовой книжки) оформить новую трудовую книжку.

В силу ч. 3 ст. 66 Кодекса работодатель (за исключением работодателей - физических лиц, не являющихся индивидуальными предпринимателями) ведет трудовые книжки на каждого работника, проработавшего у него свыше пяти дней, в случае, когда работа у данного работодателя является для работника основной.

Согласно ч. 4 ст. 84.1 Кодекса в день прекращения трудового договора работодатель обязан выдать работнику трудовую книжку и произвести с ним расчет.

Приведенные положения закона во взаимосвязи с нормой ч. 6 той же статьи о порядке действий работодателя в случае, когда в день прекращения трудового договора выдать трудовую книжку работнику невозможно, указывают на то, что отсутствие у работодателя трудовой книжки работника, а также письменного заявления последнего об оформлении новой трудовой книжки, поданного в порядке ч. 5 ст. 65, не исключает обязанности работодателя уведомить работника об этих обстоятельствах и предложить ему разрешить в установленном порядке вопрос о предъявлении трудовой книжки для внесения в нее записи об увольнении либо об оформлении новой трудовой книжки.

В связи с этим для правильного разрешения спора в указанной части суду следовало уточнить, настаивает ли она на выдаче ей новой трудовой книжки с записями о ее работе у ответчика в случае, если трудовая книжка у него отсутствует.

В зависимости от оценки обстоятельств, связанных с невыдачей трудовой книжки истице, а также того, повлекло ли это для нее лишение возможности трудиться (ст. 234 ТК РФ), подлежало разрешению и требование Ч. о взыскании с ответчика компенсации за задержку выдачи трудовой книжки.

Решение суда в части признания недействительными отдельных условий трудового договора и соглашения о прекращении трудового договора вынесено без учета особенностей трудовых отношений, из которых возник настоящий спор.

В отличие от гражданского законодательства в трудовом законодательстве отсутствует понятие недействительности трудового договора. Это обусловлено тем, что трудовые договоры, по сути, представляют особый вид договоров, объект которых - выполнение трудовой функции (работы по определенной специальности, квалификации или в должности) с подчинением правилам внутреннего трудового распорядка.

Трудовое право имеет свой предмет и метод регулирования общественных отношений, отличные от предмета и метода гражданского права. Именно в силу их специфики, а также с учетом невозможности возвращения сторон в первоначальное положение после исполнения условий трудового договора полностью или частично, в трудовом законодательстве отсутствуют нормы о недействительности трудового договора.

Статья 9 Трудового кодекса РФ устанавливает, что трудовые договоры не могут содержать условий, снижающих уровень прав и гарантий работников, установленный трудовым законодательством. Если такие условия включены в трудовой договор, то они не могут применяться.

Таким образом, трудовое законодательство не содержит механизма признания трудового договора недействительным. В нем нет аналога ст. 168 Гражданского кодекса РФ.

При этом регулирование трудовых отношений с помощью прямого или по аналогии закона применения норм гражданского законодательства, являющегося самостоятельной отраслью законодательства, противоречит статье 5 Трудового кодекса РФ и не предусмотрено статьей 2 Гражданского кодекса РФ.

Поэтому признание трудового договора или его отдельных условий недействительными в судебном порядке исключается.

Из приведенных выше положений закона вытекает лишь возможность неприменения при разрешении трудовых споров тех или иных условий трудового договора в случае их противоречия закону или иных нарушений, допущенных при заключении, в том числе злоупотреблений сторон договора, противоречащих общеправовому принципу недопустимости злоупотребления правом.

Встречные требования ответчика по существу сводились лишь к возражениям против применения для разрешения спора условий трудового договора от 12.08.09 г. и соглашения о прекращении договора от 30.09.09 г., однако удовлетворение этих требований в качестве самостоятельного иска исключалось.

В свою очередь, с выводами суда первой инстанции, касающимися несоответствия закону условий трудового договора о размере заработной платы Ч., а в связи с этим - и с выводами о размере имеющейся у ответчика задолженности по заработной плате и компенсации за неиспользованный отпуск согласиться нельзя.

Ссылка суда на то, что предусмотренное трудовым договором от 12.08.2009 г. повышение размера заработной платы предполагало изменение существенных условий трудового договора от 25.06.2009 г., которое в силу положений ст. 74 ТК РФ (в решении ошибочно приведена ссылка на ст. 73 Кодекса в недействующей редакции) могло иметь место только в связи с изменением организационных или технологических условий труда, которое в данном случае отсутствовало, является несостоятельной.

В кассационной жалобе правильно указывается на то, что вышеназванные правовые нормы относятся к возможности изменения существенных условий договора в одностороннем порядке по инициативе работодателя, а не изменения по соглашению сторон договора, возможность которого предусмотрена ст. 72 ТК РФ, в том числе изменения, связанного с повышением заработной платы работника.

Поэтому для правильного разрешения спора в указанной части имело значение то, обладал ли руководитель предприятия необходимыми полномочиями для определения размера оплаты труда работника, а также не имеется ли признаков подложности договора от 12.08.2009 г.

Однако эти обстоятельства исследованы судом не в полном объеме, а имеющиеся в деле доказательства надлежащим образом не оценены.

Так, в кассационной жалобе правильно указывается, что материалы дела и положения действующего законодательства не свидетельствуют о каком-либо ограничении полномочий генерального директора предприятия в сфере определения его штатной структуры и численности, а также размера оплаты труда работников.

Копия устава ОАО "У." к делу не приобщена, его содержание судом не исследовалось.

Оснований для вывода о том, что установленный договором от 12.08.2009 г. размер заработной платы Ч. превышал фонд оплаты труда предприятия, материалы дела не дают.

Что касается указания суда на факт заключения трудового договора от 12.08.2010 г. при отсутствии соответствующего штатного расписания предприятия, то это обстоятельство само по себе не дает оснований для вывода о незаконности повышения заработной платы, поскольку утверждение штатного расписания является функцией работодателя и не находится в сфере контроля работника.

В свою очередь, доводы ответчика о том, что договор от 12.08.2009 г. является подложным, отсутствует в делах предприятия, не был зарегистрирован и не передан для исполнения в кадровое подразделение и в бухгалтерию ОАО "Л.", вступают в противоречие с приобщенной к материалам дела справкой о заработной плате Ч., из которой усматривается, что в августе 2009 г. ей была начислена зарплата за 3 дня, отработанных в должности заместителя начальника ФКП "У." исходя из оклада в 40.000 рублей, а за 18 рабочих дней в должности заместителя генерального директора ОАО "У." была начислена зарплата в сумме 98.571,43 рубля за 18 рабочих дней, т.е. начисление было произведено из оклада в 115.000 рублей (т. 1, л.д. 123 - 124).

Вместе с тем ответчиком была представлена суду копия приказа от 18.08.2009 г. N 140-к, содержащего подписи С.М. и Ч., предусматривавшего перевод последней с должности заместителя начальника на должность заместителя генерального директора в связи с акционированием предприятия (т. 1, л.д. 221).

В приказе имеется ссылка на изменение к трудовому договору от 25.06.2009 г., а в графе "тарифная ставка (оклад)" содержится указание "согласно трудовому договору от 05.08.2009 г.", однако указанные соглашения суду представлены не были.

При этом, исходя из положений ст. 75 ТК РФ о трудовых отношениях при смене собственника имущества организации, изменении подведомственности организации, ее реорганизации, в данном случае в связи с акционированием ФКП "У." не исключалось как оформление с его работниками новых трудовых договоров, так и внесение дополнений в ранее действовавшие.

Указанным обстоятельствам суд первой инстанции не дал оценки, вопрос о необходимости представления дополнительных доказательств перед сторонами не ставил.

Из материалов дела также усматривается, что 31.08.2009 г. генеральным директором предприятия был издан приказ N 39, которым введены в действие структурная и штатная численность с 01.09.2009 г. (т. 1, л.д. 64).

Указанное штатное расписание в материалах дела отсутствует.

06.10.2009 г. генеральным директором ОАО "У." был издан приказ N 101 об отмене приказа N 39 от 31.08.2009 г. со ссылкой на нарушение ст. 71 Федерального закона от 26.12.1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" и п.п. 9 ст. 14.2 устава ОАО "У." (т. 1, л.д. 56).

Вместе с тем в приказе не отражено, в чем именно состоит противоречие отмененного приказа положениям ФЗ "Об акционерных обществах".

Учитывая, что, как указано выше, устав ОАО "У." к материалам дела также не приобщен, выводы суда, касающиеся оценки законности приказа от 06.10.2009 г., и возможности его учета при определении условий труда Ч. в период, предшествовавший его изданию, нельзя признать обоснованными.

В связи с этим у суда не имелось достаточных оснований для определения размера причитающейся Ч. заработной платы за сентябрь - октябрь 2009 г. и компенсации за неиспользованный отпуск исходя из оклада в 40.000 рублей.

Поскольку объем нарушений трудовых прав Ч. с учетом изложенного выше определен не полностью, решение подлежит отмене также в части взыскания с ответчика денежной компенсации морального вреда.

С учетом изложенного решение суда в указанной части подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение, поскольку допущенные недостатки не могут быть устранены при рассмотрении дела в кассационном порядке.

Судебная коллегия считает необходимым также обратить внимание на то, что, предусматривая взыскание в пользу истицы процентов за задержку причитающихся ей выплат при увольнении по день фактической выплаты, суд должен был указать в резолютивной части решения порядок определения этих процентов, т.е. процентную ставку и дату начала периода начисления процентов, без чего будет затруднено исполнение решения в этой части.

Вместе с тем, рассматривая требование Ч. о взыскании в ее пользу суммы выходного пособия в размере 60 должностных окладов, предусмотренного соглашением о прекращении трудового договора от 30.09.2009 г., и связанных с этим встречных требований ответчика об оспаривании условий указанного соглашения, суд сделал по существу правильный вывод об отсутствии законных оснований для этой выплаты ввиду установления факта злоупотребления правом со стороны Ч. и С.М. при заключении соглашения.

Судебная коллегия согласна с этим выводом, несмотря на то, что отдельные суждения, на которых он основан, нельзя признать соответствующими нормам материального права.

В кассационной жалобе правильно указывается, что ст. 178 ТК РФ, в противоречии с выводами суда, не содержит исчерпывающего перечня случаев выплаты работнику выходного пособия при увольнении, а согласно ее части 4 трудовым договором или коллективным договором могут предусматриваться другие случаи выплаты выходных пособий, а также устанавливаться повышенные размеры выходных пособий.

Вместе с тем судом правильно обращено внимание на то, что условиями трудового договора от 12.08.2009 г. предусматривалась выплата работнику выходного пособия лишь при прекращении трудового договора по инициативе работника или работодателя, а соглашение о прекращении трудового договора было подписано С.М. и Ч. в то время, когда они в силу своего должностного положения не могли не знать о предстоящем рассмотрении вопроса о смене руководства ОАО "У.".

Эти обстоятельства указывают на то, что условие о выплате выходного пособия было установлено сторонами соглашения без учета имущественных интересов предприятия, а исключительно с целью предоставления истице возможности обогатиться за его счет.

Учитывая непродолжительный период работы Ч. на предприятии ответчика (три месяца), а также отсутствие каких-либо обстоятельств, которые исключали бы возможность продолжения ее работы, следует согласиться и с выводом суда первой инстанции о том, что предусмотренная соглашением выплата фактически не имеет компенсационного характера, что противоречит смыслу положений главы 27 ТК РФ.

Более того, содержание трудового договора от 12.08.2009 г., в силу которого работнику предоставлялось право на получение выходного пособия в размере 60 окладов при увольнении по инициативе работодателя независимо от того, имело ли место виновное поведение работника, также указывает на злоупотребление, допущенное сторонами при определении условий договора.

При таком положении требование Ч. о взыскании выходного пособия правильно отклонено судом, а соответствующие доводы кассационной жалобы не могут быть приняты во внимание.

Руководствуясь ст. 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Ленинского районного суда Санкт-Петербурга от 04 июня 2010 года по настоящему делу в части признания незаконным приказа генерального директора открытого акционерного общества "У." от 24 ноября 2009 года N 99-Л об увольнении Ч. на основании подпункта "а" пункта 6 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации, а также в части отказа в удовлетворении требования Ч. о взыскании суммы выходного пособия при увольнении - оставить без изменения, кассационную жалобу Ч. в соответствующей части - без удовлетворения.

В остальной части решение отменить.

В удовлетворении встречных требований открытого акционерного общества "У." о признании незаконными (недействительными) условий трудового договора и соглашения о прекращении трудового договора - отказать.

В части требований Ч. об обязании открытого акционерного общества "У." выдать трудовую книжку, о взыскании заработной платы за отработанное время, компенсации за неиспользованный отпуск, процентов за задержку причитающихся выплат, компенсации за задержку выдачи трудовой книжки, а также о компенсации морального вреда дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь