Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 23 сентября 2010 г. N 22-5202/119

 

Судья Гнездилова И.Я. Дело N 1-13/10

Судебная коллегия по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего Земцовской Т.Ю.

судей Ветровой М.П. и Весниной Н.А.

при секретаре К.,

рассмотрела в судебном заседании 23 сентября 2010 года кассационную жалобу осужденного В. и в его защиту адвоката Бзарова К.Б. на приговор Кировского районного суда Санкт-Петербурга от 29 марта 2010 года, которым

В.,

<...>, судимый: 1. 09.02.2005 года по ст. ст. 162 ч. 2, 162 ч. 2, 162 ч. 2, 162 ч. 2, 162 ч. 2, 162 ч. 2, 162 ч. 2 УК РФ, по совокупности преступлений, с применением ст. 69 ч. 3 УК РФ к лишению свободы сроком на 6 лет без штрафа; 2 05.03.2005 года по ст. ст. 30 ч. 3 - 158 ч. 3 УК РФ, по совокупности преступлений, с применением ст. 69 ч. 5 УК РФ, к лишению свободы сроком на 6 лет 3 месяца без штрафа; постановлением суда от 09.09.2008 года освобожден 19.09.2008 года условно-досрочно на 2 года 3 месяца 22 дня;

осужден по ст. 162 ч. 2 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 21.07.2004 года) за преступление от 10.02.2009 года к лишению свободы сроком на 6 лет без штрафа, по ст. 162 ч. 2 УК РФ (в той же редакции) за преступление от 12.02.2009 года к лишению свободы сроком на 6 лет без штрафа, по ст. 162 ч. 2 УК РФ (в той же редакции) за преступление от 19.02.2009 года к лишению свободы сроком на 6 лет без штрафа. В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности совершенных преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 7 лет без штрафа. На основании ст. 79 ч. 7 УК РФ отменено условно-досрочное освобождение по приговору от 05.03.2005 года. В соответствии со ст. 70 УК РФ, по совокупности приговоров, присоединено частично наказание, не отбытое по приговору суда от 05.03.2005 года, и окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 8 лет без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Взыскано с В. в пользу потерпевшей Г. в возмещение материального ущерба 13400 рублей.

Заслушав доклад судьи Земцовской Т.Ю., объяснения осужденного В. и в его защиту адвоката Бзарова К.Б., поддержавших кассационные жалобы, мнение прокурора Куликовой С.И., возражавшей против их удовлетворения и полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

В. признан виновным в разбое, то есть нападении в целях хищения чужого имущества, с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, совершенном 10 февраля 2009 года около 11 часов 15 минут в цветочном павильоне по адресу: <...>, в отношении К.

Он же признан виновным в разбоях, то есть нападениях в целях хищения чужого имущества, с угрозой применения насилия, опасного для жизни или здоровья, с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, совершенных: 12 февраля 2009 года около 15 часов 15 минут в <...> в отношении Г.; 19 февраля 2009 года около 15 часов 30 минут в <...> в отношении С.

В кассационной жалобе адвокат Бзаров К.Б. в защиту осужденного В. просит приговор отменить, как незаконный и необоснованный, уголовное дело направить на новое судебное разбирательство. По мнению адвоката, в нарушение уголовно-процессуального закона в отсутствие потерпевшей К., без ее согласия были оглашены и исследованы доказательства по делу. Указывает, что показания потерпевшей Г. в судебном заседании существенно отличаются от ее показаний на предварительном следствии. Полагает, что суд необоснованно признал достоверными доказательствами протоколы опознаний, во время проведения которых осужденный находился в состоянии наркотического опьянения. По мнению адвоката, суд не учел, что амбулаторная психолого-психиатрическая экспертиза проведена с нарушениями УПК РФ, а ходатайство о проведении повторной экспертизы было оставлено без удовлетворения.

В кассационной жалобе осужденный В. просит приговор отменить, уголовное дело направить на новое судебное разбирательство, приводит аналогичные доводы. Кроме того, указывает, что судом не устранены противоречия в доказательствах и сомнения в его виновности. По мнению осужденного, в протоколе принятия устного заявления К. и телефонограмме не указан документ, удостоверяющий ее личность; отсутствуют данные паспорта в протоколе ее допроса и ее подпись; не имеется ее согласия на проведение судебно-медицинской экспертизы; в материалах уголовного дела отсутствует карточка травматика, которую исследовал судебно-медицинский эксперт; протоколы его опознания потерпевшими К. и Г. составлены с нарушением ст. 166 УПК РФ, а протокол допроса потерпевшей Г. - с нарушениями ст. 190 УПК РФ. Полагает, что судом не проверены и не учтены его показания о том, что перед личным досмотром сотрудник милиции заставил его положить себе в карман нож. Указывает, что суд положил в основу приговора недопустимые доказательства - протокол личного досмотра и нож, поскольку отсутствует постановление о передаче материалов ОРД следователю. По мнению осужденного, описание ножа в протоколе личного досмотра отличается от него. Полагает, что при проведении опознания был нарушен уголовно-процессуальный закон, поскольку статисты отличались от него, опознание проводилось в ночное время, он находился в состоянии наркотического опьянения. Указывает на нарушения УПК РФ, допущенные при его задержании, при ознакомлении с материалами оконченного предварительного расследования, при составлении обвинительного заключения, при ознакомлении с материалами судебного следствия, при допросе свидетелей и потерпевших в судебном заседании.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель прокуратуры Кировского района Санкт-Петербурга С. просит приговор оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, и обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит приговор, как обвинительный, законным, обоснованным и справедливым, но подлежащим изменению в части квалификации содеянного.

Вина В. в совершении преступлений правильно установлена тщательно исследованными в судебном заседании и подробно приведенными в приговоре доказательствами, которые суд обоснованно признал достоверными, допустимыми и относимыми, а в совокупности - достаточными для установления вины.

Доводы осужденного о том, что он преступлений не совершал, проверялись судом 1-й инстанции и обоснованно признаны несостоятельными, поскольку противоречат материалам дела.

Потерпевшие К. и Г. пояснили, что ранее не знакомый им В. напал на них 10 и 12 февраля 2009 года, соответственно, используя нож в качестве оружия, приставив его к шее, завладел принадлежащим им имуществом. Аналогичные сведения содержатся в протоколах принятия устного заявления о преступлении л.д. 5, 40 т. 1/.

Согласно протоколам л.д. 27 - 30, 53 - 56 т. 1/, указанные потерпевшие опознали в осужденном лицо, напавшее на них 10 и 12 февраля 2009 года.

Характер, степень тяжести, механизм и сроки образования телесных повреждений у потерпевшей К. подтверждены телефонограммой ТМО поликлиники N 23 от 10.02.2009 года (л.д. 14 т. 1) и заключением судебно-медицинской экспертизы л.д. 18 - 19 т. 1/.

По преступлению от 19.02.2009 года потерпевшая Г. пояснила, что ее несовершеннолетняя дочь позвонила в домофон, ей открыли дверь в парадную и в квартиру, после чего она услышала ее крики. Выбежав из квартиры, они с мужем увидели ранее не знакомого В., на которого дочь указала, как на лицо, напавшее на нее с ножом.

Аналогичные показания дал свидетель С. который, кроме того, пояснил, что при попытке задержания В. демонстрировал нож, однако они вместе с соседом Р. задержали осужденного и передали его сотрудникам милиции.

Свидетель Р. подтвердил показания свидетеля С.

Вопреки доводам кассационных жалоб, приведенные в приговоре доказательства стороны обвинения получены в соответствии с уголовно-процессуальным законом и являются допустимыми.

Показания потерпевшей К. оглашены в соответствии со ст. 281 ч. 2 п. 4 УПК РФ, поскольку судом обоснованно признано, что причины неявки ее в суд вызваны чрезвычайными обстоятельствами, так как на территории Санкт-Петербурга и Ленинградской области она не зарегистрирована, по ранее указанному адресу не проживает, место работы неизвестно, прежнее место работы - цветочный ларек в настоящее время не существует.

Суд правильно установил, что существенных противоречий в показаниях потерпевшей Г. не имеется, а имеющиеся неточности устранены судом.

У суда не имелось оснований не доверять сведениям, изложенным в протоколах опознания В. потерпевшими, поскольку они составлены в соответствии со ст. 193 УПК РФ. Свидетели П., П., И. пояснили, что сведения, изложенные в протоколах опознаний, соответствуют обстоятельствам происходившего. Состояние В. после задержания и возможность его участия в следственных действиях установлены экспертным путем. Согласно заключению амбулаторной судебной комплексной психолого-психиатрической экспертизы л.д. 140 - 152 т. 3/, отсутствуют объективные данные о наличии у В. в период проведения следственных действий психических расстройств, лишающих его способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, в том числе, и во время его опознания 19.02.2009 года, во время его допроса в качестве подозреваемого 20.02.2009 года, во время его допроса в качестве обвиняемого 21.02.2009 года, и в период с 23 часов 19 февраля 2009 года до 1 часа 20 февраля 2009 года. Данное заключение является ясным, полным, исчерпывающим, сомнений в обоснованности не вызывает, получено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, в связи с чем суд обоснованно оставил без удовлетворения ходатайство стороны защиты о назначении повторной экспертизы.

То обстоятельство, что в протоколе принятия устного заявления К. и в телефонограмме не указан документ, удостоверяющий ее личность, в протоколе допроса отсутствуют данные паспорта, не имеется сведений о ее согласии на проведение судебно-медицинской экспертизы в отношении нее, к материалам уголовного дела не приобщена карточка травматика на К. не может поставить и не ставит под сомнение сведения в доказательствах, полученных с соблюдением требований уголовно-процессуального закона.

Вопреки доводам кассационной жалобы осужденного, опознание В. потерпевшими К. и Г. проведено в соответствии со ст. 193 УПК РФ, о чем составлены протоколы, отвечающие требованиям ст. 166 УПК РФ, а протокол допроса потерпевшей Г. соответствует положениям ст. 190 УПК РФ. Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих недопустимость этих доказательств, не имеется. Возможность участия в опознаниях осужденного проверена и установлена на основании заключения экспертов-психиатров, показаний свидетелей П., П. и И. участвовавших в данном следственном действии в качестве понятых и статистов, карты вызова скорой помощи N 4246 л.д. 184 т. 2/ и показаний свидетеля - фельдшера "скорой помощи" Б. Установленный судом факт употребления В. наркотического средства 19 февраля 2009 года в период с 18 часов до 19 часов не повлиял на его возможность понимать значение своих действий, руководить ими, в полной мере и отчетливо воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, в период проведения с ним следственных действий с 23 часов 19 февраля 2009 года.

Отсутствие в материалах уголовного дела постановления о передаче материалов ОРД следователю соответствует требованиям закона, поскольку по данному уголовному делу какие-либо оперативно-розыскные мероприятия на основании ФЗ "Об ОРД" не проводились.

Доводы кассационных жалоб, фактически, сводятся к переоценке доказательств, оснований для которой не имеется, поскольку доказательства оценены судом на основании ст. ст. 17 ч. 1, 88 УПК РФ.

В то же время, судом ошибочно и излишне квалифицированы действия осужденного по всем преступлениям, как совершенные с применением оружия.

Согласно материалам дела, при совершении разбойных нападений В. использовал нож, который был у него изъят при задержании, признан вещественным доказательством, осмотрен и помещен в камеру хранения вещественных доказательств л.д. 103, 98, 99 - 100, 101/. Указанный нож правильно признан предметом, используемым в качестве оружия. Заключения эксперта, либо иного достоверного доказательства, свидетельствующего о возможности отнесения изъятого у осужденного ножа к оружию, оборот которого предусмотрен ФЗ РФ от 13.11.1996 года "Об оружии" не имеется. При указанных обстоятельствах подлежит исключению из приговора указание на наличие квалифицирующего признака совершения разбойных нападений по преступлениям от 10.02.2009 года, от 12.02.2009 года и от 19.02.2009 года.

В остальном квалификация действий В. является правильной.

При назначении наказания суд учел характер и степень общественной опасности содеянного, данные, квалифицирующие личность осужденного, совокупность смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, и назначил справедливое наказание.

Дело судом исследовано полно, объективно и всесторонне, нарушений норм международного права, международных договоров России, Конституции Российской Федерации, уголовно-процессуального закона РФ не допущено и оснований для отмены, либо изменения приговора судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 ч. 1 п. 4, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Кировского районного суда Санкт-Петербурга от 29 марта 2010 года в отношении В. изменить: исключить указание на наличие квалифицирующего признака совершения преступлений 10 февраля 2009 года, 12 февраля 2009 года и 19 февраля 2009 года с применением оружия.

В остальной части этот же приговор оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного В. и адвоката Бзарова К.Б. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь