Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 23 сентября 2010 г. по делу N 22-6784

 

Судья Коняев И.Б.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Пермского краевого суда в составе: председательствующего Хайровой Р.М., судей Кодочигова С.Л., Клюкина А.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя - прокурора г. Березники Гурова М.В. на приговор Березниковского городского суда Пермского края от 12 августа 2010 года, по которому

В., родившийся <...>, в <...>, ранее судимый:

Мировым судьей судебного участка N 51 Березниковского городского округа Пермского края по ч. 1 ст. 117, ч. 1 ст. 119, ч. 2 ст. 69 УК РФ к 3 годам лишения свободы, условно, с испытательным сроком 3 года,

оправдан по ч. 1 ст. 318 УК РФ за отсутствием состава преступления.

Заслушав доклад судьи Клюкина А.В., мнение прокурора Куницыной К.А., поддержавшей доводы кассационного представления, судебная коллегия

 

установила:

 

В. органами предварительного расследования обвинялся в применении насилия не опасного для жизни или здоровья к инспектору дорожно-патрульной службы отдельной роты дорожно-патрульной службы ГИБДД УВД по Березниковскому городскому округу К. в связи с исполнением им своих должностных обязанностей.

Оправдывая В. по данному обвинению, суд указал, что в действиях последнего отсутствует прямой умысел на применение насилия к потерпевшему, его действия по отношению к последствиям совершены по неосторожности в форме небрежности, поэтому инкриминируемого состава преступления не содержат.

В кассационном представлении государственный обвинитель Гуров М.В. просит об отмене приговора вследствие несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре фактическим обстоятельствам дела - в связи с чем утверждает, что В. использовал автомобиль в качестве орудия применения насилия, его действия носили умышленный характер, поэтому оправдание его по ч. 1 ст. 318 УК РФ является необоснованным; а также ввиду нарушения уголовно-процессуального закона, а именно: необоснованного приобщения к материалам уголовного дела компьютерного текста кассационного определения Верховного Суда, отказа в назначении дополнительной судебно-медицинской экспертизы в отношении потерпевшего и психо-физиологической экспертизы подсудимого, не возвращении уголовного дела прокурору в соответствии со ст. 237 УПК РФ.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления, судебная коллегия приходит к следующему.

Материалы дела исследованы с достаточной полнотой, нарушений норм УПК РФ по делу не имеется, оно расследовано и рассмотрено всесторонне, полно и объективно. Вывод суда об отсутствии в действиях В. состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 318 УК РФ, основан на исследованных в судебном заседании доказательствах, подробно проанализированных судом в приговоре и, получивших оценку в соответствии со ст. 88 УПК РФ.

При этом суд учел все обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда, оценивая показания потерпевшего и свидетелей со стороны обвинения и защиты, суд в приговоре мотивированно указал, почему принял их в качестве правдивых и достоверных в основных деталях - они последовательны, логичны, дополняют друг друга и

согласуются как между собой, так и с письменными доказательствами. Вопреки доводам автора представления, суд показания потерпевшего и свидетелей обвинения не отвергал.

Как установлено в ходе судебного заседания и правильно указано в приговоре суда, В. с целью избежать административного задержания, пытаясь скрыться с места, где его автомобиль был остановлен сотрудниками ГИБДД, повторно начал движение своего автомобиля, а требующий остановиться, бежавший рядом и засунувший в салон автомобиля правую руку К., разбив стекло автомобиля, получил ссадины на левом предплечье.

В. факт применения какого-либо насилия к К. отрицал. К. однозначно утверждал, что имел возможность извлечь руку из салона автомобиля, В. его не ударял, не удерживал, а левую руку он поранил, когда под его тяжестью стекло разбилось. Свидетели З., З., З., З. и В. о применении насилия к К. со стороны В., в том числе и с помощью автомобиля, не говорили.

Исследованные судом письменные доказательства: сообщение из медицинского учреждения (л.д. 8) согласно которому К., объясняя наличие травмы на руке, пояснил, что ударился при задержании; протокол осмотра автомобиля (л.д. 11-12) зафиксировавший повреждения, в том числе наличие осколков стекла на передних сиденьях; заключение служебной проверки о законности применения табельного оружия З.; заключение судебно-медицинского эксперта о том, что ссадины на левом предплечье могли возникнуть при обстоятельствах, указанных К. (л.д. 32); копия карты травмы, согласно которой К. в объяснение травмы указано "ударился об стекло при задержании", так же, как каждое в отдельности, так и в совокупности не указывают, что показания В., потерпевшего и свидетелей являются не достоверными и не подтверждают утверждения прокурора о том, что В. "осознавая, что начав движение в то время, как рука потерпевшего находится по плечо в автомобиле, неминуемо, как минимум причинит физическую боль, а как максимум - травму любой тяжести или смерть сотруднику милиции, не видя иного способа избежать законного задержания, как применить насилие к К., используя в качестве орудия применения насилия транспортное средство, умышленно избрал этот преступный способ попытаться избежать административной ответственности". Нет в деле и каких-либо доказательств, свидетельствующих в пользу довода автора представления о том, что В., резко начиная движение, осознавал, что К. не сможет извлечь руку из транспортного средства. Не подтверждено исследованными в суде доказательствами и утверждение прокурора, что потерпевший "волочился автомобилем".

При таких обстоятельствах, суд обоснованно пришел к выводу о том, что В. не предвидел возможности наступления общественно опасных последствий своих действий, его действия с субъективной стороны характеризуются неосторожностью в виде небрежности и не могут быть квалифицированы по ч. 1 ст. 318 УК РФ.

Находит судебная коллегия необоснованным и довод кассационного представления о том, что сторона обвинения в результате не назначения экспертиз была лишена возможности представления доказательств.

Ходатайство о назначении экспертиз было рассмотрено в судебном заседании и судом мотивировано принято решение об отказе в его удовлетворении. Данный вывод судебная коллегия находит правильным, поскольку имеющееся в деле заключение судебно-медицинского эксперта носит категоричный характер, содержит ответы на все поставленные вопросы и выводы эксперта не противоречат исследованным в судебном заседании доказательствам. Не было у суда каких-либо оснований для назначения "психо-физиологической экспертизы подсудимого", поскольку показания подсудимого в части не применения насилия к сотруднику милиции могли быть и были проверены путем сопоставления с другими указанными выше доказательствами.

Не является нарушением процессуального закона и отказ суда в возвращении уголовного дела прокурору для соединения с другим уголовным делом, возбужденным в отношении В. 10 августа 2010 года.

Как следует из материалов уголовного дела, при проведении предварительного слушания, назначенного для решения вопроса о возвращении дела прокурору, последний о

необходимости возвращения дела не заявил, а судом принято решение, что таких оснований нет, в связи с чем было назначено и проведено судебное заседание. Прокурором ходатайство о возвращении уголовного дела по единственному основанию - для соединения с другим уголовным делом было заявлено по окончанию исследования всех доказательств - 11 августа 2010 года. Придя к обоснованному выводу, что раздельное рассмотрение уголовного дела по обвинению В. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 318 УК РФ и расследование вновь возбужденного дела по ч. 1 ст. 117 УК РФ никоим образом не отразится на всесторонности и объективности рассматриваемого дела, суд правильно принял вышеуказанное решение.

Поскольку представление прокурора не содержит объяснений, как приобщение документа, распечатанного из системы повлияло на постановление приговора, а какой-либо связи между его приобщением и оправданием В. нет, судебная коллегия данный довод кассационного представления заслуживающим внимание не считает.

Таким образом, судебная коллегия оснований для отмены приговора по доводам кассационного представления не находит.

Руководствуясь ст. 377, ст. 378 и ст. 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Березниковского городского суда Пермского края от 12 августа 2010 года которым оправдан В. оставить без изменения, кассационное представление государственного обвинителя Гурова М.В. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь