Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 23 сентября 2010 г. по делу N 22-6811

 

Судья Синельникова И.А.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Пермского краевого суда в составе: председательствующего Хайровой Р.М.,

судей Клюкина А.В., Кодочигова С.Л.,

с участием прокурора Кочетовой Е.А., осужденного С., адвокатов Глухова В.А., Загвозкина А.В.,

рассмотрев в судебном заседании кассационные жалобы адвоката Глухова В.А. в защиту интересов С., осужденного Ш., потерпевших П., А., К. на приговор Чернушинского районного суда Пермского края от 17 августа 2010 года, которым

Ш., <...> рождения, уроженец <...>, несудимый

осужден по ч. 1 ст. 166 УК РФ к 1 году лишения свободы; по четырем преступлениям, предусмотренным п.п. "а, б" ч. 2 ст. 158 УК РФ, к 1 году лишения свободы за каждое; по ч. 1 ст. 161 УК РФ к 1 году лишения свободы; по ч. 4 ст. 166 УК РФ к 6 годам лишения свободы, в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний к 6 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. Время содержания под стражей зачтено в срок лишения свободы;

лишения свободы.,

С., <...> рождения, уроженец <...>, несудимый,

осужден по четырем преступлениям, предусмотренным п.п. "а, б" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году лишения свободы за каждое; по п. "а" ч. 2 ст. 166 УК РФ к 3 годам лишения свободы; в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний к 3 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима. Время содержания под стражей зачтено в срок лишения свободы.

Решен вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Кодочигова С.Л., объяснения осужденного С., выступление адвокатов Глухова В.А., Загвозкина А.В. об изменении приговора по доводам жалоб, мнение прокурора Кочетовой Е.А. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Ш. и С. признаны виновными в кражах имущества из гаража А. в апреле, мае, июне 2010 года и краже имущества П. из ее торгового павильона 8 июня 2010 года.

С. признан виновным в угоне 10 июня 2010 года по предварительному сговору с Ш. автомобиля <...>, принадлежащего П., а Ш. также в применении в отношении водителя данной машины - К., при завладении ею, насилия, опасного для его жизни и здоровья, и угрозы применения такого насилия. Кроме того, Ш. осужден за угон автомашины <...>, принадлежащей А. 23 ноября 2009 года и грабеж имущества К.

В кассационных жалобах потерпевшие П. А., К. указывают на чрезмерную суровость назначенного в отношении С. наказания, поскольку он и его родственники приняли меры к возмещению имущественного вреда. Просят назначить наказание условно.

В кассационной жалобе осужденный Ш. просит обратить внимание на отсутствие отягчающих наказание обстоятельств. Указывает на то, что он не судим, чистосердечно признался в преступлениях, активно способствовал их раскрытию, в содеянном раскаивается, характеризуется положительно. Просит смягчить назначенное наказание, назначив его ниже низшего предела.

Из кассационной жалобы адвоката Глухова В.А. в защиту С. следует, что судом допущены нарушения норм уголовно-процессуального закона неправильным применением уголовного закона и несправедливостью приговора. Просит отменить его. Указывает, что судом не рассмотрено ходатайство потерпевшего А. о прекращении в отношении С. уголовного дела в связи с примирением. После допроса потерпевшей К. больше не явился в судебное заседание. При этом суд без выяснения мнения сторон продолжил рассмотрение дела в его отсутствие, в результате чего сторона защиты была лишена возможности допросить его по факту дополнительного возмещения морального вреда, что повлияло на обоснованность и справедливость приговора. С. на предварительном следствии не была разъяснена возможность заключения соглашения о сотрудничестве, в связи с чем он лишился возможности получить снисхождение. Суд при назначении наказания не учел положительные характеристики подсудимого, мнение потерпевших о его наказании, активное способствование раскрытию преступлений и розыску имущества, стремление к исправлению, роль в совершении преступлений, поведение во время следствия и рассмотрения дела судом, возрастную категорию. Назначение наказания без учета указанных обстоятельств в конечном итоге не может способствовать достижению целей наказания.

В возражениях на жалобы государственный обвинитель Микаев Р.О. просит приговор суда оставить без изменения, поскольку он является законным, обоснованным и справедливым.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения.

Вина осужденных в совершенном преступлении подтверждается доказательствами, исследованными судом первой инстанции.

На предварительном следствии как Ш., так и С. в присутствии защитников давали подробные показания об обстоятельствах совершенных ими преступлений.

Кроме того, вина подсудимых установлена показаниями потерпевших А., П., К., П., свидетелей М., Н., С., З., Н., а также протоколами осмотра мест происшествия, протоколами выемки похищенного имущества, заключениями экспертов-трасологов и другими документами.

Суд первой инстанции тщательно проверил представленные стороной обвинения доказательства, правильно установил фактические обстоятельства преступлений.

Выводы суда о доказанности вины осужденных основаны на имеющихся в деле и проверенных в судебном заседании доказательствах. Всем доказательствам суд дал надлежащую оценку с точки зрения их относимости, допустимости, достоверности, а в совокупности - достаточности для разрешения дела.

Действиям осужденных дана верная квалификация, которая подробно мотивирована в приговоре и, по мнению судебной коллегии, является правильной.

Доводы адвоката Глухова В.А. о нарушении при рассмотрении дела норм процессуального законодательства не обоснованы.

Как усматривается из материалов дела, письменное ходатайство потерпевшего А. о прекращении уголовного преследования в отношении С., имеющееся в деле (т. 3 л.д. 156), в протокольной форме к делу не приобщалось. Самостоятельного ходатайства о прекращении уголовного дела за примирением сторон А. не заявлял, и, по сути, подтвердил только то обстоятельство, что материальных претензий к С. он не имеет (т. 3 л.д. 188). Кроме того, материальный ущерб потерпевшему А. в полном объеме возмещен так и не был.

Доводы защиты о нарушении судом положений ст. 272 УПК РФ не основаны на законе, поскольку ее требования распространяются на подготовительную часть судебного заседания. В то же время при проведении судебного следствия потерпевший К. был допрошен сторонами об обстоятельствах преступления и после перерыва в судебное заседание не явился. Ходатайств о его повторном вызове никем не заявлялось. Его отсутствие в судебном заседании 12 и 13 августа 2010 года никаким образом не могло повлиять на законность и обоснованность вынесенного приговора и справедливость назначенного наказания.

Из смысла норм, регламентирующих порядок заявления и заключения соглашения о сотрудничестве, следует, что это действие инициируется самим виновным, при этом следователь не может принуждать виновного и его защитника к заключению такого соглашения. Из дела усматривается, что ходатайств о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве С. не заявлял, и оснований для заключения такого соглашения не имелось. Таким образом, доводы защиты о нарушении прав С. на получение снисхождения при назначении наказания не состоятельны.

Наказание осужденным назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, их количества и обстоятельств совершения, данных о личности каждого из осужденных. Признание вины, раскаяние в содеянном учтены в качестве смягчающих наказание обстоятельств для каждого из осужденных. Добровольное возмещение имущественного вреда учтено в качестве обстоятельства, смягчающего наказание С. При этом суд, принимая во внимание изложенное выше, а также достижение целей наказания, пришел к обоснованному выводу о невозможности исправления осужденных без изоляции от общества.

Таким образом, доводы кассационных жалоб осужденного Ш., адвоката Глухова В.А. в интересах осужденного С., потерпевших П., А., К. о несправедливости приговора вследствие чрезмерной суровости назначенного наказания и нарушении норм уголовного права по причине не учета значимых для назначения наказания обстоятельств являются необоснованными.

Мнение потерпевших о наказании учтено судом при определении его размера.

Из материалов дела усматривается, что в ходе судебного разбирательства подсудимый С. не предоставил суду сведений о том, что он официально трудоустроен. Из показаний свидетеля К. следовало, что ее сын у ИП К. не работал, а лишь 2 месяца проходил практику после училища. Таким образом, оснований полагать, что он работает, у суда не имелось.

Факт частичного возмещения потерпевшему К. морального вреда после постановления судом приговора не является безусловным основанием для снижения С. наказания.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих в силу ст. 379 УПК РФ отмену приговора, не допущено.

Оснований для изменения приговора по доводам жалоб не имеется.

Руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Чернушинского районного суда Пермского края от 17 августа 2010 года в отношении Ш. и С. оставить без изменения, а кассационные жалобы адвоката Глухова В.А. в защиту интересов С., осужденного Ш., потерпевших П., А. К. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь