Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 23 сентября 2010 г. по делу N 33-18130

 

Судья: Мирошниченко А.И.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда в составе:

председательствующего Рыковой Г.М.,

судей Ризиной А.Н., Катковой Н.Л.

при секретаре Я.А.Л.,

рассмотрев в судебном заседании от 23 сентября 2010 года кассационную жалобу П. на решение Клинского городского суда Московской области от 23 июля 2010 года по делу по иску ОСАО "Ингосстрах" к П. о возмещении вреда в порядке суброгации,

заслушав доклад судьи Ризиной А.Н.

 

установила:

 

ОСАО "Ингосстрах" обратилось в суд с иском к П. о возмещении вреда в порядке суброгации, прося взыскать со стороны ответчика сумму в размере 129599 рублей 39 коп.

В обоснование заявленного иска истец указал, что 09 февраля 2007 года произошло дорожно-транспортное происшествие с участием автомашины "Мерседес Бенц", г.р.з. <...>, под управлением П., автомашины "Ситроен", г.р.з. <...>, под управлением водителя Ш., и автомобиля ВАЗ, г.р.з. <...>, под управлением водителя Я. (А.)

Ссылаясь на то, что ДТП произошло в результате нарушения правил дорожного движения ответчиком П., истец просит взыскать с нее сумму страхового возмещения, выплаченную истцом в рамках договора добровольного страхования автомашины марки "Ситроен", за минусом возмещенной суммы в порядке ОСАГО страховой компанией ОАО "Русский Мир".

В судебном заседании представитель истца поддержал заявленные исковые требования.

Представитель П. иск не признал, ссылаясь на невиновность ответчика в дорожно-транспортном происшествии.

Решением Клинского городского суда от 23 июля 2010 года с П. в пользу ОСАО "Ингосстрах" в порядке суброгации взыскана сумма вреда в размере 129599 руб. 39 коп.; расходы по оплате государственной пошлины в размере 2896 руб.

В кассационной жалобе П. просит об отмене решения, ссылаясь на его незаконность и необоснованность.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия оснований для отмены обжалуемого решения не находит.

Из представленных материалов дела следует, что по договору страхования от 26 июня 2006 года автомобиль "Ситроен" был застрахован в ОСАО "Ингосстрах" по рискам "ущерб" и "угон", что подтверждается полисом страхования со сроком действия с 26 июня 2006 года по 26 июня 2007 года.

В период действия договора страхования произошло дорожно-транспортное происшествие с участием автомашины "Мерседес Бенц", г.р.з. <...>, под управлением П., автомашины "Ситроен", г.р.з. <...>, под управлением водителя Ш., и автомобиля ВАЗ, г.р.з. <...>, под управлением водителя Я. (А.).

Признав наступившее 09 февраля 2007 года событие страховым случаем, ОСАО "Ингосстрах" во исполнение принятых обязательств выплатило страхователю Ш. страховое возмещение за причиненный вред автомашине "Ситроен" в размере 249599 руб. 39 коп., что подтверждается платежным поручением N 246376 от 07 июня 2007 года.

В настоящем споре истец просит взыскать с ответчика возмещенную сумму за минусом 120000 руб., которая подлежит возмещению по договору ОСАГО, заключенного между ответчиком и ОАО "Русский Мир".

В соответствии с пунктом 1 статьи 965 ГК РФ, если договором имущественного страхования не предусмотрено иное, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования.

При суброгации происходит перемена лица в обязательстве на основании закона (статья 387 ГК РФ), поэтому перешедшее к страховщику право осуществляется им с соблюдением правил, регулирующих отношения между страхователем и ответственным за убытки лицом.

Так как истец произвел страховое возмещение страхователю Ш., следовательно, ОСАО "Ингосстрах" приобрело право требования к лицу, ответственному за убытки.

Действующее законодательство позволяет потерпевшему реализовать право на возмещение ущерба как за счет непосредственно причинителя вреда (ст. 1064 ГК РФ), так и за счет страховщика, застраховавшего ответственность причинителя вреда в соответствии с Федеральным законом от 25.04.2002 Г. N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств".

Удовлетворяя заявленный спор, суд исходил из того, что факт причинения повреждений автомобилю "Ситроен" и виновность действий водителя П. в ДТП нашли свое подтверждение собранными по делу доказательствами.

С выводами суда судебная коллегия судебная коллегия соглашается.

Доводы кассатора, что 09 февраля 2007 года ее автомашина не контактировала с автомашиной марки "Ситроен", поэтому на нее не может быть возложена гражданско-правовая ответственность, опровергаются собранными по делу доказательствами.

Так из объяснений П., данных в рамках административного дела, возбужденного по факту ДТП от 09 февраля 2007 года, следует, что ответчица двигалась по 4-ой полосе внешнего МКАД, не меняя направления избранного движения. Однако, внезапно автомашину под ее управлением развернуло в другую сторону. Остановка автомашины "Мерседес" произошла у разделительного бордюра. При этом из объяснений П. следует, что ее машина получила механические повреждения с правой стороны, а именно: бампер и правый поворотник.

Из объяснений водителя Ш., отобранных также в рамках рассмотрения административного дела, следует, что она на машине "Ситроен" двигалась по 3-ей полосе внешнего МКАД. Также из объяснений водителя Ш. установлено, что водитель П. не справилась с управлением и ударила ее автомашину в левое крыло. В результате удара автомашину "Ситроен" понесло на отбойник от удара с которым, машину развернуло в противоположную сторону движения, где произошло столкновение с автомашиной "ВАЗ".

Третий участник ДТП, Я. (водитель "ВАЗ") дал объяснения о том, что она двигалась по первой полосе внешнего МКАД. Механические повреждения ее автомобиль получил в связи с тем, что автомашина "Ситроен", ударившись о заграждение, в последующем произвела столкновение с ее автомобилем.

Письменные объяснения участников ДТП, данные при рассмотрении дела об административном правонарушении, с позиции требований п. 1 ст. 77 ГПК РФ отвечают признакам письменных доказательств, поэтому правильно были приняты судом первой инстанции в качестве допустимых доказательств при разрешении настоящего спора.

Судебная коллегия соглашается с выводами суда, что дорожно-транспортное происшествие произошло в результате нарушения водителем п. п. 10.1 ПДД РФ, которыми регламентировано, что водитель должен вести транспортное средство со скоростью, не превышающей установленного ограничения, учитывая при этом интенсивность движения, особенности и состояние транспортного средства и груза, дорожные и метеорологические условия, в частности, видимость в направлении движения. Скорость должна обеспечивать водителю возможность постоянного контроля за движением транспортного средства для выполнения Правил.

Из объяснений водителя Я. следует, что полосы движения МКАД были заснежены. Данное обстоятельство находит свое подтверждение в виде оговоренных сведений в схеме ДТП, составленной 09 февраля 2007 года, которая приобщена в материалах административного дела.

Совокупный анализ объяснений участников ДТП, которые были отобраны непосредственно в день происшествия, свидетельствует о том, что первоначальная траектория избранного движения была изменена именно автомашиной марки "Мерседес Бенц" под управлением водителя П.

Именно в результате заноса автомашины под управлением ответчика произошло столкновение с автомашиной под управлением водителя Ш.

Доводы кассатора о том, что она не контактировала с автомашиной "Ситроен" опровергаются первоначальными показаниями самой П., из которых следует, что до остановки перед ограждением она слышала удары, и ее автомобиль получил повреждение переднего бампера и правого переднего поворотника.

Из справки выданной сотрудниками ГИБДД на имя Ш. следует, что ее автомашина получила среди прочих и повреждения левого переднего крыла, левой передней фары, капота. При этом, давая объяснения сотрудникам ГИБДД, Ш. также ссылалась на то, что после получения удара в левое крыло в результате заноса автомашины "Мерседес", ее машину отбросило на ограждение.

Таким образом, совокупный анализ представленных доказательств, дает судебной коллегии основания считать, что первичный контакт (удар) был произведен автомашиной под управлением водителя П. в результате заноса в левую переднюю часть автомашины "Ситроен", двигавшейся по соседней полосе движения МКАД.

Следовательно, доводы кассатора о невиновности в ДТП и о том, что автомашины "Мерседес" и "Ситроен" не контактировали, являются несостоятельными.

Также судебная коллегия судебная коллегия считает, что все повреждения автомашины "Ситроен", отраженные в акте осмотра 28 февраля 2007 года, были получены в результате ДТП, имевшего место 09 февраля 2007 года. При этом судебная коллегия приходит к выводу, что часть повреждений была получена "Ситроен" в результате взаимодействия с автомашиной "Мерседес" (левая передняя часть); другая часть (передняя и правая боковая) в результате взаимодействия с ограждением и дальнейшим столкновением с автомашиной "ВАЗ".

Придя к вышеизложенному выводу, судебная исходит из того, что повреждения автомашины "Ситроен", зафиксированные в справке на л.д. 22 (передний бампер, обе передние фары, капот, передняя панель, решетка радиатора оба передних крыла, правая передняя дверь, возможно скрытые движения), фактически нашли свое более подробное описание и в акте от 28 февраля 2007 года (л.д. 21).

При этом в акте от 28 февраля 2007 года и в справке ГИБДД имеется ссылка на скрытые повреждения, которые в последующем были установлены и описаны в акте осмотра от 20 апреля 2007 года.

Так как в нарушение требований ст. 1064 ГК РФ и ст. 56 ГПК РФ ответчица не представила доказательств наличия вины в дорожно-транспортном происшествии водителя Ш., судебная коллегия не находит оснований для отмены правильного решения.

Доводы кассатора, что суд неправомерно отказал ответчику в назначении по делу автотехнической экспертизы, не могут являться основанием для отмены обжалуемого решения по следующим основаниям.

Как следует из представленных материалов, ответчик просил назначить по делу автотехническую экспертизу на предмет установления нарушений ПДД РФ водителями дорожного движения (л.д. 70 - 71). Однако, поставленные ответчиком вопросы относятся к правовым аспектам и для их выяснения специальные познания не требуются.

Кроме того, с момента ДТП прошел значительный период времени, автомашины, участвующие в ДТП отремонтированы, что исключает само по себе достоверность выводов эксперта о механизме самого ДТП.

Наличие фотографий в деле не может являться исходным материалом для проведения экспертного исследования, так как не могут отражать истинный характер повреждений (изломы, глубину вмятин и т.п.).

На основании изложенного, судебная коллегия считает, что при разрешении спора, суд не допустил нарушений норм материального и процессуального права. Суд правильно установил по делу обстоятельства, дал им надлежащую правовую оценку и постановил законное и обоснованное решение.

Доводы кассатора направлены на переоценку выводов суда, что в силу ст. 362 ГПК РФ не может являться основанием для отмены правильного решения.

Руководствуясь ст. ст. 361, 362, 366 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Клинского городского суда Московской области от 23 июля 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу П. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь