Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 23 сентября 2010 г. по делу N 4а-2463/10

 

Заместитель председателя Московского городского суда Колышницына Е.Н., рассмотрев надзорную жалобу К. на постановление мирового судьи судебного участка N 174 района "Митино" г. Москвы от 14.10.2009 г. и решение судьи Тушинского районного суда г. Москвы от 10.11.2009 г. по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 174 района "Митино" г. Москвы от 14.10.2009 г. К. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на один год и шесть месяцев.

Решением судьи Тушинского районного суда г. Москвы от 10.11.2009 г. постановление мирового судьи судебного участка N 174 района "Митино" г. Москвы от 14.10.2009 г. оставлено без изменения, жалоба К. - без удовлетворения.

В настоящей жалобе К. просит об отмене вышеуказанных судебных решений, ссылаясь на то, что местом нарушения установлена дворовая территория, а не проезжая часть, в связи с чем возникают сомнения в наличии самого факта правонарушения, что сотрудники ОВД "Митино" оговаривают его, поскольку установить наличие такого признака опьянения как "запах алкоголя изо рта" невозможно у водителя движущегося транспортного средства, из чего следует вывод о том, что его автомобиль стоял на месте, что показания сотрудников ОВД "Митино" и инспектора ГИБДД противоречат друг другу, что доставление его на пост-пикет документально не оформлялось, а отстранение от управления транспортным средством происходило спустя только 40 минут после составления протокола об административном правонарушении, что все документы по настоящему делу были составлены не на месте правонарушения, что не было проведено освидетельствование на состояние алкогольного опьянения на месте, в связи с чем нарушен порядок направления на медицинское освидетельствование, что протокол об административном правонарушении составлен инспектором ГИБДД, не являвшимся очевидцем нарушения, а также на то, что в решении судьи районного суда упоминается о неком Е.

Проверив представленные материалы, изучив доводы жалобы, нахожу постановление мирового судьи судебного участка N 174 района "Митино" г. Москвы от 14.10.2009 г. и решение судьи Тушинского районного суда г. Москвы от 10.11.2009 г. законными и обоснованными.

При рассмотрении дела мировым судьей установлено, что К. 17 августа 2009 года примерно в 02 часа 20 минут, управляя транспортным средством марки <...> государственный регистрационный знак N <...>, следовал в районе дома <...> по <...> переулку в г. <...> в состоянии опьянения в нарушение п. 2.7 ПДД РФ, тем самым совершил административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ.

Вывод мирового судьи о совершении К. административного правонарушения соответствует фактическим обстоятельствам дела и подтвержден совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывает, а именно: протоколом об административном правонарушении, протоколом об отстранении от управления транспортным средством, протоколом о направлении на медицинское освидетельствование, актом медицинского освидетельствования на состояние опьянения с приложенными к нему распечатками с технического прибора, показаниями инспектора ГИБДД, показаниями сотрудников милиции Б. и С.

Довод К. о том, что местом нарушения установлена дворовая территория, а не проезжая часть, в связи с чем возникают сомнения в наличии самого факта правонарушения, нельзя принять во внимание, поскольку Правила дорожного движения устанавливают единый порядок дорожного движения на всей территории Российской Федерации. Как установлено при рассмотрении настоящего дела, нарушение совершено на дворовой территории, являющейся в соответствии с п. 1.2 ПДД РФ прилегающей территорией, движение по которой осуществляется в соответствии с Правилами дорожного движения. Указанный довод заявителя основан на неверном толковании закона.

Довод заявителя о том, что сотрудники ОВД "Митино" оговаривают его, поскольку установить наличие такого признака опьянения как "запах алкоголя изо рта" невозможно у водителя движущегося транспортного средства, из чего следует вывод о том, что его автомобиль стоял на месте, нельзя признать обоснованным. Из показаний сотрудников ОВД "Митино" ясно следует, что они, заметив неуверенно двигающийся автомобиль, остановили его и при проверке документов у водителя выявили у последнего внешние признаки алкогольного опьянения. Поводов для оговора К. сотрудниками милиции не усматривается, поскольку этот довод основан лишь на голословном утверждении заявителя, при том, что сотрудники милиции являются не заинтересованными в исходе дела лицами, предупрежденными об административной ответственности по ст. 17.9 КоАП РФ при рассмотрении дела мировым судьей. При таких обстоятельствах достоверность их показаний сомнений не вызывает.

Довод надзорной жалобы о том, что показания сотрудников ОВД "Митино" и инспектора ГИБДД противоречат друг другу, не обоснован, поскольку он опровергается представленными материалами, из которых не усматривается наличия каких-либо противоречий между показаниями данных лиц. Более того, они последовательны и согласуются между собой. Утверждение К. о том, что показания сотрудников милиции и инспектора ГИБДД разнятся по сообщению о процедуре его доставления на пост-пикет, также опровергается представленными материалами, из которых усматривается, что инспектор ГИБДД Р. и сотрудник милиции Б. оба сообщили, что на пост-пикет был доставлен К. и его автомобиль. Сотрудник же милиции С. по данному обстоятельству каких-либо пояснений не давал.

Довод заявителя о том, что доставление его на пост-пикет документально не оформлялось, а отстранение от управления транспортным средством происходило спустя только 40 минут после составления протокола об административном правонарушении, не влечет удовлетворения жалобы, поскольку не имеет правового значения для квалификации действий К., а потому не является основанием для отмены вынесенных по делу судебных решений.

Довод жалобы о том, что все документы по настоящему делу были составлены не на месте правонарушения, нельзя признать состоятельным, поскольку нормы КоАП РФ не требуют обязательного составления необходимых документов непосредственно на месте совершения административного правонарушения.

Довод К. о том, что не было проведено освидетельствование на состояние алкогольного опьянения на месте, в связи с чем нарушен порядок направления на медицинское освидетельствование, нельзя признать обоснованным, поскольку положения ст. 27.12 КоАП РФ не исключают возможности проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения без предварительного освидетельствования на состояние алкогольного опьянения на месте. Кроме того, как следует из представленных материалов, К. согласился пройти медицинское освидетельствование на состояние опьянения. Помимо этого следует также отметить, что К. обвиняется в управлении транспортным средством в состоянии опьянения, а не в отказе от законного требования сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

Довод жалобы о том, что протокол об административном правонарушении составлен инспектором ГИБДД, который не был очевидцем нарушения, не может быть принят во внимание. Данное обстоятельство не является нарушением норм КоАП РФ, в соответствии со статьей 28.1 которого поводом к возбуждению дела об административном правонарушении помимо прочего могут быть материалы, содержащие данные, указывающие на наличие события административного правонарушения, поступившие из правоохранительных органов. Такими материалами в данном случае являются сведения, сообщенные сотрудниками ОВД "Митино" о том, что К. управлял автомобилем с явными признаками опьянения. Указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что инспектор ГИБДД, составивший протокол об административном правонарушении, может и не быть очевидцем этого нарушения. Это, однако, никоим образом не препятствует ему составить протокол об административном правонарушении.

Довод К. о том, что в решении судьи районного суда упоминается о неком Е., не влечет удовлетворения жалобы. Как следует из представленных материалов, в описательной части решения судьи районного суда при оценке собранных по делу доказательств указано, что письменные документы составлены в соответствии с нормами КоАП РФ, что не повлекло нарушения прав некого Е. При этом из текста решения судьи очевидно, что в данном случае речь идет о К. В этой связи данное обстоятельство является лишь технической ошибкой, которая не влияет на законность и обоснованность обжалуемых судебных решений и не влечет их отмену.

Надзорная жалоба не содержит доводов, влекущих отмену состоявшихся судебных постановлений.

При назначении наказания мировой судья учел личность виновного, характер совершенного административного правонарушения, объектом которого является безопасность дорожного движения. Административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами назначено в соответствии с требованиями ст. 3.1, ст. 3.8 и ст. 4.1 КоАП РФ в пределах санкции ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ. Срок давности привлечения к административной ответственности не нарушен.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17 Кодекса РФ об административных правонарушениях,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 174 района "Митино" г. Москвы от 14.10.2009 г. и решение судьи Тушинского районного суда г. Москвы от 10.11.2009 г. по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, в отношении К. оставить без изменения, надзорную жалобу К. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

Е.Н.КОЛЫШНИЦЫНА

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь