Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН

ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

ЗА III КВАРТАЛ 2010 ГОДА

 

Несоблюдение требований статьи 25 УПК РФ привело к отмене приговора.

 

Приговором Высокогорского районного суда РТ от 12 мая 2010 года К. осужден по части 1 статьи 264, 73 УК РФ к лишению свободы на 1 год с лишением права управлять транспортным средством на 1 год, лишение свободы назначено условно с испытательным сроком в 1 год.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РТ от 2 июля 2010 года приговор суда отменен, и делопроизводство прекращено в связи с примирением К. с потерпевшим по следующим основаниям.

В подготовительной части судебного заседания потерпевший заявил ходатайство о прекращении уголовного дела в связи с примирением с подсудимым.

Суд заявление потерпевшего о прекращении уголовного дела в связи с примирением с К. в судебном заседании не обсудил и решение об отказе в его удовлетворении в приговоре не мотивировал.

Согласно статье 76 УК РФ лицо, впервые совершившее преступление небольшой и средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный потерпевшему вред. Такая же норма содержится и в статье 25 УПК РФ.

Указание в статье 25 УПК РФ на то, что суд вправе, а не обязан прекратить уголовное дело, не предполагает возможность произвольного решения судом этого вопроса исключительно на основе своего усмотрения.

Поскольку преступление, совершенное К., относится к категории преступлений небольшой тяжести, суд, рассматривая заявление потерпевшего о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон, должен был принять соответствующее решение с учетом всей совокупности обстоятельств конкретного дела, включая степень общественной опасности совершенного деяния, личность обвиняемого, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание.

 

Согласно подпункту 20 пункта 1 статьи 333.36 Налогового кодекса РФ физические лица, отбывающие наказание в виде лишения свободы, при подаче заявления о повторной выдаче копий судебных решений освобождаются от уплаты государственной пошлины.

 

Постановлением судьи Ютазинского районного суда РТ от 14 мая 2010 года отказано в удовлетворении ходатайства осужденного П. о выдаче копий материалов уголовного дела и процессуальных документов.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РТ от 13 июля 2010 года постановление отменено, заявление осужденного направлено на новое рассмотрение в тот же суд по следующим основаниям.

Согласно подпункту 20 пункта 1 статьи 333.36 Налогового кодекса РФ с изменениями, внесенными Федеральным законом N 374-ФЗ от 27 декабря 2009 года, вступившими в силу 29 января 2010 года, от уплаты государственной пошлины по делам, рассматриваемым в судах общей юрисдикции, освобождаются физические лица, отбывающие наказание в виде лишения свободы, - при подаче заявления о повторной выдаче копий решений, приговоров, судебных приказов, определений суда, постановлений президиума суда надзорной инстанции, копий других документов из дела, выдаваемых судом, а также при подаче заявления о выдаче дубликатов исполнительных документов.

Отказывая в удовлетворении ходатайства осужденного П. о выдаче копий материалов уголовного дела и процессуальных документов, суд указал, что ему ранее копии указанных документов неоднократно вручались. Вместе с тем в представленных материалах отсутствуют какие-либо данные, подтверждающие данные выводы суда.

 

Нарушение права подсудимого пользоваться языком, которым он владеет, и помощью переводчика явилось основанием для отмены приговора.

 

Приговором Лениногорского городского суда РТ от 20 мая 2010 года Г. осужден по пункту "в" части 2 статьи 132, 70 УК РФ к лишению свободы на 4 года 3 месяца в исправительной колонии строгого режима.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РТ от 23 июля 2010 года приговор отменен, и дело направлено на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей со стадии назначения судебного заседания.

В соответствии со статьями 379 и 381 УПК РФ приговор суда подлежит отмене в связи с нарушением уголовно-процессуального закона в случае нарушения права подсудимого пользоваться языком, которым он владеет, и помощью переводчика.

Возвращая уголовное дело прокурору, суд в своем постановлении признал нарушение во время предварительного следствия права Г. на защиту в связи с тем, что он не был обеспечен переводчиком.

Вместе с тем после возвращения дела прокурору в нарушение требований статьи 18 УПК РФ на армянский язык было переведено лишь обвинительное заключение, обвинение Г. с участием переводчика не было перепредъявлено, постановление о привлечении его в качестве обвиняемого на армянский язык не переведено, с материалами дела с участием переводчика он не знакомился. Несмотря на это, дело было назначено к рассмотрению по существу, и в последующем в отношении Г. был постановлен обвинительный приговор.

 

Несоблюдение процедуры судопроизводства является основанием для отмены приговора в соответствии с частью 1 статьи 381 УПК РФ.

 

Приговором Бугульминского городского суда РТ от 23 июня 2010 года К. осужден по пунктам "а", "б" части 3 статьи 286, 64 УК РФ к лишению свободы сроком на 2 года 6 месяцев с лишением права занимать определенные должности в органах внутренних дел Российской Федерации сроком на 2 года; Н. осужден по пунктам "а", "б" части 3 статьи 286 УК РФ к лишению свободы сроком на 3 года с лишением права занимать определенные должности в органах внутренних дел Российской Федерации сроком на 2 года.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РТ от 17 августа 2010 года приговор отменен и дело направлено на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

В соответствии с частью 1 статьи 381 УПК РФ основаниями отмены судом кассационной инстанции являются такие нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных настоящим Кодексом прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

Статьей 293 УПК РФ предусмотрено, что после окончания прений сторон председательствующий предоставляет подсудимому последнее слово.

В соответствии со статьей 294 УПК РФ в случае, если участники прений сторон или подсудимый в последнем слове сообщат о новых обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела, или заявят о необходимости предъявить суду для исследования новые доказательства, то суд вправе возобновить судебное следствие. По окончании возобновленного судебного следствия суд вновь открывает прения сторон и предоставляет подсудимому последнее слово.

Как видно из протокола судебного заседания, судебное разбирательство по уголовному делу в отношении К. и Н. открылось в 9 часов 10 июня 2010 года и продолжалось по 18 июня 2010 года. После проведения прений сторон и их окончания в этот же день подсудимым К. и Н. было каждому предоставлено последнее слово.

После предоставления последнего слова суд объявил перерыв до 14 часов 23 июня 2010 года, чем нарушил положения статьи 295 УПК РФ, согласно которой, заслушав последнее слово подсудимого, суд незамедлительно удаляется в совещательную комнату для постановления приговора, о чем председательствующий объявляет присутствующим в зале судебного заседания.

Перед удалением суда в совещательную комнату участникам судебного разбирательства должно быть объявлено время оглашения приговора.

Более того 23 июня 2010 года в 14 часов суд решил возобновить судебное разбирательство в стадии предоставления последнего слова подсудимым, указав, что им ошибочно было предоставлено последнее слово.

Между тем в соответствии со статьей 294 УПК РФ не предусмотрено возобновление судебного разбирательства в связи с ошибочным предоставлением подсудимым последнего слова, однако суд, нарушив порядок судопроизводства, возобновил судебное разбирательство и вновь предоставил подсудимым последнее слово.

К тому же, возобновив судебное разбирательство, суд не известил ни потерпевшего, ни адвокатов, провел его в их отсутствие, а также в их отсутствие провозгласил приговор, чем нарушил право на защиту, что является недопустимым.

 

В случае, если в приговоре не приведено доказательств того, что осужденные заранее договорились о совершении разбоя по предварительному сговору группой лиц, то квалифицирующий признак совершения разбоя группой лиц по предварительному сговору подлежит исключению.

 

Приговором Московского районного суда г. Казани от 9 июля 2010 года Г. осужден к лишению свободы по части 2 статьи 162, по части 2 статьи 159, части 3 статьи 69 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 5 лет 6 месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, П. осужден по части 2 статьи 162 УК РФ к лишению свободы на 5 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РТ от 31 августа 2010 года приговор Московского районного суда г. Казани РТ в отношении П. отменен и делопроизводство прекращено на основании части 2 статьи 20 УК РФ за примирением с потерпевшим.

В соответствии с частью 2 статьи 35 УК РФ преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления.

В соответствии с пунктом 8 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 29 апреля 1996 года N 1 "О судебном приговоре" (в редакции Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 6 февраля 2007 года N 7) в приговоре необходимо мотивировать выводы суда относительно квалификации преступления по той или иной статье уголовного закона, его части либо пункта. Признавая подсудимого виновным в совершении преступления по признакам, относящимся к оценочным категориям, суд не должен ограничиваться ссылкой на соответствующий признак, а обязан привести в описательной части приговора обстоятельства, послужившие основанием для вывода о наличии в содеянном указанного признака.

Суд в нарушение указанного закона не мотивировал принятое решение в части квалификации разбоя по признаку группой лиц по предварительному сговору.

В обосновании квалификации преступления по части 2 статьи 162 УК РФ, то есть в совершении разбоя группой лиц по предварительному сговору с применением насилия, опасного для жизни и здоровья и с угрозой применения такого насилия, суд указал, что действия осужденных носили совместный и согласованный характер. Суд, указав, что осужденные пришли на встречу с потерпевшим вместе, наносили ему побои, пришел к выводу, что указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что осужденные заранее договорились о совершении открытого хищения имущества потерпевшего с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, и с угрозой применения такого насилия, распределив между собой роли.

Однако, как видно из материалов уголовного дела, и это установлено судом, осужденные отрицали наличие у них предварительной договоренности о хищении имущества потерпевшего, в том числе с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, и с угрозой такого применения. Версия осужденных подтверждается и потерпевшим.

Поскольку в ходе предварительного следствия и в судебном заседании не установлено, а в приговоре не приведено доказательств того, что осужденные заранее договорились на совершение разбоя по предварительному сговору группой лиц с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, и с угрозой применения такого насилия, то квалифицирующий признак - совершение разбоя группой лиц по предварительному сговору с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, подлежит исключению.

 

Паспорт физического лица является документом, ответственность за противоправные действия с которым наступает по специальной норме.

 

Приговором Мензелинского районного суда РТ от 18 февраля 2009 года Б. осужден к лишению свободы по пункту "а" части 3 статьи 158, по части 1 статьи 325, части 3 статьи 69, статьи 70 УК РФ к лишению свободы на 3 года 6 месяцев в исправительной колонии строгого режима.

Постановлением Президиума Верховного суда РТ от 22 сентября 2010 года приговор в части осуждения Б. по части 1 статьи 325 УК РФ отменен, и производство по делу прекращено на основании пункта 2 части 1 статьи 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления, исключено указание на назначение наказания с применением части 3 статьи 69 УК РФ по следующим основаниям.

Действия Б., которые выразились в том, что он оторвал из паспорта гражданина РФ листок с фотографией его владельца и смял в комок, суд квалифицировал по части 1 статьи 325 УК РФ как повреждение официальных документов, совершенное из корыстной и личной заинтересованности.

При этом суд исходил из того, что паспорт является официальным документом гражданина РФ, подтверждающим также гражданство РФ.

Между тем часть 1 статьи 325 УК РФ предусматривает ответственность за похищение, уничтожение, повреждение или сокрытие официальных документов, штампов или печатей, к которым паспорт физического лица не относится.

Паспорт физического лица является документом, ответственность за противоправные действия с которым наступает по специальной норме.

Диспозиция же части 2 статьи 325 УК РФ устанавливает ответственность только за похищение у гражданина паспорта, какие-либо другие действия с важными личными документами, в том числе их уничтожение или повреждение, уголовно наказуемыми деяниями не являются.

 

Принимая решение о замене наказания, суд ухудшил положение осужденного.

 

Постановлением Менделеевского районного суда РТ от 16 ноября 2009 года в порядке статей 397, 399 УПК РФ Н., осужденному приговором Нижнекамского городского суда РТ от 19 мая 2008 года по части 3 статьи 33, части 2 статьи 228 УК РФ с применением статьи 64 УК РФ к лишению свободы на 2 года в исправительной колонии общего режима, неотбытая часть наказания в виде 4-х месяцев 10 дней лишения свободы в соответствии со статьей 80 УК РФ заменена исправительными работами сроком на 1 год с удержанием 10% заработка в доход государства.

В кассационном порядке Постановление суда не рассматривалось.

Постановлением Президиума Верховного суда РТ от 18 августа 2010 года Постановление Менделеевского районного суда РТ в отношении Н. изменено, срок наказания Н. снижен до 4 месяцев 10 дней исправительных работ с удержанием 10% заработной платы в доход государства по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 80 УК РФ лицу, отбывающему лишение свободы, суд с учетом его поведения в период отбывания наказания может заменить оставшуюся не отбытой часть наказания более мягким видом наказания.

При замене неотбытой части наказания суд может избрать любой более мягкий вид наказания в соответствии с видами наказаний, указанными в статье 44 УК РФ, в пределах, предусмотренных Уголовным кодексом для каждого вида наказания.

Из смысла закона следует, что срок более мягкого вида наказания не должен превышать продолжительности неотбытой части срока наказания.

Неотбытая Н. часть наказания в виде лишения свободы на момент рассмотрения представления составляла 4 месяца 10 дней.

Принимая решение о замене наказания, суд фактически ухудшил положение осужденного, назначив ему наказание в виде исправительных работ сроком на 1 год.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь