Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 сентября 2010 г. N 22-5870/10

 

Судья Комарецкая С.Ю. Дело N 1-369/10

Судебная коллегия по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего: Глущенко О.В.,

судей: Азовцевой О.А. и Матвеевой Т.Ю.

при секретаре К.М.,

рассмотрела в судебном заседании 27 сентября 2010 года кассационные жалобы осужденного Т. и адвоката Пышкина В.В. в его защиту, осужденного К.А. и адвоката Сторублевцевой В.С. в его защиту на приговор Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 09 июня 2010 года, которым

Т. <...>, несудимый,

осужден по ст. 161 ч. 2 п.п. "а, г" УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 2 года без штрафа, без ограничения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

К.А. <...>, ранее судимый, судимый:

11 мая 2004 года <...> судом Санкт-Петербурга по ст. 162 ч. 2, ст. 161 ч. 2 п. "г" УК РФ к 4 годам лишения свободы. Постановлением <...> суда Санкт-Петербурга от 13 сентября 2006 года освобожден условно-досрочно на 1 год 7 месяцев 27 дней;

12 января 2009 года мировым судьей судебного участка N <...> Санкт-Петербурга по ст. 30 ч. 3, ст. 158 ч. 1, ст. 30 ч. 3, ст. 158 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы. На основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев,

осужден по ст. 161 ч. 2 п.п. "а, г" УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 3 года без штрафа, без ограничения свободы.

На основании ст. 74 ч. 5 УК РФ условное осуждение по приговору мирового судьи судебного участка N <...> Санкт-Петербурга от 12 января 2009 года отменено.

В соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров к назначенному наказанию частично в виде 2 месяцев лишения свободы, присоединена неотбытая часть наказания по приговору от 12 января 2009 года и окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 3 года 2 месяца без штрафа, без ограничения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Азовцевой О.А., объяснения осужденного Т. и адвоката Пышкина В.В., поддержавших кассационные жалобы и просивших приговор суда отменить, объяснения осужденного К.А. и адвоката Сторублевцевой В.С., поддержавших кассационные жалобы и просивших приговор суда отменить, мнение прокурора Елкова Г.П., возражавшего против кассационных жалоб, полагавшего приговор отмене не подлежащим, Судебная коллегия:

 

установила:

 

Т. и К.А. признаны виновными в совершении грабежа, то есть открытого хищения чужого имущества, группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья и с угрозой применения такого насилия.

Преступление было совершено 21 марта 2010 года около 17 часов 00 минут на территории Приморского района Санкт-Петербурга при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Т. и К.А. вину в совершении преступления не признали.

В кассационной жалобе и дополнениях осужденный Т. просит приговор суда отменить, указывая, что выводы суда основаны на доказательствах, собранных в ходе предварительного следствия. При этом судом не учтено, что потерпевший Р. в ходе судебного разбирательства заявил, что дал ложные показания и намеренно оговорил подсудимых. Данные обстоятельства подтвердил свидетель С. в судебном заседании 03 июня 2010 года. При таких обстоятельствах осужденный полагает, что показания указанных лиц, данные в ходе предварительного следствия, не могут быть признаны допустимыми доказательствами.

Оценивая стоимость похищенного имущества, осужденный Т. просит учесть, что срок действия проездного билета составлял 9 дней, поясная сумка и кепка не были новыми. MP-3 плеер не был обнаружен, в связи с чем о его наличии и оценке известно только со слов потерпевшего. Кроме того, потерпевший подтвердил, что вещи были старые, и оценил ущерб в 1 000 рублей.

В кассационной жалобе адвокат Пышкин В.В. также просит приговор в отношении Т. отменить, дело направить на новое судебное разбирательство.

В обоснование ссылается на отсутствие доказательств виновности его подзащитного в совершении преступления, предусмотренного ст. 161 ч. 2 п.п. "а, г" УК РФ. При этом ссылается на показания потерпевшего Р. в ходе предварительного следствия, пояснившего, что Т. и К.А. требовали от него отвести их домой к С., одновременно взяли за руки и потащили. Сообщение о том, что Т. и К.А. требовали у потерпевшего передачи денег, в показаниях потерпевшего отсутствует.

Также просит учесть, что потерпевший Р. в ходе предварительного следствия пояснил, что ему неизвестно, кто именно ударил его по затылку, поэтому вывод суда о том, что это сделал именно Т. необоснован.

Кроме того, адвокат Пышкин В.В. указывает на то обстоятельство, что потерпевшим Р. в судебном заседании было сделано заявление о даче им в ходе предварительного следствия заведомо ложных показаний в отношении обвиняемых, а также о наличии долга у него и С. перед К.А., однако судом этому обстоятельству оценки не дано.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный К.А. просит приговор отменить. В обоснование просит учесть, что потерпевший не обращался в медицинское учреждение по факту получения телесных повреждений, поэтому об этих обстоятельствах известно только с его слов.

Указывает, что первоначальные следственные действия проводились в ночное время, что недопустимо.

Показания свидетеля С. не были проверены на месте. Между тем, он не мог наблюдать через глазок за происходящим на лестничной площадке, отгороженной дверью от коридора, где расположены квартиры жильцов, так как согласно фототаблице, представленной адвокатом Пышкиным В.В., глазок этой двери заплавлен и закрашен.

Данное обстоятельство подтвердил в судебном заседании свидетель С., пояснив, что он не видел, чтобы подсудимые отбирали у Р. какие-то вещи и применяли к нему физическое насилие.

Кроме того, просит учесть, что потерпевший Р. находился в состоянии наркотического опьянения, свидетель С. также ранее судим и является наркозависимым лицом.

Суд не принял во внимание, что он (К.А.) трудоустроен, имеет на иждивении несовершеннолетнюю дочь, награжден медалью "За службу на Кавказе", имеет хронические заболевания.

Адвокат Сторублевцева В.С. в кассационной жалобе в защиту осужденного К.А. просит переквалифицировать его действия на ст. 330 УК РФ, указывая, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, в связи с чем судом дана неправильная квалификация действий К.А. В ходе рассмотрения дела судом кассационной инстанции заявила о необходимости отмены приговора суда по основаниям, изложенным в кассационной жалобе.

Просит учесть показания К.А. о том, что потерпевший Р. длительное время не возвращал ему долг и 21 марта 2010 года при встрече с Р. и С. он потребовал его возврата. Поскольку С. убежал, Р. показал место его жительства и добровольно отдал ему (К.А.) проездной билет и поясную сумку в залог до возвращения долга.

При таких обстоятельствах адвокат полагает, что действия ее подзащитного не могут быть квалифицированы по ст. 161 ч. 2 п.п. "а, г" УК РФ.

На кассационные жалобы осужденных и их защитников государственным обвинителем прокуратуры Приморского района Санкт-Петербурга Зейдак В.А. принесены возражения, в которых указывается на законность и обоснованность приговора суда и отсутствие оснований для его отмены.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, дополнений и возражений, Судебная коллегия находит приговор законным, обоснованным и справедливым.

В основу приговора судом обоснованно положены показания потерпевшего Р., данные им в ходе предварительного следствия 21 и 28 марта 2010 года, а также в ходе очных ставок с Т. и К.А., и оглашенные в судебном заседании, согласно которым они со С. находились на улице, когда к ним подошли ранее незнакомые К.А. и Т. и отвели С. в сторону. С. убежал, а они подошли к нему (Р.), потребовали отвести домой к С. После отказа они взяли его (Р.) под руки и потащили в сторону, куда убежал С. По пути Т. и К.А. говорили, что если он (Р.) будет сопротивляться, то они будут его бить. Кроме того подсудимые говорили, что они (Р. и С.) должны им деньги, на что он ответил, что ни о каком долге ему неизвестно. Пройдя некоторое расстояние он (Р.) получил удар по затылку со стороны Т. от которого упал. К.А. заломил ему руку за спину, а Т.С. отстегнул его поясную сумку, которую впоследствии передал К.А. В данной сумке находился MP-3 плеер. Затем Т. и К.А. насильно удерживая повели его (Р.) к дому С., где на площадке 4-го этажа Т. нанес ему два удара в голову, а К.А. - один удар в голову и один в область ребра. В результате ударов у него (Р.) с головы слетела кепка, которую забрал К.А., а Т. вытащил из наружного кармана его куртки проездной и также передал К.А. (л.д. 12, 13 - 16, 28 - 29, 51 - 53).

Предметом исследования суда явились также показания свидетеля С., данные им в ходе предварительного следствия и оглашенные в судебном заседании, согласно которым 21 марта 2010 года он со своим другом Р. встретил К.А. и Т. К.А. стал ему (С.) угрожать, требовать возврата долга, поэтому он убежал. Находясь дома он услышал крик на лестничной площадке и увидел через дверной глазок, что Т. и К.А. избивают Р., а затем стали его обыскивать, Т. нашел в кармане куртки проездной и отдал его К.А. Также он (С.) видел, как К.А. положил в пакет кепку Р.

Показания указанных лиц в совокупности с письменными доказательствами, в том числе, протоколом принятия устного заявления о преступлении от Р., согласно которому 21 марта 2010 года двое неизвестных мужчин, применив в отношении его физическую силу, открыто похитили поясную сумку, в которой находился MP-3 плеер, а также кепку и проездной билет, причинив значительный ущерб,

протоколом обыска, согласно которому по месту жительства К.А. изъяты поясная сумка и единый проездной билет;

протоколом опознания предметов, согласно которому Р. опознал среди представленных вещей свою сумку,

позволили суду сделать обоснованный вывод о доказанности вины Т. и К.А. в совершении преступления, предусмотренного ст. 161 ч. 2 п.п. "а, г" УК РФ.

Перечисленные доказательства подверглись оценке суда с точки зрения их соответствия требованиям уголовно-процессуального закона и обоснованно были признаны относимыми, допустимыми, достоверными и достаточными для установления вины Т.С. и К.А.

Оснований для отмены либо изменения приговора суда по доводам кассационных жалоб осужденных и их защитников судебная коллегия не усматривает.

Доводы осужденных о том, что они не совершали противоправных действий в отношении потерпевшего, Р. сам отдал им сумку с проездным билетом в залог до возвращения долга, явились предметом исследования суда и обоснованно признаны несостоятельными с приведением мотивов принятого решения.

В частности, суд правильно указал, что эти показания опровергаются совокупностью исследованных доказательств, в том числе показаниями потерпевшего Р. и свидетеля С. данными им в ходе предварительного следствия. Именно эти показания положены судом в основу обвинительного приговора, так как они согласуются между собой, не имеют существенных противоречий и объективно подтверждаются иными исследованными по делу доказательствами.

Оценивая показания потерпевшего и свидетеля С. в суде, суд обоснованно установил, что оснований доверять этим показаниям не имеется. Указывая мотивы своих выводов в этой части, суд сослался на то обстоятельство, что потерпевшей Р. на момент вынесения приговора сам находился под стражей, доставлялся в судебное заседание совместно с подсудимыми, имел возможность согласовать свою позицию. Кроме того, в ходе предварительного следствия потерпевший Р. неоднократно давал показания, в том числе на очных ставках с обвиняемыми, последовательно и подробно описывал действия Т. и К.А., подписывал протоколы, не имел к ним замечаний.

Данные выводы суда базируются, в том числе, на допросе в качестве свидетелей следователей СУ при УВД по Приморскому району Санкт-Петербурга М. и С.Т., которые проводили следственные действия с участием потерпевшего Р. При этом оба следователя подтвердили, что Р. последовательно и четко излагал события 21 марта 2010 года, неоднократно уточнял, что с К.А. и Т. он незнаком, ему неизвестно ни о каком долге С.

Оценивая показания потерпевшего о том, что в ходе проведения следственных действий с его участием, он находился в состоянии алкогольного и наркотического опьянения, а потому мог подписать документы, не осознавая правильность содержащейся в них информации, суд сослался на показания следователя М., который категорически отверг показания Р. в этой части, а, кроме того, пояснил, что никакого давления на потерпевшего не оказывалось, что подтвердил и сам Р. (л.д. 165, 212). Кроме того, в протокол допроса Р. от 28 марта 2010 года внесены собственноручные дополнения потерпевшего, что также свидетельствует о том, что потерпевший ознакомился с протоколом, согласился с его содержанием, сделав необходимые дополнения.

При таких обстоятельствах доводы кассационных жалоб осужденного Т.С. и адвоката Пышкина В.В. о том, что потерпевшей Р. оговорил подсудимых, несостоятельны. Заявление, сделанное потерпевшим по этому поводу в суде первой инстанции, а также приобщенное к материалам дела после постановления приговора суда, не может быть признано основанием для отмены приговора. Кассационную жалобу потерпевший Р. не подавал.

К аналогичному выводу суд пришел оценивая показания свидетеля С. в суде, как недостоверные. При этом суд обоснованно сослался на показания следователя С.Т., которая также пояснила, что свидетель давал последовательные и четкие показания, давление на него оказано не было, что не оспаривалось и С. (л.д. 179).

Помимо этого оценку суда в приговоре получили и доказательства, представленные адвокатом Пышкиным В.В. в обоснование доводов о невозможности свидетеля С. видеть происходящее на лестничной площадке. Исследуя фототаблицу, как иной документ, который признан относимым, суд, в то же время правильно указал, что из представленной фототаблицы невозможно установить достоверно отсутствие в глазок обзора лестничной площадки перед лифтами, то есть места преступления. Кроме того, вопреки доводам адвоката Пышкина В.В., из фотографий не видно, что дверной глазок замазан либо закрашен полностью.

Доводы адвоката Пышкина В.В. о том, что осужденные не требовали от потерпевшего передачи денег несостоятельны. Согласно показаниям потерпевшего Р. на предварительном следствии, Т. и К.А. насильно схватили его под руки, стали тащить в сторону, куда убежал С., требуя указать место его жительства. По дороге они говорили, что Р. и С. должны им деньги, на пояснения потерпевшего о том, что он не знает ни о каком долге, не реагировали. Наоборот, Т.С. и К.А. применили насилие к потерпевшему, нанеся ему удар, открыто похитили поясную сумку с MP-3 плеером. Затем, находясь на лестничной площадке у квартиры С., и осознавая, что последний не выйдет, продолжили противоправные действия в отношении Р., нанося удары по голове и телу потерпевшего, затем обыскали его карманы, открыто похитили проездной билет и кепку.

Доводы кассационной жалобы адвоката Пышкина В.В. об отсутствии в материалах дела доказательств того, что первый удар по пути к дому С. потерпевшему нанес Т.С., не основаны на представленных доказательствах.

Обосновывая свои выводы в этой части, суд правильно сослался на показания Р., данные в ходе предварительного следствия при допросах в качестве потерпевшего и на очных ставках с Т.С. и К.А. Кроме того, показания в этой части не оспаривал и К.А. на очной ставке с потерпевшим.

Оснований сомневаться в показаниях потерпевшего Р., данных им в ходе предварительного следствия, относительно объема похищенного и его оценки у суда не имелось.

Указание адвоката Сторублевцевой В.С. на то обстоятельство, что потерпевший не обратился в медицинское учреждение в связи с полученными им телесными повреждениями, не ставит под сомнение выводы суда о признании допустимыми доказательствами показания потерпевшего Р. и свидетеля С., данные ими в ходе предварительного следствия, касающиеся факта причинения осужденными телесных повреждений Р.

Оснований для признания недопустимыми доказательствами протоколов допросов потерпевшего Р. (л.д. 12), подозреваемого Т. (л.д. 26 - 27), протокола очной ставки между Р. и Т. (л.д. 28 - 29) у суда не имелось. Оценивая данные доказательства как относимые и допустимые, суд привел при приговоре мотивы принятого решения, которые судебной коллегией оцениваются как убедительные и основанные на законе.

Доводы защиты адвоката Сторублевцевой В.С. о необходимости переквалификации действий ее подзащитного на ст. 330 УК РФ являются несостоятельными. Как правильно указал суд, в ходе предварительного следствия потерпевший и свидетель С. отрицали наличие долга. Данное обстоятельство свидетель подтвердил в суде (л.д. 180). Суд также обоснованно учел, что ничего из похищенного потерпевшему добровольно возвращено не было.

При таких обстоятельствах выводы суда о виновности Т. и К.А. в совершении преступления, за которое они осуждены, соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствам и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах, полученных с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, полно и правильно приведенных в приговоре, в связи с чем их достоверность сомнений у судебной коллегии не вызывает. Квалификация действий осужденных является правильной.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, при рассмотрении дела судом не допущено.

Наказание осужденным назначено в соответствии с законом, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о личности осужденного и обстоятельств, влияющих на наказание. При назначении наказания судом учтены как обстоятельства совершенного преступления, так и данные о личности подсудимых, что послужило основанием для назначения Т. наказания в виде лишения свободы на минимальный срок, предусмотренный санкцией ст. 161 ч. 2 УК РФ, а К.А. - на срок, близкий к минимальному, с учетом требований ст. 68 ч. 2 УК РФ, так как в действиях К.А. установлено обстоятельство, отягчающее наказание - рецидив преступлений.

Оснований для снижения срока наказания К.А. по доводам его кассационной жалобы, в которой он ссылается на наличие ряда хронических заболеваний и медали "За службу на Кавказе", судебная коллегия не усматривает, так как указанные данные, характеризующие личность осужденного, не являются обстоятельствами, перечисленными в ст. 61 ч. 1 УК РФ, которые должны быть признаны в качестве смягчающих. Кроме того, представленные данные не повлияли на справедливость назначенного судом наказания.

Вид исправительного учреждения назначен осужденным правильно в соответствии с требованиями ст. 58 ч. 1 п.п. "б, в" УК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 09 июня 2010 года в отношении Т. и К.А. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных Т. и К.А., адвокатов Пышкина В.В. и Сторублевцевой В.С. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь