Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 сентября 2010 г. N 33-13305/2010

 

Судья: Карева Г.Г.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Рогачева И.А.

судей Вологдиной Т.И. и Нюхтилиной А.В.

с участием прокурора Мазиной О.Н.

при секретаре К.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании 27 сентября 2010 года кассационное представление прокурора, участвовавшего в деле, и кассационную жалобу А.Е. и А.В. на решение Московского районного суда Санкт-Петербурга от 14 июля 2010 года по делу N 2-421/10 по иску Д. к А.Е. и А.В. о признании ордера недействительным, выселении и вселении, по встречному иску А.Е. и А.В. к Д. о признании утратившей право пользования жилым помещением.

Заслушав доклад судьи Рогачева И.А., выступление прокурора Санкт-Петербургской городской прокуратуры Мазиной О.Н., поддержавшей кассационное представление, объяснения А.Е. и представителя ответчиков М.Е., поддержавших жалобу, Д. и ее представителя С., полагавших, что оснований для отмены обжалуемого решения не имеется, судебная коллегия

 

установила:

 

Д. с декабря 1989 г. постоянно зарегистрирована по месту жительства в общежитии по адресу <...>, ранее принадлежавшем Лен. (после приватизации - ОАО "С."), где она работала с 1985 г. по 1995 г., будучи уволена по сокращению штатов (т. 1, л.д. 18, 35 - 37).

При приватизации предприятия в 1992 году здание общежития по указанному адресу было включено в уставный капитал ОАО "С." и перешло в его собственность, в дальнейшем было передано в собственность ООО "СК." по договору купли-продажи от 22.12.2003 г., а по договору купли-продажи от 09.08.2004 г. - в собственность ООО "У." (т. 1, л.д. 131, т. 2, л.д. 15).

Д. занимала в квартире N <...> указанного общежития изолированную комнату площадью 13,9 кв. м, по которой ей начислялись платежи за пользование жилым помещением и за коммунальные услуги, что подтверждено документами об оплате, а также копией списка проживающих в общежитии, составленного администрацией ОАО "С." (т. 1, л.д. 50 - 60).

В той же квартире с августа 1990 г. проживают А.Е. и ее сын А.В. 1988 г. рождения, которые первоначально занимали комнату площадью 14,9 кв. м (т. 1, л.д. 90, 55 - 60).

В октябре 2009 г. Д. обратилась в суд с иском об обязании А.Е. и А.В. не препятствовать ей в проживании в комнате площадью 13,9 кв. м, указав на то, что в ноябре 2003 г. обнаружила факт замены замка входной двери квартиры, куда ее перестали впускать ответчики, выяснила, что из квартиры были вынесены ее вещи и мебель, обращалась с жалобами в милицию и в прокуратуру, которые результата не дали.

В процессе рассмотрения дела Д. дополнительно заявила требования о признании недействительным внутреннего ордера на право занятия обеих комнат квартиры N <...>, оформленного ОАО "С." на имя А.Е. 04.12.2003 г., на который ответчики ссылались в обоснование своих возражений против иска, о выселении А.Е. и А.В. из спорной комнаты и о вселении туда истицы (т. 1, л.д. 28, 112, 177).

А.Е. и А.В. предъявили встречное требование о признании Д. утратившей право пользования комнатой площадью 13,9 кв. м (т. 1, л.д. 147 - 151).

Решением Московского районного суда Санкт-Петербурга от 14.07.2010 г. исковые требования Д. удовлетворены: признан недействительным ордер N 8 от 04.12.2003 г., выданный на имя А.Е. на квартиру N <...>; постановлено выселить из указанной комнаты А.Е. и А.В. в комнату площадью 14,9 кв. м в той же квартире и вселить в спорную комнату Д. В удовлетворении встречного иска А.Е. и А.В. решением суда отказано.

В кассационной жалобе А.Е. и А.В. просят отменить вынесенное по делу решение, считая его необоснованным и не соответствующим нормам материального и процессуального права.

В кассационном представлении прокурора, участвовавшего в деле, ставится вопрос об отмене решения как необоснованного и не соответствующего нормам материального права с вынесением нового о признании Д. утратившей право пользования спорным жилым помещением и об отказе в удовлетворении ее исковых требований.

Изучив материалы дела, обсудив доводы жалобы и представления, судебная коллегия приходит к выводу о том, что обжалуемое решение подлежит отмене, поскольку судом первой инстанции при разрешении спора неправильно применены нормы материального права и дана неправильная оценка юридически значимым обстоятельствам, установленным на основе доказательств, которые позволяют сделать вывод о том, что договорные отношения между владельцем общежития и Д. по поводу пользования спорной комнатой фактически были прекращены (она перестала проживать в данном помещении, не вносила плату за пользование им и за коммунальные услуги, не участвовала в его содержании и ремонте), и напротив, были установлены договорные отношения с А.Е. по поводу пользования обеими комнатами квартиры.

Так, из документов, представленных в суд истицей Д., следует, что квартплата за комнату площадью 14 (13,9) кв. м вносилась ею до июня 2004 г. (т. 1, л.д. 51 - 54).

Доказательств реализации Д. в последующий период каких-либо прав или исполнения обязанностей, вытекающих из договора найма, ею представлено не было.

Вместе с тем представленными в суд копиями платежных документов подтверждено, что по крайней мере с декабря 2005 г. платежи за пользование жилым помещением начислялись на имя А.Е. в отношении обеих комнат квартиры N <...> и фактически вносились ею (т. 1, л.д. 61 - 69).

Таким образом, А.Е. реализует права нанимателя в отношении всей квартиры, оплачивая пользование этим жилым помещением, произведя ремонт во всех комнатах квартиры (т. 1, л.д. 186 - 189 - фотографии, л.д. 217 - 240 - квитанции), что позволяет признать, что с указанного времени фактически существовали отношения найма жилого помещения между А.Е. и владельцем общежития.

Выписанные ООО "У." счета-извещения на оплату пользования спорной комнатой на имя Д. за период с сентября 2005 г. по февраль 2010 г., не оплаченные истицей (т. 1, л.д. 190 - 216), не опровергают изложенное выше, поскольку факт их неоплаты свидетельствует об отказе Д. от исполнения договора найма жилого помещения.

Из материалов дела также следует, что Д. с 01.02.2002 г. состоит в браке с К.А. (т. 2, л.д. 8) и проживает совместно с ним в комнате площадью 10,1 кв. м в квартире <...>, приобретенной К.А. по договору купли-продажи от 12.02.2002 г. (т. 2, л.д. 32).

Указанное обстоятельство не позволяет согласиться с выводом суда первой инстанции о том, что отсутствие истицы в спорном жилом помещении было вынужденным и обусловлено созданием ей препятствий в пользовании комнатой.

Возражая против иска Д., ответчики заявили о пропуске ею срока исковой давности для оспаривания внутреннего ордера, на который они ссылались в подтверждение своих прав на всю квартиру.

Указанное заявление признано судом необоснованным со ссылкой на то, что о наличии ордера истица узнала только в ходе судебного разбирательства, и на положение п. 1 ст. 200 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которому течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

С приведенной мотивировкой согласиться нельзя, поскольку, как правильно указано в кассационном представлении прокурора, к требованию о признании ордера недействительным в силу ст. 48 Жилищного кодекса РСФСР, действовавшего до 01.03.2005 г., подлежит применению трехлетний срок исковой давности, исчисляемый с даты выдачи ордера.

Д. с 2003 года была осведомлена об оспаривании ее права пользования комнатой, подтверждается копиями ее обращений на имя прокурора Московского района от 24.11.2003 г. и от 08.01.2004 г. (т. 1, л.д. 7, 8), ответов на них (т. 1, л.д. 19 - 22), а также сообщения на ее имя из 29 отдела милиции Московского района с разъяснением о возможности разрешения жилищного спора в судебном порядке (т. 1, л.д. 9).

В свою очередь, при своевременном обращении Д. в суд за защитой своих прав она имела бы возможность также узнать о наличии у ответчиков ордера N 8 от 04.12.2003 г., при этом существовали бы более широкие возможности для проверки оснований выдачи ордера, поскольку ОАО "С." было исключено из реестра юридических лиц лишь 26.05.2004 г. (т. 1, л.д. 130).

Вместе с тем в данном случае нельзя признать, что защита прав Д. обусловлена исключительно признанием недействительным ордера, предъявленного ответчиками, поскольку подлинность этого ордера какими-либо доказательствами (в частности, решением администрации и профкома ОАО "С." о предоставлении комнаты) не подтверждена, а его содержание вступает в противоречие с приведенными выше данными о начислении платы за проживание в спорной комнате на имя Д. и после 04.12.2003 г. (указанной в ордере даты его выдачи).

В связи с этим сторона истицы правильно указывала на наличие оснований сомневаться в том, что ордер действительно был оформлен наймодателем в установленном порядке, а не является подложным.

Однако изложенное не опровергает основания для применения общего трехлетнего срока исковой давности к требованиям Д. о восстановлении ее прав, вытекающих из договора найма жилого помещения, и об оспаривании прав ответчиков.

В силу положений ст. 208 ГК РФ исковая давность не распространяется на требования собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения не были соединены с лишением владения (статья 304).

В данном случае указываемое Д. нарушение ее прав нельзя признать не связанным с лишением владения, поскольку, как указано выше, она по крайней мере с 2003 года не имеет доступа в спорную комнату, которая находится в пользовании ответчиков, ставших ее нанимателями.

То обстоятельство, что Д. сохраняет регистрацию по месту жительства в общежитии по адресу <...>, которая сама по себе не является основанием возникновения или сохранения права пользования жилым помещением (п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31.10.1995 г. N 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия", п. 11 Постановления Пленума ВС РФ от 02.07.2009 г. N 14 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации"), и не была в судебном порядке признана утратившей право пользования общежитием, не дает оснований считать, что это право истицы может быть восстановлено в любое время по ее обращению, независимо от того, когда возникло нарушение этого права, и безотносительно к исковой давности.

Как разъяснено в пункте 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 02.07.2009 г. N 14 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации", если в Жилищном кодексе Российской Федерации не установлены сроки исковой давности для защиты нарушенных жилищных прав, то к спорным жилищным отношениям применяются сроки исковой давности, предусмотренные Гражданским кодексом Российской Федерации (статьи 196, 197 ГК РФ), и иные положения главы 12 Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности (часть 1 статьи 7 ЖК РФ). При этом к спорным жилищным отношениям, одним из оснований возникновения которых является договор (например, договор социального найма жилого помещения, договор найма специализированного жилого помещения, договор поднайма жилого помещения, договор о вселении и пользовании жилым помещением члена семьи собственника жилого помещения и другие), применяется общий трехлетний срок исковой давности (статья 196 ГК РФ).

В свою очередь, разрешаемый спор связан, с одной стороны, с защитой прав Д., основанных на договоре найма жилого помещения в общежитии, а с другой стороны, с оспариванием прав А.Е. и А.В., также основанных на договорных отношениях с владельцем общежития, который после выбытия Д. из спорной комнаты передал ее в пользование указанным лицам, а они осуществляли оплату пользования жилым помещением и коммунальными услугами.

При таком положении на требования Д. о восстановлении ее прав на спорную комнату распространяется общий срок исковой давности, исчисляемый в соответствии с правилами п. 1 ст. 200 ГК РФ.

Указанный срок значительно пропущен истицей, которая, как указано выше, знала об оспаривании ее прав на комнату с 2003 года. На какие-либо обстоятельства, позволяющие признать причины пропуска срока исковой давности уважительными, Д. не указала и соответствующих доказательств не привела.

В силу п. 2 ст. 199 ГК РФ истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

С учетом изложенного решение суда первой инстанции по настоящему делу не может быть признано законным и обоснованным и подлежит отмене. Принимая во внимание, что все юридически значимые обстоятельства установлены на основе имеющихся материалов, судебная коллегия считает возможным вынести новое решение по существу спора без направления дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Руководствуясь ст. 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Московского районного суда Санкт-Петербурга от 14 июля 2010 года по настоящему делу отменить.

Признать Д. утратившей право пользования изолированной комнатой площадью 13,9 кв. м в квартире <...>.

В удовлетворении требований Д. к А.Е. и А.В. о признании ордера недействительным, выселении и вселении отказать.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь