Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 сентября 2010 г. по делу N 33-2955

 

Судья: Петрова Л.С.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики в составе

председательствующего Смирновой Т.В.,

судей Глуховой И.Л., Кричкер Е.В.,

при секретаре А.Н.Н.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в г. Ижевске 27 сентября 2010 года гражданское дело по кассационной жалобе Н.Г.С. на решение Ленинского районного суда г. Ижевска от 02 августа 2010 года, которым

иск Н.Г.С. к С.Г.П., федеральному государственному учреждению "З" по Удмуртской Республике, Управлению Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Удмуртской Республике о признании незаконной постановки на кадастровый учет смежного земельного участка по адресу: <...> в части указания поворотных точек границ со смежным земельным участком по адресу: <...> и аннулировании (исключении) сведений из государственного кадастрового учета поворотных точек 1, 2 между смежными земельными участками по номерам <...>, указания границы, проходящей по забору и стене строения согласно акту установления (восстановления, определения местоположения установленных) границ земельного участка <...> от 17.07.2002 г. оставлен без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Удмуртской Республики Глуховой И.Л., объяснения Н.Г.С. и его представителей по доверенности Н.С.Г. и С.А.В., поддержавших доводы жалобы, объяснения С.Г.П. и ее представителей Б.Т.С. и А.Р.П., представителя ОАО "З" К.Н.Г., представителя ФГУ "З" по Удмуртской Республике К.Л.Д., представителя Управления Росреестра по Удмуртской Республике Ш.П.И., полагавших жалобу необоснованной, Судебная коллегия

 

установила:

 

Н.Г.С. обратился в суд с иском к С.Г.П. и Управлению Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Удмуртской Республике (далее - Управление Росреестра по УР) о признании незаконной постановки на кадастровый учет смежного земельного участка с кадастровым номером <...>, расположенного по адресу: <...>. В обоснование указал, имеет в собственности земельный участок в <...>, смежный участок по <...> принадлежит С.Г.П., данный участок поставлен на кадастровый учет. Истец полагает, что постановка смежного земельного участка по <...> на кадастровый учет произведена с нарушением процедуры межевания, проведения межевых работ в отсутствие извещения истца как смежного землепользователя, при наличии указания в акте согласования границ от 17.06.2002 года возражений истца по границе, необходимости переноса существующего забора на 50 сантиметров вглубь участка N <...>, что противоречит Инструкции по межеванию земель от 08.04.1996 г., статье 17 Федерального закона от 18.06.2001 г. N 78-ФЗ "О землеустройстве", статье 69 Земельного кодекса РФ, пункту 3 статьи 26 ФЗ "О государственном земельном кадастре" от 02.01.2000 г. N 28-ФЗ. О постановке на кадастровый учет смежного участка согласно акта установления границ от 17.07.2002 г. истец узнал лишь в декабре 2009 в ходе рассмотрения судом другого гражданского дела с данным ответчиком о восстановлении границы, устранении препятствий в пользовании земельным участком со стороны и встречному иску о сносе строения. Поэтому полагает, что срок для оспаривания действий государственного органа о постановке участка N <...> на кадастровый учет, им не пропущен.

В ходе рассмотрения дела представитель истца уточнил исковые требования, просил признать незаконной постановку на кадастровый учет земельного участка в <...> (кадастровый номер <...>) и обязать ответчиков аннулировать сведения из государственного кадастрового учета в части указания поворотных точек 1, 2 между смежными земельными участками под номерами <...> и <...> и границы, проходящей по забору и стене строения, согласно акту установления (восстановления, определения местоположения установленных) границ земельного участка <...> от 17.07.2002 года.

Определением суда от 21.01.2010 в качестве третьих лиц на стороне ответчиков привлечены ОАО "З" (далее - ОАО "З"), ФГУ "З" по УР (далее - ФГУ "З" по УР).

В судебном заседании Н.Г.С. на удовлетворении данных требований настаивал.

Ответчик С.Г.П. иск не признала. Пояснила, что процедура межевания в 2002 г. проведена в соответствии с действующим на тот момент законодательством. Истец был извещен о проведения межевых работ, непосредственно присутствовал при их проведении. На момент проведения межевания смежная граница на всем протяжении ее длины была обозначена забором, поворотные точки устанавливались по существующим на тот период времени столбам забора. Впоследствии истец постепенно сместил забор в сторону участка ответчицы, столбы от старого забора оказались встроенными в новые постройки истца. Истец обращался с просьбой о переносе забора, поскольку он не мог обслуживать свои строения. Считает, что истцом пропущен срок для оспаривания действий по постановке участка на кадастровый учет, поскольку истец знал с 2002 г. знал о постановке участка на кадастровый учет в указанных границах и спора по границе не заявлял.

Представитель Управления Росреестра по УР Ш.П.И., исковые требований не признал. Полагает, что требования истца подлежат разрешению в рамках производства, вытекающего из публично-правовых отношений. Трехмесячный срок на такое обращение истцом пропущен без уважительных причин. Считает, что Управление Росреестра по УР не является надлежащим ответчиком по заявленным требованиям, поскольку обжалуются действия ФГУ "З" по УР. Акт согласования границ земельного участка истцом был подписан. Требования закона при постановке земельного участка по <...> на кадастровый учет нарушены не были.

Представитель ФГУ "З" по УР К.Л.Д. с иском не согласилась. Поддержала доводы представителя Управления Росреестра по УР о пропуске срока на обращение в суд. Полагала, что кадастровый учет спорного земельного участка был произведен в соответствии с требованиями законодательства.

Представитель третьего лица ОАО "З" К.Н.Г. возражал против удовлетворения требований. Указал, что межевание земельного участка N <...> по <...> проведено в соответствии с Инструкцией по межеванию земель, спора по границе не было заявлено. Представленный ответчицей акт выноса поворотных точек границ земельного участка на местность в натуре, согласно которым строения истца частично оказываются на территории земельного участка С.Г.Л., не свидетельствуют о технических ошибках, поскольку координаты точек при выносе их на местность находятся в пределах допустимой погрешности.

Суд постановил вышеуказанное решение.

В кассационной жалобе Н.Г.С. просит решение суда отменить и принять новое решение об удовлетворении иска. Приводит доводы о несоответствии выводов суда обстоятельствам дела, указывает, что в результате постановки на кадастровый учет земельного участка N <...> по <...>, границы этого участка проходят по постройкам истца, возведенным до проведения межевания. В материалах дела отсутствуют доказательства извещения истца о межевании участка. В акте согласования отсутствует подпись С., на документе отсутствует дата. Доказательств ознакомления истца с актом согласования границ до постановки смежного участка на кадастровый учет не имеется. Суд неправильно применил норму права, определяющую норматив ошибки при выносе границ в натуре. Считает незаконным применение судом сроков исковой давности.

Изучив материалы дела, оценив доводы жалобы, Судебная коллегия, проверив законность и обоснованность решения суда в пределах доводов кассационной жалобы, оснований его отмены не находит.

Как усматривается из материалов дела, земельный участок в <...>, с кадастровым номером N <...>, являлся земельным участком, ранее учтенным в государственном земельном кадастре, площадь и границы которого подлежали уточнению при межевании. На основании договора на выполнение землеустроительных работ от 17.07.2002 г., заключенного правообладателем С.П.Д. (собственником участка N <...>) с унитарным муниципальным предприятием "З" (далее - УМП "З"), проведено межевание земельного участка N <...> по <...>. 17.07.2002 г. специалистом УМП "З" составлен акт установления (восстановления, определения местоположения установленных) границ земельного участка, в соответствии с которым граница между участками NN <...>, <...> проходит по поворотным точкам 1 - 2 по забору, стене строения (л.д. 124), составлен также акт согласования границ земельного участка N <...>, согласованный со смежным землепользователем земельного участка N <...> Н.Г.С., при этом истец подписал акт с условием переноса забора на 50 см от столба до его столба (л.д. 59).

На основании заявки С.П.Д. от 02.08.2002 г. ФГУ "З" по УР 29.08.2002 г. по результатам межевания внесены изменения в характеристики земельного участка в части установления границы со смежным земельным участком по адресу <...> с кадастровым номером <...>.

В соответствии с заявленными требованиями истец просил признать незаконной постановку на кадастровый учет земельного участка N <...> в части указания границы со смежным участком N <...>, обозначенной в акте установления границ (восстановления, определения местоположения установленных границ) земельного участка N <...> по <...> от 17.07.2002 г. как проходящей по поворотным точкам 1, 2 по забору и стене строения.

Постановка на кадастровый учет в спорный период (август 2002 г.) в силу пунктов 1, 3 статьи 9 ФЗ "О государственном земельном кадастре" от 02.01.2000 г. N 28-ФЗ осуществлялась федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным на осуществление деятельности по ведению государственного земельного кадастра, как непосредственно, так и через свои территориальные органы.

Во исполнение данной нормы Федерального закона в силу п.п. 1, 3 Положения "О Федеральной службе земельного кадастра России", утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 11 января 2001 года N 22, определен орган, организующий ведение земельного кадастра - Росземкадастр, который осуществляет свои функции через свои территориальные органы и в ведении которого находятся федеральные унитарные предприятия, учреждения и организации.

Росземкадастром учрежден территориальный орган - федеральное государственное учреждение "З" по Удмуртской Республике (ФГУ "З" по УР), являющееся юридическим лицом, основной задачей которого является осуществление исполнительных функций по ведению государственного земельного кадастра, возложенного на Росземкадастр. Согласно п. 2.2 Устава во исполнение указанной задачи учреждение осуществляет государственный кадастровый учет земельных участков, в том числе учет текущих изменений характеристик земельных участков (л.д. 90).

Из содержания искового заявления Н.Г.С. следует, что в данном деле им оспаривается законность действий Управления Росреестра по УР и ФГУ "З" по УР по постановке на кадастровый учет смежного земельного участка. При этом каких-либо материально-правовых требований к С.Г.П. как собственнику смежного участка, связанных с разрешением спора о праве, в частности, требований об установлении смежной границы, в данном деле им не заявлено.

Поэтому, учитывая, что в данном деле требования истца, по сути, сводятся к оспариванию законности действий уполномоченных органов по проведению государственного кадастрового учета изменений характеристик смежного земельного участка, подлежащие разрешению в порядке главы 25 ГПК РФ, суд в рамках предмета требований при разрешении данного дела верно определил в качестве значимых обстоятельств, подлежащих доказыванию, проверку того, совершены ли оспариваемые действия уполномоченным органом, и соблюдена ли данным органом предусмотренная законом процедура постановки земельного участка на кадастровый учет.

При этом суд пришел к правильному выводу о недоказанности нарушения уполномоченным органом процедуры постановки земельного участка на кадастровый учет.

Так, пунктом 2 статьи ст. 19 ФЗ от 02.01.2000 N 28-ФЗ "О государственном земельном кадастре", действовавшими на момент проведения государственного кадастрового учета изменений характеристик земельного участка N <...>, для проведения государственного кадастрового учета земельного участка, а также для проведения кадастрового учета изменений характеристик земельного участка, заинтересованные правообладатели земельных участков подают в органы, осуществляющие деятельность по ведению государственного земельного кадастра, заявку, правоустанавливающий документ на земельный участок и документы о межевании.

В соответствии с письмом Федеральной службы земельного кадастра России от 02.08.2001 N ВК/435 "О порядке оформления документов ГЗК" в качестве документов о межевании земельных участков, необходимых для постановки на государственный кадастровый учет вновь образованных земельных участков или уточнения сведений о ранее учтенных земельных участках, использовались и предъявлялись чертеж границ земельного участка (участков) и список координат межевых знаков. Акт согласования границ земельного участка не входил в список документов, предоставляемых для осуществления вышеуказанных процедур.

Требуемые вышеуказанными актами документы собственником земельного участка были представлены.

Свое несогласие с проведением кадастрового учета истец связывал с неизвещением его о проведении действий по установлению и согласованию границ земельного участка, а также с согласованием им границ смежных земельных участков под условием переноса забора вглубь участка N <...>.

В свою очередь, установление на местности границ земельных участков, закрепление их на местности, согласование их с лицами, права которых нарушены, относятся в соответствии со ст. 17 ФЗ N 78-ФЗ от 18.06.2001 г. "О землеустройстве", п. 9 Положения о проведении территориального землеустройства, утвержденного постановлением Правительства РФ от 07.06.2002 г. N 396 к работам по межеванию земельных участков, как правильно указал суд.

Вместе с тем, требований к проводящей межевание организации - УМП "З" истцом не предъявлялись, как не предъявлялись и требования к осуществляющему функции контроля по проведению межевания и землеустройства Комитету по земельным ресурсам и землеустройству (в соответствии с Положением, утвержденным Федеральной службой земельного кадастра России от 20.03.2001 г.).

Пунктом 6 статьи ст. 19 ФЗ от 02.01.2000 N 28-ФЗ "О государственном земельном кадастре" проведение государственного кадастрового учета земельных участков включает в себя проверку представленных заявителями документов, составление описаний земельных участков в Едином государственном реестре земель, присвоение кадастровых номеров земельным участкам, изготовление кадастровых карт (планов) земельных участков и формирование кадастровых дел.

Проверка требуемых для кадастрового учета документов на соответствие требованиям законодательства в части проверки их формы (письменной) и содержания (наличие сведений, необходимых для проведения кадастрового учета) должна проводиться только в пределах компетенции Росземкадастра в области ведения государственного земельного кадастра, на что указано в письме Росземкадастра от 11.04.2003 N СС/272 "О проверке документов, представляемых для государственного кадастрового учета земельных участков".

Поскольку межевание земельных участков не входит в компетенцию органа, осуществляющего кадастровый учет, а проводится и утверждается иными органами (УМП "З", Комитетом по земельным ресурсам и землеустройству), вторгаться в компетенцию данных органов и проверять законность проведенного межевания, в том числе правильности составления актов согласования и наличия в нем подписей всех заинтересованных лиц, орган, осуществляющий кадастровый учет, не вправе. Следовательно, проверять представленные на кадастровый учет документы данный орган может только в пределах своей компетенции - на соответствии их формы и содержания закону.

Разрешая дело, суд правомерно отклонил доводы истца, касающиеся неизвещения его о проведении работ по межеванию, учитывая, что акт согласования границ был подписан лично Н.Г.С. 22.07.2002 г. (л.д. 5), и это обстоятельство истцом в суде не оспаривалось. Как правомерно указал суд, отсутствие письменного извещения истца о проведении межевых работ по смежному участку само по себе не свидетельствует о нарушении его прав, поскольку с актом согласования границ он был ознакомлен и имел возможность выразить свое отношение к правильности прохождения и установления границы. При таких обстоятельствах отсутствие такого письменного уведомления смежного землепользования о проведении межевания, права которого этим не были не нарушены, не может служить основанием для признания незаконными действий по постановке смежного участка на кадастровый учет. Из содержания данного акта и объяснений обеих сторон следует, что на момент проведения межевания в 2002 г. смежная граница их земельных участков на местности была обозначена забором, часть забора проходила вдоль строений истца, расположенных непосредственно вдоль границы. Прохождение смежной границы по указанному забору стороны никогда не оспаривали. Сам истец, имея в 2005 г. намерения провести межевание своего участка, также обозначал смежную границу по забору и стене строений, которая соответствовала границе, обозначавшейся в 2002 г. забором по всей ее длине. При проведении межевания в 2002 г. координаты поворотных точек по смежной границе участков N <...> и N <...>, которые внесены в кадастр объекта недвижимости, были определены по фактически существующей границе, обозначенной на местности указанным забором. Из собственных первоначальных объяснений истца следует, что указание им в акте согласования границ (л.д. 5) о переносе забора на 50 см было обусловлено необходимостью обслуживать свои постройки, расположенные непосредственно вдоль границы. С учетом совокупности изложенного правомерен вывод суда о согласовании истцом смежной границы в установленной законом процедуре и отсутствии между сторонами спора по расположению указанной границы.

Ссылки истца на то, что согласно акта выноса в натуру границ земельного участка по <...> смежная граница частично проходит под строениями истца, возведенными до проведения межевания в 2002 г., не могут быть приняты во внимание и не влияют на правильность выводов суда по существу заявленных требований. Поскольку с момента проведения межевания смежная граница фактически проходила по забору и стенам строений истца, в указанном виде данная граница была согласована сторонами и ее координаты были внесены в сведения земельного кадастра, то несоответствие данной границы при выносе ее в натуру с вышеуказанной фактической границей может свидетельствовать о наличии кадастровой ошибки, подлежащей устранении в порядке, предусмотренном ст. 28 ФЗ "О государственном кадастре недвижимости". Устранение подобного несоответствия координат смежной границы возможно также в рамках спора смежных землепользователей об установлении местоположения смежной границы, решение по которому может служить основанием для внесения измененных сведений в государственный кадастр недвижимости относительно определения координат характерных точек границ земельного участка. Из представленных материалов следует, что такой спор о восстановлении границы, устранении препятствий в пользовании земельным участком и сносе строений в настоящее время находится в производстве Ленинского районного суда г. Ижевска, в рамках которого судом и будет разрешен вопрос об установлении местоположения смежной границы и соответствии ее координат в государственном кадастре недвижимости ее фактическому расположению. В рамках данного дела судом будут учтены и допустимые погрешности при выносе координат поворотных точек на местности, а также факт перестройки истцом в 2009 г. бани, вследствие возведения которой сохранившиеся на сегодняшний день опорные столбы забора по смежной границе оказались встроенными в указанную постройку истца.

С учетом совокупности изложенного суд пришел к правильному выводу об отсутствии оснований для признания действий по проведению кадастрового учета изменений характеристик земельного участка незаконными. Выводы суда являются правильными, с данными выводами Судебная коллегия соглашается.

Соглашается Судебная коллегия и с выводами суда о пропуске Н.Г.С. трехмесячного срока на обращение в суд, исчисляемого со дня, когда гражданину стало известно о нарушении его прав и свобод (ст. 256 ГПК РФ). Оспаривая данный вывод суда, истец в кассационной жалобе ссылается на то, что о нарушении его прав он узнал только после того, как С-вы представили ему акт выноса в натуру границ земельного участка N <...>, из которого усматривается прохождение границы по его постройкам. Вместе с тем, за защитой своих прав по восстановлению границы земельного участка, признании права собственности на земельный участок, устранении препятствий по владению и пользованию земельным участком, истец обратился к С.Г.П. уже 18.09.2009 г., что следует из искового заявления, предъявленного в Ленинский районный суд г. Ижевска. Указанное свидетельствует о том, что о постановке земельного участка N <...> на кадастровый учет истец не мог не знать в момент предъявления этого иска. С настоящим заявлением он обратился 18.01.2010 г., то есть с пропуском установленного законом срока.

Все доводы, содержащиеся в кассационной жалобе, были предметом рассмотрения в суде первой инстанции, всем им в решении дана надлежащая оценка со ссылкой на примененные судом нормы материального права. Каких-либо оснований для иных выводов у Судебной коллегии не имеется.

С учетом изложенного кассационная жалоба истца не подлежит удовлетворению.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Ленинского районного суда г. Ижевска от 02 августа 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу Н.Г.С. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь