Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 сентября 2010 г. по делу N 33-3155

 

Судья: Захарчук О.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики в составе:

председательствующего судьи Смирновой Т.В.,

судей Глуховой И.Л., Кричкер Е.В.,

при секретаре А.Н.Н.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в г. Ижевске 27 сентября 2010 года гражданское дело

по иску В.З.Я. к ОАО <...> о взыскании заработной платы, компенсации за дни неиспользованного отпуска, компенсации морального вреда,

по кассационной жалобе В.З.Я. на решение Глазовского городского суда Удмуртской Республики от 5 августа 2010 года, которым

иск В.З.Я. к ОАО <...> о взыскании заработной платы, компенсации за дни неиспользованного отпуска, компенсации морального вреда оставлен без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Удмуртской Республики Кричкер Е.В.; объяснения истца В.З.Я. и его представителя Т.Б.Н., полномочия которого определены истцом в устном заявлении, занесенном в протокол судебного заседания (ч. 6 ст. 53 ГПК РФ), поддержавших доводы кассационной жалобы; объяснения представителя ответчика ОАО <...> - М.А.С., действующей на основании доверенности <...> от 4 августа 2010 года сроком на один год, полагавшей кассационную жалобу необоснованной, Судебная коллегия

 

установила:

 

В.З.Я. (далее по тексту - истец) обратился в суд с иском к открытому акционерному обществу <...> (далее по тексту - ответчик, ОАО <...>, работодатель) о взыскании заработной платы, компенсации за неиспользованный отпуск и компенсации морального вреда. Исковые требования мотивировал тем, что с 18 августа 2008 года по 2 марта 2010 года работал у ответчика в должности заместителя управляющего. При приеме на работу ему был установлен должностной оклад в размере 25000 рублей в месяц. На основании заявления истца заработная плата должна была перечисляться на его лицевой счет в Сбербанке в г. Глазове, однако таких перечислений не было до февраля 2010 года. 16 февраля 2010 года истцу была перечислена сумма 42397,49 руб., 12 марта 2010 года - 3798,46 руб., 26 марта 2010 года - 185,27 руб., а всего перечислено - 46381,22 руб. Расчетные листы не выдавались. При увольнении, в нарушение ст. 140 ТК РФ, заработная плата и компенсация за неиспользованный отпуск истцу не были выплачены. По расчету истца, размер невыплаченной ему заработной платы составил 403834,78 руб., а размер компенсации за неиспользованный отпуск - 53592 руб., а всего - 457426,78 руб. С 13 марта 2010 года по 24 марта 2010 года истец находился на больничном, 25 марта 2010 года он обратился к управляющему ОАО <...> с заявлением о выдаче документов и выплате заработной платы, в чем ему было отказано. 15 апреля 2010 года истец направил заявление ответчику почтой, но ответа не получил. В.З.Я. просил суд взыскать с ответчика в его пользу задолженность по заработной плате в сумме 403834,78 руб.; компенсацию за неиспользованный отпуск в сумме 53592 руб.; компенсацию морального вреда в размере 15000 руб.

В ходе судебного разбирательства представителем ответчика заявлено ходатайство о применении последствий пропуска истцом срока обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора, и отказе истцу в удовлетворении заявленных требований по данному основанию.

В связи с заявленным ходатайством в судебном заседании 20 июля 2010 года было распределено бремя доказывания обстоятельств, значимых по данному ходатайству, в т.ч. истцу было предложено представить соответствующие доказательства уважительности причин пропуска срока обращения в суд, разъяснено право заявить соответствующее ходатайство о восстановлении срока, пропущенного по уважительным причинам л.д. 125 на обороте).

В судебном заседании истец В.З.Я. и его представитель поддержали заявленные требования в полном объеме, указав, что срок на обращение в суд его доверителем не пропущен, т.к. после увольнения он неоднократно обращался к ответчику за разъяснениями по поводу невыплаты заработной платы, с 12 по 24 марта 2010 года находился на больничном, 25 марта 2010 года вновь обратился к ответчику с заявлением о выдаче документов для обращения в суд, но ответа не получил и направил его по почте. После чего направил исковое заявление в суд.

Представитель ОАО <...> - М.А.С. в судебном заседании ходатайство о применении последствий пропуска истцом срока обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора поддержала, пояснив, что 2 марта 2010 года был издан приказ об увольнении истца, с которым последний был ознакомлен 3 марта 2010 года, и в тот же день ему была выдана трудовая книжка, то есть ничто не препятствовало ему своевременно обратиться в суд.

Судом было постановлено вышеуказанное решение.

В кассационной жалобе В.З.Я. просит решение суда отменить, восстановить пропущенный процессуальный срок по обращению в суд, и направить дело на новое рассмотрение. При этом истец считает, что письменное ходатайство ответчика о пропуске им срока на обращение в суд, подписано неправомочным лицом; суд не имел правовых оснований отказывать ему в удовлетворении заявленных требований за пропуском срока на обращение в суд, т.к. уже принял его исковое заявление к производству и начал рассматривать его по существу; суд не учел, что до обращения в суд истцом принимались меры по урегулированию данного спора в досудебном порядке.

Ответчик представил в суд письменные возражения на кассационную жалобу, в которых просил решение суда оставить без изменения.

Проверив доводы кассационной жалобы, изучив материалы дела, выслушав объяснения участников процесса, Судебная коллегия не усматривает оснований для отмены решения суда.

Как следует из материалов дела, В.З.Я. был принят на работу заместителем управляющего в ОАО <...> 18 августа 2008 года и уволен с указанной должности 2 марта 2010 года по соглашению сторон (заявление на увольнение и приказ N У-08 от 2 марта 2010 года, л.д. 68, 69).

С приказом об увольнении истец был ознакомлен под роспись 3 марта 2010 года.

Трудовая книжка с записью об увольнении была выдана истцу под роспись 3 марта 2010 года (л.д. 165).

С исковым заявлением в суд, согласно штампу на почтовом конверте, истец обратился 21 июня 2010 года (л.д. 4).

Данные обстоятельства подтверждены материалами дела и не оспариваются сторонами.

Рассматривая ходатайство представителя ответчика о пропуске истцом срока обращения в суд и отказе по данному основанию в удовлетворении иска, суд правомерно указал, что между сторонами сложились трудовые правоотношения и применил положения, предусмотренные ч. 1 ст. 392 ТК РФ, которой установлен трехмесячный срок для обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора со дня, когда работник узнал или должен был узнать о нарушении своего права.

Исходя из положений, предусмотренных ст. 140 ТК РФ, суд правильно указал в решении, что в последний день работы - 2 марта 2010 года, ответчик обязан был выплатить истцу все причитающиеся и не оспариваемые денежные суммы за время его работы.

Установив, что В.З.Я. был ознакомлен с приказом об увольнении под роспись 3 марта 2010 года, при этом работодатель не выплатил ему никаких денежных сумм, суд сделал обоснованный вывод о том, что на момент увольнения истец должен был знать о нарушении своего права на получение всех денежных сумм, полагающихся ему, по его мнению, при увольнении за период работы у ответчика.

Фактически данный вывод суда стороной истца в суде первой инстанции не оспаривался и не оспаривается в кассационной жалобе.

Установив, что течение срока на обращение в суд окончено 3 июня 2010 года, а истец обратился в суд 21 июня 2010 года, суд пришел к правильному выводу о том, что срок на обращение в суд, предусмотренный ч. 1 ст. 392 ТК РФ, истцом пропущен.

Ходатайство о восстановлении данного срока в порядке ч. 3 ст. 392 ТК РФ истцом не заявлялось, хотя суд разъяснял ему данное право в судебном заседании от 20 июля 2010 года, а также истец не ссылался на обстоятельства, которые можно было бы расценить как препятствующие обращению в суд за разрешением спора в установленный законом срок.

Ссылаясь на то, что с 12 по 24 марта 2010 года истец находился на больничном, он не представил никаких доказательств тому, что данное обстоятельство препятствовало ему обратиться в суд, в т.ч. по почте, в течение установленного законом трехмесячного срока со дня его увольнения.

Ссылка истца на досудебное урегулирование спора путем переговоров с работодателем, не является основанием для продления установленного законом срока на обращение в суд, кроме того, досудебная процедура урегулирования индивидуального трудового спора не предусмотрена законом.

В соответствии с пунктом 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" (в редакции от 28 декабря 2006 года) (далее по тексту - постановление Пленума Верховного Суда РФ), статья 46 Конституции Российской Федерации гарантирует каждому право на судебную защиту, а Трудовой Кодекс РФ не содержит положений об обязательности предварительного внесудебного порядка разрешения трудового спора. Лицо, считающее, что его права нарушены, по собственному усмотрению выбирает способ разрешения индивидуального трудового спора и вправе либо первоначально обратиться в комиссию по трудовым спорам (кроме дел, которые рассматриваются непосредственно судом) либо непосредственно в суд (статья 382, статья 391 ТК РФ). Учитывая изложенное, Коллегия считает, что истец по собственной воле не воспользовался правом на первоначальное обращение в суд сразу, непосредственно после увольнения.

Установив, что истцом без уважительных причин пропущен срок на обращение в суд с требованиями о взыскании компенсации за неиспользованный отпуск, а также задолженности по заработной плате, суд правомерно отказал во взыскании производного от указанных требований - требования о компенсации морального вреда.

Довод кассационной жалобы о том, что, если суд принял исковое заявление к производству и начал рассмотрение дела по существу, то отказ в удовлетворении иска в связи с пропуском процессуального срока для обращения в суд, является незаконным, Судебная коллегия считает не основанным на правовых нормах. При этом ссылка кассатора на ч. 2 ст. 109 ГПК РФ является ошибочной, поскольку в указанной статье речь идет о последствиях пропуска процессуальных сроков, а в данном случае следует руководствоваться специальными правовыми нормами, установленными трудовым законодательством.

В соответствии с пунктом 5 постановления Пленума Верховного Суда РФ, судья не вправе отказать в принятии искового заявления по мотивам пропуска без уважительных причин срока обращения в суд (части первая и вторая статьи 392 ТК РФ), так как Кодекс не предусматривает такой возможности. Следовательно, суд первой инстанции правомерно принял к рассмотрению исковое заявление В.З.Я., руководствуясь нормами трудового законодательства.

Как следует из положений того же пункта 5 постановления Пленума Верховного Суда РФ, вопрос о пропуске истцом срока обращения в суд может разрешаться судом только при условии, если об этом заявлено ответчиком. Если же ответчиком сделано заявление о пропуске истцом срока обращения в суд (части первая и вторая статьи 392 ТК РФ) после назначения дела к судебному разбирательству (статья 153 ГПК РФ), оно рассматривается судом в ходе судебного разбирательства, как и произошло в данном случае.

Довод истца о том, что письменное заявление о пропуске истцом срока обращения в суд подписано не уполномоченным на то лицом - управляющим ОАО <...> Д.М.Л., Судебная коллегия считает не основанным на материалах дела.

Как следует из материалов дела, в судебном заседании 20 июля 2010 года представитель ответчика М.А.С. заявила ходатайство о пропуске истцом трехмесячного срока обращения в суд. Данное ходатайство представителя ответчика принято судом к рассмотрению, в связи с чем, распределено бремя доказывания, а рассмотрение дела отложено на другое число (протокол судебного заседания - л.д. 123 - 125). В силу ст. 35 ГПК РФ, лица, участвующие в деле, имеют право заявлять ходатайства в ходе судебного разбирательства, как в устной, так и в письменной форме. Представитель ответчика действовала в рамках полномочий, которыми она была наделена доверенностью, подписанной правомочным должностным лицом - генеральным директором ООО <...> Щ.Д.В., что не оспаривалось истцом и его представителем ни в суде первой инстанции, ни при кассационном рассмотрении дела. Поскольку основанием для применения судом последствий пропуска истцом срока обращения в суд явилось устное ходатайство уполномоченного представителя ответчика, то при таких обстоятельствах письменное заявление за подписью Д.М.Л. не имело для суда правового значения.

Таким образом, при разрешении настоящего спора судом первой инстанции правильно применены нормы материального права и не допущено нарушений норм процессуального права, влекущих отмену правильного по существу решения.

Руководствуясь статьей 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Глазовского городского суда Удмуртской Республики от 5 августа 2010 года оставить без изменения.

Кассационную жалобу В.З.Я. - без удовлетворения.

 

Председательствующий судья

СМИРНОВА Т.В.

 

Судьи

ГЛУХОВА И.Л.

КРИЧКЕР Е.В.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь