Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРЕЗИДИУМ ТВЕРСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 27 сентября 2010 г. по делу N 44-г-81

 

Федеральный судья Багаева В.Н.

Состав коллегии Гудкова М.В. - пред.

Сурина Е.В. - докл.

Кубарева Т.В.

 

Президиум Тверского областного суда в составе:

Председательствующего Карташова А.Ю.,

членов президиума Степанова С.Н., Мальцева Н.И., Каневской Г.В., Образцовой О.А.

при секретаре И.,

рассмотрел в открытом судебном заседании по надзорной жалобе В. на определение судебной коллегии по гражданским делам Тверского областного суда от 16 марта 2010 года по делу по иску В. к Департаменту социальной защиты населения Тверской области, администрации Тверской области о признании лицом, относящимся категории лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, о возложении обязанности принять на учет и предоставить жилое помещение по договору социального найма,

Заслушав доклад судьи Тверского областного суда Бржевской Г.С., президиум Тверского областного суда

 

установил:

 

Решением Московского районного суда города Твери от 22 декабря 2009 года постановлено: "Признать В. лицом, относящимся к категории лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Обязать Департамент социальной защиты населения Тверской области принять В. на учет как лицо из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, нуждающегося в предоставлении жилого помещения, предоставить В. вне очереди жилое помещение по договору социального найма в пределах норм, установленных действующим законодательством.

Взыскать с Департамента социальной защиты населения Тверской области в пользу В. расходы на оплату услуг представителя в размере 7000 рублей.

В удовлетворении исковых требований В. о взыскании компенсации морального вреда отказать".

Определением судебной коллегии по гражданским делам Тверского областного суда от 16 марта 2010 года постановлено: "Решение Московского районного суда города Твери от 22 декабря 2009 года отменить в части признания В. лицом, относящимся к категории лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, возложения обязанности на Департамент социальной защиты населения Тверской области принять В. на учет как лицо из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, нуждающегося в предоставлении жилого помещения, предоставления В. вне очереди жилого помещения по договору социального найма в пределах норм, установленных действующим законодательством, взыскания с Департамента социальной защиты населения Тверской области в пользу В. расходов на оплату услуг представителя, принять в этой части новое решение, которым в удовлетворении исковых требований В. отказать. В остальной части решение районного суда оставить без изменения".

12 июля 2010 года В. подал надзорную жалобу в Тверской областной суд, в которой содержится просьба об отмене определения судебной коллегии по гражданским делам Тверского областного суда от ДД.ММ.ГГГГ. В жалобе указано, что с 1994 года он находился в детском доме в связи с тем, что его мать ФИО9 арестована, местонахождение отца ФИО10 неизвестно.

До 09 февраля 2000 года обучался в поселка и находился на полном государственном обеспечении. С 22 июня 2000 года по 22 июня 2002 года проходил службу в рядах Вооруженных Сил РФ. Отец ДД.ММ.ГГГГ Мать ДД.ММ.ГГГГ содержалась в местах лишения свободы, воспитанием детей не занималась, ДД.ММ.ГГГГ.

Таким образом, до 18 лет, он оставался без попечения родителей, поэтому имеет право на дополнительные гарантии по социальной поддержке.

Жилой дом, в котором он проживал до направления в детский дом, не пригоден для проживания. Решением жилищной комиссии администрации Калининского района Тверской области от 17 июля 2003 года был принят на учет по внеочередному предоставлению жилья как оставшийся без попечения родителей. Распоряжением администрации Эмаусского сельского поселения Калининского района Тверской области от 25 мая 2007 года N 28/1 он также был поставлен на учет нуждающегося в жилом помещении как лицо из числа детей, оставшихся без попечения родителей. Однако, Департаментом социальной защиты населения Тверской области в нарушение норм действующего законодательства в досудебном порядке ему отказано во внесении в реестр учета лиц, из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, для предоставления жилого помещения.

Решением Московского районного суда его исковые требования удовлетворены. Определением судебной коллегии данное решение отменено. Он не согласен с данным определением судебной коллегии.

Кассационная инстанция необоснованно посчитала, что отсутствуют документы, подтверждающие, что жилой дом, в котором он проживал до определения его в детский дом, непригоден для проживания. При этом судебная коллегия ссылается на пункт 7 Положения, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 28 января 2006 года N 47 "Об утверждении Положения о признании помещения жилым помещением, жилого помещения непригодного для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу и реконструкции". Данная норма не регулирует возникшие правоотношения, так как не распространяется на индивидуальные жилые дома, Положение вступило в силу с 06 августа 2007 года и обратной силы не имеет.

Также необоснованно кассационная инстанция посчитала, что он поставлен на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении в возрасте, когда ему было более 23 лет, и незаконно обратился в суд в возрасте 27 лет.

На учет в качестве нуждающегося администрацией Калининского района Тверской области он был поставлен еще в 2003 году, то есть в возрасте 21 года. В материалах дела имеется копия решения администрации Калининского района от 17 июля 2003 года, согласно которой он был принят на учет для внеочередного предоставления жилья как оставшийся без попечения родителей. На данный момент ему было менее 23 лет, и на него распространялся Закон Тверской области от 09 декабря 2005 года N 150-30 "О реализации дополнительных гарантий по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в Тверской области".

В связи с тем, что полномочия по ведению учета по внеочередному предоставлению жилья передавались от одной административной структуры к другой, в 2007 году списки по учету нуждающихся были переданы администрации Эмаусского сельского поселения Калининского района Тверской области, и решением N 28/1 от 25 мая 2007 года он также был поставлен на учет. Затем данные полномочия по учету лиц, нуждающихся в предоставлении жилых помещений по договору социального найма перешли к Департаменту социальной защиты населения Тверской области. При таких обстоятельствах, датой постановки на учет в качестве нуждающегося в предоставлении жилого помещения следует считать первоначальную дату - 17 июля 2003 года.

По запросу судьи от 16 июля 2010 года дело истребовано для проверки доводов надзорной жалобы в Тверской областной суд, поступило - 26 июля 2010 года.

Определением судьи Тверского областного суда от 08 сентября 2010 года надзорная жалоба В. с делом передана для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции - президиум Тверского областного суда.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, заслушав объяснения В., его представителя по доверенности Т., президиум Тверского областного суда находит жалобу подлежащей удовлетворению.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебного постановления в порядке надзора являются только существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

В соответствии с пунктом 24 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 января 2003 года N 2 "О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса РФ" существенность нарушения норм процессуального права суд надзорной инстанции устанавливает по правилам статьи 364 ГПК РФ, в котором указаны случаи таких нарушений, которые влекут безусловную отмену судебных постановлений независимо от доводов жалобы или представления (часть 2); другие нарушения норм процессуального права признаются существенными и влекут отмену судебных постановлений при условии, что они привели или могли привести к неправильному разрешению дела (часть 1).

При рассмотрении данного дела судебной коллегией были допущены существенные нарушения норм процессуального права, выразившиеся в следующем.

В соответствии с частью 1 статьи 347 ГПК РФ, суд кассационной инстанции проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции исходя из доводов, изложенных в кассационной жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления. Суд оценивает имеющиеся в деле, а также дополнительно представленные доказательства, если признает, что они не могли быть представлены стороной в суд первой инстанции.

Согласно частей 3, 4 статьи 67 ГПК РФ, суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, в котором одни доказательства в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергаются судом, а также основания, по которым одни доказательствам отдано предпочтение перед другими.

Данные требования процессуального законодательства при постановке решения судебной коллегией об отказе в иске В. были нарушены, что привело к неправильному разрешению спора.

Отменив решение Московского районного суда города Твери от 22 декабря 2009 года в части удовлетворения иска о признании В. лицом, относящимся к категории лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей; обязании Департамент социальной защиты населения Тверской области принять В. на учет как лицо из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, нуждающегося в предоставлении жилого помещения, предоставлении В. вне очереди жилого помещения по договору социального найма в пределах норм, установленных действующим законодательством и постановив решение об отказе в удовлетворении заявленных им исковых требований, судебная коллегия указала в определении, что в соответствии с требованиями статьи 8 Закона Тверской области от 09 декабря 2005 года N 150-30 "О реализации дополнительных гарантий по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в Тверской области" необходима совокупность условий:

- подтверждение отсутствия закрепленного жилья,

- подтверждение статуса лица из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей,

- подтверждение о постановке на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении.

Однако, В. зарегистрирован в. Данных о том, что это жилое помещение непригодно для проживания в установленном законом порядке, в материалах дела не имеется.

Кроме того, на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении на основании распоряжения администрации В. поставлен 25 мая 2007 года, то есть тогда, когда ему было более 23 лет. Доказательств, подтверждающих, что в установленном законом порядке истец был поставлен на данный учет до достижения им возраста 23 лет как лицо из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, материалы дела не содержат.

Данные выводы судебной коллегии сделаны при отсутствии оценки всех имеющихся в деле доказательств.

В. в период с 1994 года по 2000 год находился в детском доме как лицо, оставшееся без попечения родителей, а затем проходил службу в Вооруженных Силах РФ до июня 2002 года.

В акте проверки жилищных условий от 18 июня 2003 года, составленного, в котором В. зарегистрирован, указано, что дом находится в разграбленном и полуразрушенном состоянии. Проживание в доме в настоящее время без восстановления невозможно.

Согласно пункта 2 статьи 37 ЖК РСФСР, действовавшей на момент возникновения правоотношения, детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, гражданам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей по окончании их пребывания в государственных и муниципальных образовательных учреждениях, а также по окончании службы в Вооруженных Силах РФ предусмотрено внеочередное предоставление жилья, если не может быть возвращено жилое помещение, которое они ранее занимали.

При этом, согласно пункта 26 "Примерных правил учета граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий и предоставления жилых помещений в РСФСР", утвержденных Постановлением СМ РСФСР от 31 июля 1984 года N 335 и действовавших в период с 28 февраля 1996 года по 28 февраля 2005 года, гражданам, утратившим право пользования жилым помещением при невозможности возврата ранее занимаемого помещения по различным основаниям (перечень оснований не ограничен) исполнительным комитетом местного Совета народных депутатов предоставляется вне очереди, но не позднее трех месяцев со дня обращения, в том же населенном пункте равноценное благоустроенное жилое помещение с учетом действующих норм жилой площади и состава семьи.

С учетом требований законов, указанных выше, а также Федерального закона от 21 декабря 1996 года N 159-ФЗ "О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" в редакции, действовавшей на момент возникновения правоотношений, решением администрации Калининского района от 17 июля 2003 года В. поставлен на очередь по внеочередному представлению жилья, как лицо, оставшееся без попечения родителей, и имеющее право на льготы, предусмотренные статьей 37 ЖК РСФСР. При этом указано, что за время пребывания В. в государственном учреждении дом N, принадлежащий его отцу по договору купли-продажи от 13 мая 1993 года пришел в негодность, отремонтировать его своими силами не представляется возможным и В. при прекращении опеки нуждается в предоставлении жилья.

Судебная коллегия при постановке решения об отказе в удовлетворении исковых требований В. не приняла во внимание решение администрации Калининского района от 17 июля 2003 года и не дала оценки данному документу, хотя это доказательство является юридически значимым и подлежит оценке при разрешении спора.

В отношении акта от 18 июня 2003 года, судебная коллегия указала, что он не может служить заключением о признании помещения непригодным для проживания, так как не соответствует пункту 7 Положения, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 28 января 2006 года N 47 "Об утверждении Положения о признании помещения жилым помещением, жилого помещения непригодного для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу и реконструкции".

Однако, пункт 7 приведенного выше Положения вступил в силу по истечении 7 дней после официального опубликования, то есть с 06 августа 2007 года и обратной силы не имеет. Акт проверки жилищных условий В. составлен 18 июня 2003 года. Действующее в 2003 году Положение "О порядке признания жилых домов (жилых помещений) непригодных для проживания" N 552, утвержденное Постановлением Правительства РФ от 04 сентября 2003 года, вступило в силу позднее составления указанного акта. К тому же, согласно пункта 1 данного Положения, установлен порядок признания жилых домов (жилых помещений) непригодными для проживания независимо от того, в жилом фонде какой формы собственности они находятся, за исключением индивидуальных жилых домов, находящихся в частной собственности лиц, постоянно проживающих в этих домах. Положение "По оценке непригодности жилых домов и жилых помещений государственного и общественного жилищного фонда для постоянного проживания", утвержденное Приказом Министра ЖКХ РСФСР 05 ноября 1985 года N 529 и Положение "О государственной жилищной инспекции в РФ", утвержденное Постановлением Правительства РФ от 26 сентября 1994 года N 1086, с изменениями и дополнениями на 06 февраля 2006 года, действовавшие до принятия Постановления Правительства РФ от 04 сентября 2003 года, также не распространялось на индивидуальные жилые дома.

В соответствии с Законом Тверской области от 27 июня 1996 года N 30 "О местном самоуправлении в Тверской области", Уставами сельского поселения, муниципального образования, действовавших на момент возникновения правоотношений, полномочия администрации на проверку жилищных условий и составление акта 18 июня 2003 года о непригодности спорного дома к проживанию, полномочия администрации Калининского района по решению вопроса о внеочередном предоставлении жилья истцу, судом не проверялись.

При этом, не было принято во внимание, что данный акт от 18 июня 2003 года никем не оспорен и доказательств его порочности суду не представлено.

Впоследствии, законодательство в отношении предоставления жилья детям, оставшимся без попечения родителей изменилось.

Согласно пункта 2 части 2 статьи 57 ЖК РФ, на момент разрешения спора судом, введенным в действие с 01 марта 2005 года, вне очереди жилые помещения по договорам социального найма предоставляются детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, по окончании их пребывания в образовательных и иных учреждениях, а также по окончании службы в Вооруженных Силах РФ.

В соответствии с пунктом 1 статьи 8 Федерального закона "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" от 21 декабря 1996 года N 159-ФЗ, с изменениями на 17 декабря 2009 года, гарантии прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, на имущество и жилое помещение устанавливаются законодательством субъектов Российской Федерации и относятся к расходным обязательствам субъектов Российской Федерации.

Статьей 8 Закона Тверской области от 09 декабря 2005 года N 150-30 "О реализации дополнительных гарантий по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в Тверской области", предусмотрено, что лица из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, поставленные на учет в качестве нуждающихся в жилом помещении до 23 лет, и не получившие жилое помещение по достижении ими указанного возраста, сохраняют свое право на внеочередное получение жилого помещения.

В своем определении судебная коллегия указала, что на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении истец был поставлен в возрасте, когда ему было более 23 лет - 25 мая 2007 года, что противоречит требованиям статьи 1 Федерального закона от 21 декабря 1996 года N 159-ФЗ "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей", и сделала вывод, что поскольку при обращении в суд с иском о признании лицом, относящимся к категории лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, В. обратился в возрасте 27 лет, в настоящее время он не может быть признан таковым.

При этом, судебной коллегией не были учтены вышеизложенные фактические обстоятельства, не исследованы правомочия органов, постановивших решения, в том числе и в 2003 году, то есть до исполнения истцу 23 лет, о внеочередном предоставлении жилья с учетом законодательства, действовавшего на момент возникновения правоотношения.

Согласно статьи 12 Гражданского кодекса Российской Федерации, судебной защите подлежат нарушенные или оспоренные гражданские права.

С 17 июня 2003 года по решению администрации Калининского района, а затем по решению администрацией Эмаусского сельского поселения Калининского района от 25 мая 2007 года В. состоял на учете по внеочередному предоставлению жилья как лицо, оставшееся без попечения родителей и у него не было оснований для обращения в суд за защитой нарушенного права.

Данные обстоятельства судебной коллегией также учтены не были.

Приведенные выше обстоятельства не являлись предметом исследования и при постановке решения Московским районным судом, хотя являются юридически значимыми. В связи с чем, определение судебной коллегии Тверского областного суда в части отмены решения районного суда является обоснованным.

Однако вывод судебной коллегии о том, что обстоятельства, имеющие значение для дела судом установлены, и судебная коллегия считает возможным постановить новое решение, нельзя признать правильным, поэтому определение судебной коллегии в части постановки решения, которым В. отказано в удовлетворении иска, подлежит отмене.

Руководствуясь статьями 387, пунктом 2 части 1 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, президиум Тверского областного суда

 

постановил:

 

Отменить определение судебной коллегии по гражданским делам Тверского областного суда от 16 марта 2010 года в части постановки решения, в соответствии с которым В. отказано в иске к Департаменту социальной защиты населения Тверской области о признании его лицом, относящимся к категории лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, о возложении обязанности на Департамент социальной защиты населения Тверской области принять В. на учет как лицо из числа детей-сирот, оставшихся без попечения родителей, нуждающегося в предоставлении жилого помещения, и предоставлении жилого помещения вне очереди по договору социального найма в пределах норм, установленных действующим законодательством, взыскании с Департамента социальной защиты населения Тверской области в пользу В. расходов по оплате услуг представителя.

В остальной части об оставлении без изменения решения Московского районного суда от 22 декабря 2009 года об отказе В. во взыскании компенсации морального вреда, об отмене решения Московского районного суда города Твери от 22 декабря 2009 года - определение судебной коллегии оставить без изменения, дополнив указанием, что дело необходимо направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

 

Председательствующий

А.Ю.КАРТАШОВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь