Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 27 сентября 2010 г. по делу N 44а-1030-2010

 

Заместитель председателя Пермского краевого суда Сурков П.Н., рассмотрев по надзорной жалобе Л. на постановление мирового судьи судебного участка N 19 Ленинского района г. Перми от 16 июля 2010 года, решение судьи Ленинского районного суда г. Перми от 13 августа 2010 года дело об административном правонарушении по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ в отношении Л.,

 

установил:

 

30 мая 2010 года инспектором ДПС ГИБДД УВД по г. Перми был составлен протокол об административном правонарушении по ч. 1 ст. 12.8. КоАП РФ, устанавливающей административную ответственность водителя за управление транспортным средством в состоянии опьянения, в отношении Л., ДАТА рождения, проживающего по АДРЕС

Согласно протоколу 30 мая 2010 года Л. управлял транспортным средством МАРКА, государственный регистрационный знак НОМЕР, двигался на АДРЕС, находясь в состоянии опьянения, чем нарушил п. 2.7 ПДД РФ.

Постановлением мирового судьи судебного участка N 19 Ленинского района г. Перми от 16 июля 2010 года Л. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, ему назначено наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на один год шесть месяцев.

Решением судьи Ленинского районного суда г. Перми от 13 августа 2010 года указанное постановление мирового судьи оставлено без изменения, жалоба Л. оставлена без удовлетворения.

В надзорной жалобе, поступившей в Пермский краевой суд 09 сентября 2010 года, Л. ставит вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений, поскольку процедура освидетельствования была нарушена, понятые при этом не присутствовали. Л. ранее употреблял лекарственное средство, с вменяемым ему административным правонарушением не был согласен, документы подписал под давлением сотрудников ГИБДД, которые ввели его в заблуждение относительно последствий его согласия с составленными протоколами. Кроме того, судебные инстанции необоснованно отказали в удовлетворении ходатайств о вызове понятых.

В целях проверки доводов надзорной жалобы 15 сентября 2010 года в Пермский краевой суд истребовано дело об административном правонарушении, которое поступило в Пермский краевой суд 20 сентября 2010 года.

Выводы мирового судьи о наличии в действиях Л. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, являются правильными, должным образом мотивированными и обоснованными. Они подтверждаются протоколом об административном правонарушении, в котором заявитель собственноручно написал, что выпил бутылку пива 30.05.2010, управлял автомобилем сам, не указал своих замечаний с протоколом, нарушений при проведении освидетельствования либо своего несогласия с его результатами (л.д. 5); протоколом об отстранении Л. от управления транспортным средством, основаниями для чего послужили запах алкоголя из полости рта, нарушение речи, неустойчивость позы (л.д. 8); актом освидетельствования на алкогольное опьянение, где заявитель в присутствии понятых лично указал, что согласен с его результатами, установившими у него состояние алкогольного опьянения (л.д. 7); бумажным носителем с записью результатов исследования, где показания прибора составили 0,39 мг/л, что значительно превышает норму (л.д. 6); письменными объяснениями понятых Н. и С. (л.д. 9, 10).

Доводы, изложенные в надзорной жалобе, не могут повлечь отмену или изменение судебных постановлений в порядке надзора.

При составлении протокола об административном правонарушении права и обязанности, предусмотренные ст. 51 Конституции РФ, ст. 25.1. КоАП РФ, Л. были разъяснены, копия протокола им получена, о чем свидетельствуют его подписи в протоколе об административном правонарушении (л.д. 5).

Основаниями для составления акта освидетельствования на состояние алкогольного опьянения в отношении заявителя послужил запах алкоголя из полости рта, неустойчивость позы, нарушение речи, резкое изменение окраски кожных покровов лица (л.д. 7). Акт освидетельствования составлен в соответствии с предъявляемыми к нему законом требованиям. По результатам освидетельствования, проведенного сотрудниками ГИБДД с использованием технического средства измерения, у Л. было установлено состояние алкогольного опьянения (л.д. 7, 6).

В акте освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, составленном в присутствии понятых, подписи которых имеются, Л. собственноручно указал, что согласен с результатами освидетельствования, установившими у него состояние опьянения. На бумажном носителе с записью результатов исследования, где указано, что показания прибора составили 0,39 мг/л, также имеется подпись Л., подлинность которой заявителем жалобы не оспаривалась.

После освидетельствования на состояние алкогольного опьянения должностными лицами заявитель был вправе не согласиться с результатами и потребовать направления на медицинское освидетельствование, что им сделано не было.

Основания для направления Л. на медицинское освидетельствование у должностных лиц в данной ситуации отсутствовали, порядок освидетельствования был ими соблюден.

В протоколе об административном правонарушении Л. не указывал в объяснениях на то, что сотрудниками ДПС были допущены нарушения при проведении его освидетельствования, а также о своем несогласии с результатами проведенного освидетельствования и не изъявлял своего желания о направлении его на медицинское освидетельствование.

Копии всех составленных в отношении него документов Л. получил, о чем имеются его подписи, подлинность которых заявитель не оспаривал.

Доводы надзорной жалобы об отсутствии понятых при проведении освидетельствования сотрудниками ГИБДД не свидетельствуют о незаконности судебных постановлений и не влекут их отмены.

В акте освидетельствования на состояние алкогольного опьянения имеются необходимые данные и подписи понятых, их подлинность никем не оспаривалась.

Кроме того, в материалах дела имеются письменные объяснения понятых Н. и С. (л.д. 9, 10) от 30.05.2010 года, где указано, что они участвовали при освидетельствовании Л. на состояние алкогольного опьянения. Им были разъяснены ст. 51 Конституции РФ, ст. 25.7, ст. 17.9 КоАП РФ, о чем свидетельствуют их подписи. В объяснениях указано, что при освидетельствовании Л. в их присутствии был информирован о порядке освидетельствования с применением технического средства измерения, предъявлена целостность прибора и клейма государственного поверителя, наличие свидетельства о поверке, открыт пакет с мундштуком, который был вставлен в прибор. Л. в их присутствии произвел выдох в прибор, понятым был предъявлен результат, составивший 0,39 мг/л, Л. согласился с результатами освидетельствования, что понятые подтверждают (л.д. 9, 10).

В протоколе об административном правонарушении Л. не указывал на отсутствие понятых, собственноручно написал, что замечаний по протоколу у него нет. Сведений о том, что сотрудниками ГИБДД при составлении протокола об административном правонарушении на него оказывалось давление, в материалах дела не имеется, заявителем жалобы не представлено.

Довод заявителя надзорной жалобы о том, что он употреблял лекарственные препараты, является несостоятельным и не влечет отмены судебных постановлений. Факт управления Л. автомобилем в состоянии алкогольного опьянения был установлен, для квалификации административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, не имеет значения, какой именно содержащий алкоголь продукт употреблял Л. Кроме того, в протоколе об административном правонарушении заявитель лично указал, что выпил бутылку пива (л.д. 5).

Доводы заявителя надзорной жалобы о том, что судом отклонены его ходатайства о вызове в судебное заседание свидетелей, являются несостоятельными и не свидетельствуют о незаконности судебных постановлений.

Согласно статье 24.4. КоАП РФ лица, участвующие в производстве по делу об административном правонарушении, имеют право заявлять ходатайства, подлежащие обязательному рассмотрению судьей, органом, должностным лицом, в производстве которых находится данное дело. При этом суд вправе с учетом конкретных обстоятельств дела как удовлетворить ходатайство, так и отказать в его удовлетворении. Все заявленные Л. и его защитником ходатайства были разрешены судом. В удовлетворении ходатайства о вызове в судебное заседание понятых судом было обоснованно отказано. Поскольку порядок привлечения Л. к административной ответственности нарушен не был, в материалах дела имеются письменные пояснения понятых, оснований для их вызова в судебное заседание суд не усмотрел.

Суд оценил доказательства, имеющиеся в материалах административного дела, и сделал вывод о том, что факт совершения Л. правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, является установленным.

Мировым судьей и судьей районного суда дана надлежащая оценка совокупности собранных доказательств вины Л., их выводы мотивированы, основаны на правильном применении норм материального и процессуального права. Действия Л. квалифицированы правильно, наказание назначено в соответствии со ст. 12.8. ч. 1 КоАП РФ в минимальном размере.

На основании изложенного, руководствуясь п. 1 ч. 2 ст. 30.17. КоАП РФ, заместитель председателя Пермского краевого суда

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 19 Ленинского района г. Перми от 16 июля 2010 года, решение судьи Ленинского районного суда г. Перми от 13 августа 2010 года по делу об административном правонарушении по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ в отношении Л. оставить без изменения, жалобу Л. оставить без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Пермского краевого суда

П.Н.СУРКОВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь