Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 27 сентября 2010 г. по делу N 44а-954

 

Заместитель председателя Пермского краевого суда П.Н.Сурков, изучив жалобу, поданную в порядке надзора Т.Ю., по делу об административном правонарушении на постановление мирового судьи судебного участка N 1 Дзержинского района г. Перми от 23 апреля 2010 г. и решение судьи Дзержинского районного суда г. Перми от 06 июля 2010 г. в отношении Т.Ю.,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 1 Дзержинского района г. Перми от 23 апреля 2010 г. Т.Ю. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ), ему назначено наказание в виде лишения права управления транспортным средством на один год шесть месяцев (л.д. 12).

Решением судьи Дзержинского районного суда г. Перми от 06 июля 2010 г. постановление мирового судьи оставлено без изменения, а жалоба Т.Ю. - без удовлетворения (л.д. 40-42).

В надзорной жалобе, поступившей в Пермский краевой суд 16 августа 2010 г., Т.Ю. просит отменить состоявшиеся по делу постановление мирового судьи и решение судьи с прекращением производства по делу. Дело истребовано в Пермский краевой суд 26 августа 2010 г., поступило - 03 сентября 2010 г.

Оснований для удовлетворения жалобы Т.Ю. по ее доводам не усматривается.

Постановлением мирового судьи от 23.04.2010 установлено, что 02 апреля 2010 г. в 18:15 на ул. <...> Т.Ю. управлял автомобилем марка с государственным регистрационным знаком <...> в состоянии опьянения, чем нарушил предписания пункта 2.7 Правил дорожного движения.

На основании ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, - влечет лишение права управления транспортными средствами на срок от полутора до двух лет.

В силу п. 2.7 Правил дорожного движения, утвержденных Постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 г. N 1090 (далее - ПДД), водителю запрещается управлять транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного), под воздействием лекарственных препаратов, ухудшающих реакцию и внимание, в болезненном или утомленном состоянии, ставящем под угрозу безопасность движения.

Нарушение Т.Ю. указанных норм, запрещающих водителю управлять транспортным средством в состоянии опьянения, подтверждается протоколом об административном правонарушении от 02.04.2010, согласно которому Т.Ю. с обстоятельствами правонарушения, вмененными ему в вину, согласился (л.д. 5); актом освидетельствования на состояние алкогольного опьянения водителя Т.Ю. от 02.04.2010, содержащим вывод о том, что он находился в состоянии алкогольного опьянения (0,92 мг/л) с приложением бумажного носителя теста дыхания Т.Ю. и о его согласии с этими результатами (л.д. 7, 8).

В надзорной жалобе приводятся доводы о том, что Т.Ю. не был надлежащим образом извещен о времени и месте рассмотрения дела мировым судьей, чем нарушено его право на защиту. Эти доводы являются несостоятельными.

В материалах дела имеется протокол об административном правонарушении от 02.04.2010, в котором содержится запись инспектора полка ДПС ГИБДД УВД по г. Перми об извещении Т.Ю. о рассмотрении дела мировым судьей 23.04.2010 в 10:00 в помещении судебного участка N 1 по адресу: <...> и о получении им копии указанного протокола (л.д. 5). Также сотрудником ДПС ГИБДД Т.Ю. вручена повестка с аналогичными временем и местом рассмотрения дела мировым судьей (л.д. 4).

Из Обзора законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2007 г., утвержденного Постановлением Президиума ВС РФ от 30.05.2007 следует, что поскольку КоАП РФ не содержит каких-либо ограничений, связанных с формой извещения, оно в зависимости от конкретных обстоятельств дела может быть произведено с использованием любых доступных средств связи, позволяющих контролировать получение информации лицом, которому оно направлено судебной повесткой, телеграммой, телефонограммой, факсимильной связью и т.п. Поэтому вручение извещения о времени и месте судебного заседания может быть произведено и сотрудником ГИБДД.

В связи с этим извещение лица, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении, о времени и месте судебного заседания должностным лицом закону не противоречит.

Несмотря на наличие такого извещения, мировой судья судебного участка при подготовке дела к рассмотрению определением от 14.04.2010 самостоятельно решил вопрос о вызове Т.Ю. на то же время и в то же место, которые указаны в протоколе об административном правонарушении и были ему известны (л.д. 1).

Ссылки в жалобе на то, что суд должен был рассмотреть дело с обязательным участием Т.Ю., основаны на неправильном толковании закона, поскольку в соответствии с ч. 3 ст. 25.1 КоАП РФ по делам данной категории присутствие лица, в отношении которого ведется производство по делу, не является обязательным.

Таким образом, при осуществлении правосудия мировым судьей были обеспечены необходимые процессуальные гарантии прав Т.Ю., а поскольку он в судебное заседание не явился, о причинах неявки суд не известил, у мирового судьи имелись законные основания для рассмотрения дела об административном правонарушении в его отсутствие.

Доводы жалобы о неизвещении Т.Ю. вышестоящим судом опровергаются заблаговременным направлением ему соответствующего извещения от 28.06.2010 (л.д. 36). Кроме того, о рассмотрении дела в районном суде Т.Ю. был достоверно осведомлен, поскольку это именно он обратился с жалобой на постановление мирового судьи.

Нельзя признать обоснованными доводы жалобы о том, что объяснения Т.Ю. о личном управлении автомобилем в состоянии опьянения в протоколе об административном правонарушении не могут быть использованы в качестве доказательства, поскольку, как полагает заявитель, перед дачей этих объяснений ему не были разъяснены положения статьи 51 Конституции РФ, статьи 25.1 КоАП РФ.

Из текста протокола об административном правонарушении следует, что Т.Ю. сперва разъяснены его права участника производства по делу, предусмотренные статьей 25.1 КоАП РФ, и содержание статьи 51 Конституции РФ, что удостоверено его подписью, а затем - им дано письменное объяснение (л.д. 5). Доказательств того, что перед дачей объяснений Т.Ю. не разъяснялись его права, в жалобе не приведено и из материалов дела не следует.

Не влекут отмену судебных актов доводы надзорной жалобы о том, что акт освидетельствования является недопустимым доказательством вследствие нарушения порядка его проведения (понятых при проведении освидетельствования не было; для прохождения медицинского освидетельствования Т.Ю. не направлен, хотя он желал его пройти; сотрудники милиции не наделены правами проведения освидетельствования).

Из акта освидетельствования на состояние алкогольного опьянения Т.Ю. следует, что освидетельствование проводилось с участием двух понятых, что удостоверено их подписями, а также их письменными объяснениями (л.д. 8-10). Более того, в жалобе на не вступившее в законную силу постановление мирового судьи Т.Ю. указывает на то, что понятые были приглашены сотрудниками милиции и участвовали при проведении освидетельствования (л.д. 25). В связи с этим доводы в надзорной жалобе об отсутствии понятых являются необоснованными.

Ссылки в жалобе на то, что понятые дают ложные пояснения о согласии Т.Ю. с результатами освидетельствования и что их пояснения могут быть опровергнуты показаниями пассажира Т.Н., не могут повлиять на исход дела, поскольку Т.Ю. собственноручно указал о согласии с результатами забора проб выдыхаемого воздуха и с выводом о нахождении в состоянии опьянения (л.д. 5, 8).

В соответствии со ст. 27.12 КоАП РФ направление для прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения является обязательным, когда освидетельствуемый отказался от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения либо не согласился с его результатами, а также в случае отрицательного результата освидетельствования. В данном случае Т.Ю. прошел освидетельствование на состояние алкогольного опьянения, согласился с его результатами, свидетельствующими о превышении предельно допустимого уровня алкоголя в организме человека - 0,02 мг/л, о чем собственноручно указал в акте (л.д. 8). Следовательно, законных оснований для направления Т.Ю. на медицинское освидетельствование у инспекторов ДПС ГИБДД не имелось.

При этом в соответствии с ч. 2 ст. 27.12 КоАП РФ освидетельствование на состояние алкогольного опьянения осуществляется должностными лицами, которым предоставлено право государственного надзора и контроля за безопасностью движения и эксплуатации транспортного средства соответствующего вида, к которым отнесены и инспектора ДПС ГИБДД (Положение о Государственной инспекции безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел Российской Федерации, утвержденного Указом Президента РФ от 15.06.1998 N 711). В связи с чем ссылки в жалобе на то, что освидетельствование может быть проведено только медицинскими работниками, основаны на неправильном толковании закона.

Доводы жалобы о том, что Т.Ю. не был ознакомлен с перечнем зарегистрированных технических средств измерения, не свидетельствуют о том, что примененный при его освидетельствовании анализатор паров алкоголя не допущен к использованию.

В соответствии с положениями Федерального закона от 26.06.2008 N 102-ФЗ "Об обеспечении единства измерений" (далее - Закон) и сфере государственного регулирования обеспечения единства измерений к применению допускаются средства измерений утвержденного типа, прошедшие поверку в соответствии с положениями настоящего Федерального закона (статья 9).

Сертификатом об утверждении типа средства измерения при внесении конкретного типа прибора в Государственный реестр средств измерений подтверждается утверждение Ростехрегулированием типа средств измерений (статья 12 Закона). При утверждении типа средств измерений устанавливаются, в частности, показатели точности такого средства, которые заносятся в указанный сертификат (пункт 1 статьи 12 Закона).

Факт выдачи свидетельства о поверке является подтверждением технических характеристик прибора и пригодности его к применению. В свидетельстве о поверке отражается, в частности, дата последней поверки такого средства (статья 13 Закона, пункт 1.7 Порядка проведения поверки средств измерений, утвержденного приказом Госстандарта РФ от 18.07.1994 N 125).

Из акта освидетельствования на состояние алкогольного опьянения Т.Ю. следует, что примененное техническое средство "Алкотест 7410 ПЛЮС" с заводским номером ARZN-0162 имеет дату последней поверки 17 февраля 2010 г., пределы допускаемой абсолютной погрешности прибора - 5% (0,03 мг/л) (л.д. 8). Таким образом, указанный анализатор паров этанола в выдыхаемом воздухе является средством измерения утвержденного типа, прошедшим поверку, и, следовательно, допущенным к применению.

При этом отсутствие конкретного средства измерения в каком-либо перечне зарегистрированных технических средств измерения не свидетельствует о том, что оно не соответствует требованиям указанного Закона.

Ссылки на то, что Т.Ю. не знал об абсолютной погрешности указанного прибора, необоснованны, поскольку этот показатель был указан в акте, с которым он ознакомился (л.д. 8). Кроме того, уменьшение показаний Алкотеста на величину этой погрешности значительно превышает предельно допустимый уровень паров этанола в выдыхаемом воздухе, установленный примечанием к ст. 27.12 КоАП РФ.

Доводы жалобы о фальсификации подписей Т.Ю. на всех процессуальных документах, какими-либо доказательствами не подтверждаются. Кроме того, эти доводы опровергаются содержанием жалоб заявителя, из которых, в частности, следует, что он отказывался от подписания документов, но сотрудники милиции заставили его это сделать под угрозой задержания автомобиля (л.д. 24). Вместе с тем факты незаконных действий сотрудников милиции также ничем объективно не подтверждаются.

В жалобе также приводятся доводы о том, что настоящее дело рассмотрено мировым судьей, а впоследствии и судьей вышестоящего суда с нарушением установленного законом срока. Эти доводы следует признать несостоятельными.

Дело поступило к мировому судье 14 апреля 2010 г., постановление вынесено 23 апреля 2010 г. (л.д. 2, 12). Следовательно, установленный ст. 29.6 КоАП РФ 15-ти дневный срок рассмотрения дела мировым судьей не нарушен. В соответствии с ч. 1.1 ст. 30.5 КоАП РФ, введенной в действие с 04 мая 2010 г. Федеральным законом от 30.04.2010 N 69-ФЗ, жалоба на постановление по делу об административном правонарушении подлежит рассмотрению в двухмесячный срок со дня ее поступления со всеми материалами дела в суд, правомочный рассматривать жалобу. Жалоба поступила в районный суд 21 июня 2010 г., рассмотрена - 06 июля 2010 г. (л.д. 23, 40), то есть в пределах установленного законом двухмесячного срока.

Таким образом, выводы судебных инстанций о наличии в действиях Т.Ю. состава административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.8 КоАП РФ, подтверждаются доказательствами, основаны на правильном применении закона с соблюдением предусмотренного КоАП РФ порядка применения мер административного принуждения, наказание назначено с соблюдением требований ст. 3.8 и ст. 4.1 КоАП РФ в минимальном размере.

Руководствуясь ст. 30.13, п. 1 ч. 2 ст. 30.17 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 1 Дзержинского района г. Перми от 23 апреля 2010 г. и решение судьи Дзержинского районного суда г. Перми от 06 июля 2010 г. по делу об административном правонарушении в отношении Т.Ю. оставить без изменения, а его жалобу, рассмотренную в порядке надзора, - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Пермского краевого суда

П.Н.СУРКОВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь