Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 27 сентября 2010 г. по делу N 4а-2583/10

 

Заместитель председателя Московского городского суда Колышницына Е.Н., рассмотрев надзорную жалобу С. на постановление мирового судьи судебного участка N 345 Хорошевского района г. Москвы от 17 мая 2010 года и решение судьи Савеловского районного суда г. Москвы от 21 июля 2010 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 345 Хорошевского района г. Москвы от 17 мая 2010 года С. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 1 год 6 месяцев.

Решением судьи Савеловского районного суда г. Москвы от 21 июля 2010 года указанное выше постановление мирового судьи оставлено без изменения, а жалоба С. - без удовлетворения.

В надзорной жалобе С. просит об отмене названных судебных решений и прекращении производства по делу, ссылаясь на то, что мировой судья необоснованно рассмотрел дело в его отсутствие, не уведомив его о дате и времени судебного заседания и нарушив его право на непосредственное участие в рассмотрении дела; показания допрошенных в ходе рассмотрения дела свидетелей имеют ряд противоречий, которые не устранены в рамках судебного разбирательства; порядок направления на медицинское освидетельствование был нарушен, поскольку понятые при совершении данного процессуального действия не присутствовали, что подтверждается их показаниями, более того, требование сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования являлось незаконным, так как в соответствующем протоколе не указаны основания для применения данной меры обеспечения производства по делу; при составлении протокола о направлении на медицинское освидетельствование ему не были разъяснены положения ст. 51 Конституции РФ, что исключает возможность его использования в качестве доказательства; показания инспекторов ГИБДД необоснованно признаны доказательствами по делу, так как, будучи должностными лицами, они могут иметь служебную заинтересованность в исходе дела; при допросе свидетелей мировым судьей было нарушено право его (С.) защитника на участие в их допросе, ответы свидетелей на вопросы защитника в обжалуемом постановлении не отражены и не получили оценки; в его отсутствие в протокол об отстранении от управления транспортным средством и в протокол об административном правонарушении были внесены изменения, с которыми его не ознакомили, копии измененных протоколов не вручили; дело и жалоба рассмотрены судебными инстанциями без соблюдения требований, предусмотренных ст. 24.1 КоАП РФ, в качестве доказательств признаны только материалы, представленные инспекторами ГИБДД, а его объяснения должным образом не исследованы.

Проверив материалы дела об административном правонарушении, изучив доводы надзорной жалобы, нахожу состоявшиеся по делу судебные решения законными и обоснованными.

При рассмотрении дела мировым судьей установлено, что 28 марта 2010 года в 13 часов 50 минут С. следовал на автомобиле "<...>" государственный регистрационный знак <...> в районе дома <...> по <...> проспекту г. <...> с признаками опьянения (запах алкоголя изо рта, изменение цвета кожного покрова, тремор рук), не выполнил законное требование сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, совершив тем самым административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ.

В соответствии со ст. ст. 26.2, 27.12 КоАП РФ для подтверждения факта управления транспортным средством в состоянии опьянения водитель, у которого были выявлены признаки опьянения, подлежит направлению на медицинское освидетельствование. В отношении С. медицинское освидетельствование проведено не было, поскольку согласно протоколу о направлении на медицинское освидетельствование он от его прохождения отказался.

Факт совершения С. административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, и его виновность подтверждены совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывает, а именно: протоколом об административном правонарушении, в котором изложено существо нарушения; актом освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, согласно которому С. от прохождения такого освидетельствования отказался; протоколом о направлении на медицинское освидетельствование, из которого следует, что основанием для направления С. на медицинское освидетельствование послужило наличие у него признаков опьянения - запах алкоголя изо рта, резкое изменение окраски кожных покровов лица, тремор рук, при этом, С. в присутствии двух понятых отказался от прохождения медицинского освидетельствования; протоколом об отстранении от управления транспортным средством; рапортом инспектора ГИБДД; показаниями допрошенных в ходе судебного разбирательства при рассмотрении дела мировым судьей инспекторов ГИБДД Б., Ч. и З., а также понятых К. и В., а потому вывод мирового судьи о наличии в действиях С. административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, является правильным.

Довод С. о том, что мировой судья необоснованно рассмотрел дело в его отсутствие, не уведомив его о дате и времени судебного заседания и нарушив его право на непосредственное участие в рассмотрении дела, не может повлечь отмену состоявшихся по делу судебных решений. Из материалов дела следует, что С. уведомлялся о рассмотрении дела 26 мая 2010 года в 16 часов 00 минут повесткой (л.д. 59). Между тем рассмотрение дела было перенесено на 19 мая 2010 года в 16 часов 30 минут, при этом мировым судьей были предприняты надлежащие и возможные меры к извещению о том С. по телефону, что положительных результатов не дало. Учитывая указанное обстоятельство, а также то, что, принимая участие в судебном заседании ранее (22 апреля 2010 года и 04 мая 2010 года), С. от дачи объяснений отказался и доверил представление своих интересов защитнику Щ., мировой судья счел возможным в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 25.1 КоАП РФ рассмотреть дело в отсутствие С. при том, что его защитник Щ. против этого не возражал. Ставить под сомнение данный вывод мирового судьи оснований не имеется.

Кроме того следует принять во внимание, что С. присутствовал в судебных заседаниях, состоявшихся до рассмотрения дела по существу, свою позицию относительно обстоятельств инкриминируемого ему деяния выразил через своего защитника при рассмотрении дела мировым судьей, участвовал в исследовании доказательств, а также С. совместно со своим защитником принимал участие в рассмотрении судьей районного суда жалобы на постановление мирового судьи. Таким образом, его право на непосредственное участие в рассмотрении дела нарушено не было.

Довод С. о том, что показания допрошенных в ходе рассмотрения дела свидетелей противоречат друг другу и материалам дела, при этом имеющиеся противоречия не устранены в рамках судебного разбирательства, не может повлечь удовлетворение жалобы.

Так, С. утверждает, что показания инспектора ГИБДД Б. противоречат его объяснениям и показаниям понятых относительно участия последних при совершении процессуальных действий. Между тем, из материалов дела усматривается, что показания допрошенных в качестве свидетелей инспекторов ГИБДД и понятых последовательны, находятся в достаточном соответствии друг с другом и письменными материалами дела. Кроме того, необходимо учесть, что несоответствие одних доказательств другим не свидетельствует о наличии по делу неустранимых сомнений в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, а подлежит оценке по правилам, установленным ст. 26.11 КоАП РФ. Данное требование мировым судьей выполнено, оценка, данная им собранным по делу доказательствам, является надлежащей и сомнений не вызывает. При рассмотрении дела об административном правонарушении все собранные по делу доказательства судья оценивает по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела в совокупности.

Также С. утверждает, что показания сотрудника ГИБДД Ч. о том, что он (С.) был передан для оформления административного материала инспектору ДПС Б. в 13 часов 15 минут, не совпадает со сведениями о времени его (С.) отстранения от управления транспортным средством (13 часов 20 минут), изложенными в соответствующем протоколе. Данное утверждение не может быть принято во внимание, так как отстранение от управления транспортным средством как процессуальное действие не подразумевает его совершение непосредственно после остановки транспортного средства.

С доводом С. о том, что порядок направления на медицинское освидетельствование был нарушен, поскольку понятые при совершении данного процессуального действия не присутствовали, что, по мнению С., подтверждается их показаниями, согласиться нельзя. Согласно протоколу о направлении на медицинское освидетельствование данная мера обеспечения производства по делу, равно как и другие, применялись к С. в соответствии с требованиями ст. 27.12 КоАП РФ, в присутствии понятых В. и К., что удостоверено их подписями в соответствующих графах протокола, а также подписью самого С., который, подписывая все протоколы, не сделал каких-либо замечаний относительно недостоверности записей о понятых. Изложенное в совокупности с показаниями сотрудника ГИБДД Б., который утверждал, что С. отказался от прохождения медицинского освидетельствования в присутствии двух понятых; показаниями понятых, в частности, понятого В., который категорически настаивал, что С. в его присутствии отказался от прохождения медицинского освидетельствования; а также тем обстоятельством, что при проверке доводов жалобы С. не отрицал факт отказа от прохождения медицинского освидетельствования и наличия при этом понятых, свидетельствует о несостоятельности рассматриваемого довода и соблюдении порядка направления С. на медицинское освидетельствование. Нарушений, которые могли бы являться безусловным основанием к отмене состоявшихся по делу судебных решений, не установлено.

В надзорной жалобе С. также заявляет о нарушении порядка направления на медицинское освидетельствование в связи с тем, что требование сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования являлось незаконным, так как в соответствующем протоколе не указаны основания для применения данной меры обеспечения производства по делу. Между тем, материалы дела, напротив, свидетельствуют о законности требования сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования, поскольку основанием к тому явились имеющиеся у С. признаки опьянения - запах алкоголя изо рта, резкое изменение окраски кожных покровов лица, тремор рук, которые согласно "Правилам освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов", утвержденным Постановлением Правительства РФ от 26.06.2008 N 475, уже являлись достаточными для направления С. на медицинское освидетельствование на состояние опьянения. Кроме того, из представленных материалов следует, что С. было предложено пройти освидетельствование на состояние алкогольного опьянения, однако, оно проведено не было, потому как С. от его прохождения отказался, что подтверждается содержанием акта освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, ставить под сомнение достоверность которого оснований не имеется. То обстоятельство, что отказ от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения не указан в качестве основания для направления на медицинское освидетельствования в соответствующем протоколе, не является нарушением, а потому не свидетельствует о незаконности требования сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования, равно как и не влечет признание соответствующего протокола недопустимым доказательством по делу. Протокол о направлении на медицинское освидетельствование составлен уполномоченным на то должностным лицом с соблюдением требований КоАП РФ и содержит достаточно сведений по факту применения к С. означенной меры обеспечения производства по делу. В том числе, в протоколе перечислены основания для направления С. на медицинское освидетельствование, в качестве каковых указаны наличествующие у него признаки опьянения.

Довод С. о том, что при составлении протокола о направлении на медицинское освидетельствование ему не были разъяснены положения ст. 51 Конституции РФ, что исключает возможность его использования в качестве доказательства, не основан на законе. Из материалов дела следует, что положения ст. 51 Конституции РФ, так же как и процессуальные права, предусмотренные ст. 25.1 КоАП РФ, были разъяснены С. при составлении протокола об административном правонарушении, что удостоверено его подписью. Нормами КоАП РФ не предусмотрено разъяснение лицу, в отношении которого применятся мера обеспечения производства по делу, положений ст. 51 Конституции РФ.

Довод С. о том, что показания сотрудников ГИБДД необоснованно признаны доказательствами по делу, так как, будучи должностными лицами, сотрудники ГИБДД могут иметь служебную заинтересованность в исходе дела, несостоятелен. При рассмотрении дел об административных правонарушениях, а также по жалобам и протестам на постановления по делам об административных правонарушениях, в случае необходимости, не исключается возможность вызова в суд должностных лиц для выяснения возникших вопросов. При этом согласно требованиям ст. 25.6 КоАП РФ свидетелем по делу об административном правонарушении может являться любое лицо, которому известны фактические данные, на основе которых судья устанавливает наличие или отсутствие административного правонарушения. Как видно из материалов дела, инспектора ГИБДД Б., Ч. и З. были вызваны мировым судьей в качестве свидетелей для выяснения обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, что не противоречит нормам КоАП РФ, и были допрошены в судебном заседании с соблюдением процессуальных требований КоАП РФ. Оснований не доверять показаниям указанных лиц не имеется, они обоснованно признаны мировым судьей достоверным и допустимым доказательством.

По утверждению С., при допросе свидетелей мировым судьей было нарушено право его защитника на участие в их допросе, ответы свидетелей на вопросы защитника в обжалуемом постановлении не отражены и не получили оценки. Данное утверждение нельзя принять во внимание, поскольку каких-либо объективных данных, которые могли бы свидетельствовать о его обоснованности, в материалах дела не имеется и заявителем в надзорной жалобе не приведено.

Довод С. о том, что в его отсутствие в протокол об отстранении от управления транспортным средством и в протокол об административном правонарушении были внесены изменения, с которыми его не ознакомили, копии измененных протоколов не вручили, не может являться основанием для отмены состоявшихся по делу судебных решений. Из протокола об административном правонарушении (л.д. 3) усматривается, что в день составления 28 марта 2010 года в него было внесено исправление в графе "место нарушения", а именно, "<...> ш." исправлено на "<...> просп.", что оговорено и зафиксировано инспектором ГИБДД Б. как в самом протоколе, так и в рапорте (л.д. 8). Данное исправление не явилось существенным изменением в описании события административного правонарушения, которое могло бы повлечь нарушение права С. на защиту, либо повлиять на квалификацию его действий, тем более, что сам С. не высказывал какие-либо возражения по факту того, что совершение правонарушения ему вменяется по указанному в протоколе адресу. Исправление даты составления протокола об отстранении от управления транспортным средством вовсе не повлияло на существо инкриминируемого С. деяния. Протоколы об административном правонарушении и об отстранении от управления транспортным средством составлены с соблюдением требований, предусмотренных ст. ст. 28.2, 27.12 КоАП РФ, соответственно, уполномоченным на то должностным лицом, существенных нарушений, которые могли бы повлечь признание их недопустимыми доказательствами по делу, не имеется.

С доводом С. о том, что дело и жалоба рассмотрены судебными инстанциями без соблюдения требований, предусмотренных ст. 24.1 КоАП РФ, в качестве доказательств признаны только материалы, представленные сотрудниками ГИБДД, а его объяснения должным образом не исследованы, согласиться нельзя. Из материалов дела следует, что к выводу о виновности С. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, судебные инстанции пришли на основании всесторонне, полно и объективно исследованных доказательств по делу, которые приведены выше, и с учетом всех обстоятельств, имеющих значение для его правильного разрешения. Достоверность и допустимость названных доказательств, включая объяснения и доводы С., а также его защитника проверены, им дана надлежащая и мотивированная оценка по правилам, установленным ст. 26.11 КоАП РФ, которую подвергать сомнению оснований не имеется. Судья районного суда при рассмотрении жалобы на постановление мирового судьи проверил дело в полном объеме в соответствии со ст. 30.6 КоАП РФ, вынес законное и обоснованное решение.

Надзорная жалоба не содержит доводов, влекущих отмену обжалуемых судебных актов.

При назначении наказания мировой судья учел личность виновного, характер совершенного административного правонарушения, объектом которого является безопасность дорожного движения. Административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 3.1, 3.8, 4.1 КоАП РФ в пределах санкции ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ. Срок давности и порядок привлечения к административной ответственности не нарушены.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17, 30.18 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 345 Хорошевского района г. Москвы от 17 мая 2010 года и решение судьи Савеловского районного суда г. Москвы от 21 июля 2010 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, в отношении С. оставить без изменения, надзорную жалобу С. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

Е.Н.КОЛЫШНИЦЫНА

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь